Search found 367 matches

Author Message

Nik_dk

Post 11-Jul-2018 07:37

[Quote] 

Рассказ понравился

parabellum

Post 30-Jul-2017 00:39

[Quote] 

Часть первая. Животные инстинкты.
То утро ничем не отличалось от обычного летнего утра в нашем поместье на южном побережье Сицилии. Проснулась я, по обыкновению, поздно, около десяти утра. Понежилась в постели, лениво прикидывая планы на день. Потом потянулась к прикроватному столику, на котором уже стояла чашечка свежесваренного эспрессо и круассан. Хм, новая горничная быстро схватывает науку, надо бы намекнуть отцу, чтобы поднял ей жалованье. Но ненамного – сегодняшняя молодежь принимает доброту за слабость, и быстро наглеет. Наскоро покончив с мини-завтраком, отправилась в душ – солнце жарило немилосердно, открытые на ночь окна уже впустили дневную жару в комнату, и мне хотелось освежиться.
Вода струилась по моему телу, пробегая от макушки, по лицу; образуя ручеек между грудей, стекала к пупку, а затем сквозь кучерявый треугольничек на лобке – приятно стекала по интимным губкам, и далее вниз, к ногам. Я начала поглаживать руками грудь, сосочки мгновенно ответили взаимностью, заторчали, по телу пробежала волна предвкушения. Низ живота обволокла приятная истома. Я села на пол, и продолжая гладить одной рукой грудь и живот, в другую взяла душ, и принялась поливать свою киску, слегка раздвинув ножки. Вскоре вода завела меня настолько, что пришлось ускорить оргазм, помогая себе пальчиками. Я теребила набухший горячий клитор, вводила пальцы во влагалище, жадно чмокавшее смазкой, поглаживала анус, даже похлопывала себе по срамным губкам. Все эти манипуляции очень скоро привели к ожидаемому результату – меня выгнуло дугой на полу душа, тело пронизало разрядом наслаждения, я застонала, перекрикивая негромко шумящую воду. Киска запульсировала, пальцы все еще машинально поглаживали ее изнутри, продлевая оргазм, из киски захлюпало еще больше.
Сильно сжимая и массируя грудь, я просидела так еще пару минут, дожидаясь, пока пройдет дрожь в ногах. Затем подмылась, и, не вытираясь, завернулась в белоснежный халат. Прошлепала босиком со второго этажа виллы на первый, на кухню. Апельсиновый сок после такого «бодрого утра» - самое оно. Сок нашелся в холодильнике, стакан – в шкафчике. Зашла к себе в комнату, забрала с прикроватного столика планшет, и со стаканом апельсинового сока прошла на террасу. На террасе стоял столик, пара плетеных стульев, и большой зонтик от солнца. Я заняла один из стульев, сев так, чтобы хорошо было видно сад, конюшню, гараж – в общем, все то, что находилось на заднем дворе нашего поместья.
Ох, я же не представилась. Исправлю это упущение – меня зовут Эвелин Милфорд, я дочь Артура Милфорда, владельца сети супермаркетов «M-Market». Мне 29 лет, благодаря папиным деньгам я нигде не работаю, хоть и имею высшее экономическое образование.
Родители уехали в круиз по Средиземному морю на три недели, оставив меня присматривать за домом в их отсутствие. Хоть это особо и не требовалось – дворецкому папа доверяет как себе, водитель отправился в отпуск, горничная свое дело знает, хоть и устроилась незадолго перед отъездом родителей. Садовник, тот приходит утром и вечером, поухаживать за лошадьми, и полить пышные заросли роз. В общем – скукотища невыносимая. Многочисленные друзья из соцсетей, на самом деле хотят дружить с моими финансовыми возможностями, вечеринки и клубы уже надоели, все одно и то же. Из развлечений разве что поездки по магазинам в город, да занятия верховой ездой, которой я обучаюсь прямо у нас на подворье. Кстати, сегодня после обеда должен прийти инструктор, молодой парень, лет 30-35. Папе очень пришлось по душе его резюме, он был каким-то там чемпионом по скачкам, хотя мне он нравился не очень – слишком просто выглядел, был немногословен, местами проскакивала нецензурная речь. В общем, с лошадьми он ладил больше, чем со мной, и я почти не общалась с ним на отвлеченные темы.
Увлекшись интернетом, я не заметила, как пролетело три часа. В халате стало жарко, и я давно сменила его на легкие белые шорты (без трусиков под ними) и белый же спортивный лифчик, с трудом налезший на мою грудь 4-го размера, и придавший ей очень привлекательную форму.
Сзади послышались шаги, и негромкое покашливание.
- Добрый день, мисс Милфорд.
Я обернулась. На входе на террасу стоял Мануэль – инстуктор верховой езды. На нем была клетчатая светлая рубашка навыпуск, темные длинные шорты, и черная бейсболка. Ростом он был немного выше меня, поэтому когда я повернулась к нему, ему открылся вид на мое декольте, груди слегка качнулись, и он стыдливо отвел взгляд.
- Добрый день, Ману. Хочешь чего-нибудь выпить?
- Спасибо, мисс Милфорд, может быть немного позже. Вы готовы к занятиям?
Я оглядела себя, и решила, что переодеваться не стоит.
- Да, давай приступим.
Мы спустились с террасы к конюшне, Мануэль зашел внутрь, и через несколько секунд послышалось цоканье копыт нашего Зевса – черного, как смола, породистого жеребца трех лет от роду. Помню, папа купил его за какие-то бешеные деньги, за которые можно было купить новый Порше.
Мануэль отдал мне поводья, и собрался вернуться за седлом, но я его остановила.
- Ману, давай сегодня попробуем без седла.
Он, секунду поколебавшись, согласился.
- Хорошо, давайте попробуем что-то новое.
Он помог мне взобраться на коня, подставив сложенные в замок руки перед собой. Я еще никогда не ездила без седла, поэтому, как только оказалась на Зевсе, оценила свои ощущения. Жеребец переминался с ноги на ногу, поигрывая мышцами, и я чувствовала это своими ногами, попой, и промежностью. Меня начало заводить это поигрывание, но тем временем мы вышли на тропинку и Мануэль, слегка хлопнул Зевса по крупу.
- Не позволяйте ему слишком разгоняться, мисс Милфорд, без седла немного сложнее удержаться на лошади.
- Хорошо, Ману, я буду осторожна – соврала я. Мне нравилась скорость, в любых ее проявлениях, будь то мотоцикл, машина, самолет, или же молодой резвый жеребец, скачущий под тобой. Мои ноги крепче обняли бока Зевса, и мы небыстрым шагом потрусили по мощеной дорожке вглубь сада. Мне почему-то пришел в голову образ амазонки, девы-воительницы, полуобнаженной, скачущей по лесу на диком мустанге.
Я чуть приободрила пятками Зевса и он перешел на галоп. Я подпрыгивала на его спине, хлопая попой по его мышцам. И стоило мне на долю секунды представить мускулистое мужское тело, на котором я вот так же прыгала бы, насаживаясь жаркой киской на багровый мужской ствол, как я мгновенно взмокла. Вместо жеребца я представила одного моего сокурсника по университету – подтянутого, симпатичного, и чертовски сексуального. Образ был настолько яркий, что я даже приостановила моего жеребца, развернула его, и поскакала назад, с одной только мыслью – сейчас же в душ! Не дать образу и ощущениям исчезнуть, я хочу кончить как можно скорее! Мои груди подпрыгивали в такт скачкам молодого животного, шортики промокли от лошадиного пота и моих соков. Подъезжая к конюшне я уже едва сдерживала стон, закусила губу. Не дай бог еще этот мужлан Мануэль заметит мое состояние, будет потом обсуждать в баре с друзьями как молодая богатая шлюшка возбудилась от езды верхом.
- Мануэль, я вдруг вспомнила, что мне нужно проверить состояние дел в одном из папиных магазинов, давай перенесем занятие на завтра.
Мануэль пожал плечами:
- Как скажете, мисс. Вы даже не дали Зевсу как следует размяться.
- Ничего, завтра я дам ему волю, наскачемся на всю катушку. – быстрее же проваливай, недоумок, пронеслось у меня в голове. Я уже подрагивала от желания.
- Хорошо, дружок, пойдем в стойло – Мануэль, поглаживая Зевса по шее, повел его в конюшню.
Я же, скрестив ноги, сжала промежность, закатывая глаза от удовольствия, стояла у ворот. Я не услышала, как Мануэль вернулся от стойла, и подойдя вплотную ко мне, прижал мне к лицу какую-то тряпку. Я не успела даже испугаться – накатывающее желание, изумление, гнев – вот что успело пронестись у меня в сознании. На испуг времени не хватило – я провалилась в небытие.
Не знаю, сколько времени я была в отключке, но за это время меня успели переместить внутрь конюшни, раздеть, привязать к какому-то деревянному ящику, завязать глаза моим лифчиком, заткнуть рот (больной ублюдок!!) моими же шортами (я почувствовала запах своей киски – это однозначно были шорты). Я попробовала пошевелиться, но очень быстро поняла, что вырваться не удастся. Я лежала животом вниз на чем-то твердом, но не холодном – возможно, это был ящик из-под зерна, которым кормили Зевса. Руки были связаны внизу, я как бы обнимала этот ящик, ноги были согнуты и тоже подвязаны немного вверху. Получилась этакая поза всадницы на коне, только на деревянном.
«Вот это покатались!», подумала я.
- Надо же, кто это у нас тут? – послышался сзади голос Мануэля – Девочка оседлала не того жеребца! – он хохотнул.
- Отпусти меня, мразь! – крикнула я. Ну, вернее, план был именно такой. На деле же получилось жалкое мычание.
- Я вас не расслышал, мисс, уж простите.
- Я тебя убью, скотина! Отпусти меня немедленно! – продолжала мычать я, но его это, похоже, только еще больше развеселило.
- Ты думала, ты хозяйка всего мира, сучка? – теперь он, видимо, сидел на корточках передо мной, потому что он выкрикнул это мне в лицо, - Теперь ты моя лошадка. И у меня есть кое-что для тебя!
Он отошел, а у меня начали подниматься дыбом волосы. Нас никто не слышит, в усадьбе практически никого нет – горничная уехала за покупками к ужину, дворецкий в это время обычно дремлет, или смотрит телевизор у себя в каморке. То есть, как минимум пару часов меня никто не хватится.
Мои размышления прервал свист кнута, и поперек моей попки вспухла красная полоса. Я взревела! Слезы сами брызнули из моих глаз, даром что глаза были закрыты. Снова удар! Я сжала ягодицы, но это ничего не дало. Удары сыпались один за другим, этот изверг после каждого удара осыпал меня неприличными ругательствами, из которых «Шлюха» и «Похотливая сучка» были еще более менее пристойными. Я уже не вскрикивала, а подвывала, насколько позволял кляп во рту! В голове красной, кровавой надписью вспыхивало слово «Убить!». Наконец удары стихли. Попка пульсировала в такт сердцебиению, ноги мелко дрожали.
- Теперь перейдем к более приятным процедурам. – снова послышался голос моего палача.
Вжикнула молния на его шортах, и в мою исхлестанную киску вонзился его член. Он крепко сжал меня за талию, и принялся методично вгонять в меня свой ствол. Господи, это не член, а какая-то дубинка! Она разрывала меня, с каждым ударом помимо боли принося чуточку наслаждения. Бугорки вен на его орудии выжимали из моей киски все новые и новые соки, и вот уже через минуту вся моя пещерка хлюпала смазкой в такт его усилиям. Он хлопал своим лобком по моей истерзанной попке, но постепенно боль утихала, заменяясь вновь разгорающимся желанием.
«Черт возьми, Эвелин, ты что – хочешь его?» - возмутился внутренний голос!
«Хочу оргазма, хоть от него, хоть от кого угодно, неважно. Если я сейчас не кончу, то сойду с ума. Да хоть от коня!». На последней мысли меня передернуло. Такого я не ожидала от себя. Нет-нет-нет, прочь такие образы, фу!
Мануэль, несколько раз засадив мне так, что я вскрикнула, вдруг выдернул свой член из моей уже вхлам раздолбанной киски. Я застонала, требуя продолжения. Он вдруг похлопал меня по попке, провел пальцами по опухшим половым губкам и сказал:
- Никуда не уходи, шлюшка, у меня есть одна идея!
Я услышала щелчок щеколды. Это мог быть только один вариант - открылась дверь стойла Зевса. Он что, хочет украсть коня? Да и хрен с ним, с конем, только пусть меня дотрахает до оргазма. Боже, это было невыносимо, боль и наслаждение смешались в одно обволакивающее чувство, разгоряченное тело требовало члена внутрь, и побольше, и порезче!
Послышалось негромкое цоканье копыт, но, к моему ужасу (или радости), звук не удалялся в сторону ворот. Звук приближался. Зевс фыркнул, и на мою попку упали капельки его слюны.
«Нет, не может быть! Это кошмар, Эва, проснись, проснись немедленно!» разрывался внутренний голос.
Потом к моей киске прикоснулось нечто. Нечто горячее, даже в эту июньскую жару. Твердое. И очень большое. Мануэль направил конский хуй прямо в мою несчастную дырочку. Зевс снова фыркнул, и буквально насадил меня на свой нечеловеческих размеров фаллос. Я почувствовала, что у меня перехватывает дыхание. Он был больше, чем все члены, когда либо бывавшие в моем лоне, вместе взятые. Головка раздвигала мои чавкающие губки, пропуская этого монстра внутрь. Я сама не ожидала, что туда может поместиться такой гигант. Сама ситуация была аб сурдной до предела, и в моем мозгу что-то переключилось. Чтобы не сойти с ума, я начала воспринимать это как бы со стороны.
Вот молодую красивую девушку насилует здоровый конь. Он поставил передние ноги на два более мелких ящика, чтобы не ложиться на нее всем весом. Его пятидесятисантиметровый орган не может проникнуть в лоно девушки полностью, поэтому ей больно и приятно, когда толстая головка упирается в стенку киски, пытаясь разорвать ее. Зевс не останавливаясь, долбит эту сексуальную, истекающую смазкой и слезами девушку. Ей очень приятно и немного больно от таких размеров и такого животного напора. Она пытается подмахивать, насколько позволяют крепкие кожаные ремни, приковавшие ее к импровизированному стойлу. Уже не осталось стыда и страха, есть только похоть, животная похоть, желание быть взятой сильным самцом. Она хотела бы раздвинуть ноги еще шире, чтобы конские яйца били ее по клитору, по ногам. Ногтями она скребет ящик, к которому прикована, одновременно желая достичь оргазма, и в то же время – чтобы эта сладкая пытка не прекращалась. Рядом стоит мужчина, и одной рукой держит девушку за волосы, а другой крепко сжимает свой торчащий мощный хуй, надрачивает багрово-красную, блестящую от смазки, головку.
В реальность меня вернул всепоглощающий, мощный оргазм. Я задергалась, ноги инстинктивно попытались сомкнуться, все мои мышцы свело судорогами, как будто разрядом электрического тока. Зевс, сделав еще несколько сильных толчков, излился в меня горячим мощным потоком, доведя меня до верха наслаждения. Никогда ранее я так не кончала. Я попыталась насадить себя еще сильнее на этот фонтан спермы. Меня мелко трясло, я царапала ногтями ящик, слезы наслаждения текли из моих глаз, ни за что на свете я не хотела бы чтобы этот, воистину конских размеров, член, выходил из меня. Киска жадно обнимала его своими губками, пульсировала, выжимала последние капли спермы, наслаждаясь каждой секундой оргазма, каждой жилкой этого превосходного, звериного органа.
На мою левую щеку брызнула теплая липкая струя – это Ману тоже достиг пика, и теперь орошал мое лицо своим семенем, проводя горячей надроченной головкой по моему носу, щекам, по шее. Его рука, все еще держащая меня за волосы, тоже заметно вздрагивала. Я услышала глухой полу-стон, полу-рычание, сорвавшееся с его губ.
Тем временем, опавший, но все еще толстый член жеребца выпал из моего лона, и оттуда по ногам потекла теплая, терпко пахнущая сперма моего дикого насильника.
- Вот теперь, я думаю, урок окончен, мисс Милфорд. – прошептал мне прямо в ухо мой палач. – Уверен, вы захотите отомстить мне за поруганную честь, и все такое. Так вот – не пытайтесь меня искать. Уже сегодня вечером меня не будет не только в городе, но и вообще в Европе. И, как вы уже наверное догадались, зовут меня совсем не Мануэль.
Он напоследок снова протянул меня кнутом по попке, но на волне оргазма, это было даже не больно, а скорее, добавило некоторую остроту в общую картину блаженства. Не помню, сколько я так пролежала, содрогаясь в экстазе. После прихода всех чувств в норму, я обнаружила, что узлы на руках немного расслаблены, и смогла освободить сначала руки, затем глаза и рот. Чтобы развязать ноги, пришлось немного повозиться.
На дрожащих подкашивающихся ногах я доковыляла до террасы. Капая на пол конской и человеческой спермой, поднялась на второй этаж, и обессилено опустилась на пол в душе, перед этим открыв воду на всю.
Меня все еще трясло от злости, но я понимала – искать этого мерзавца и вправду не стоит. Иначе как объяснить отцу мое стремление найти этого человека. «Но согласись, это были непередаваемые ощущения, Эва!» - снова возник внутренний голос.
Стыд, унижение, боль, кайф, страх, гнев – адская смесь чувств, которая чуть не сожгла мое сознание. Повторить такое – это вряд ли, но вот вспоминать, переживать заново, я буду еще неоднократно, и моя киска и мои пальчики будут помогать мне в этом с огромным, диким, животным удовольствием.
Конец первой части. 14.05.2016.

GerasimTMN72

Post 15-Dec-2016 06:43

[Quote] 

Летние Олимпийские игры 1980 купить: http://marka-pochtoi.ru/catalog/152/8398/

GerasimTMN72

Post 15-Dec-2016 06:41

[Quote] 

Набор монет города-столицы в продаже: http://marka-pochtoi.ru/catalog/496/8228/

luisluis

Post 11-Jun-2015 13:44

[Quote] 

Мой самый лучший секс с матерью Когда умер отец, я стал в нашей семье за старшего. Мать очень тяжело перенесла смерть отца. Она несколько дней находилась полностью в отрешенном состоянии, не хотела никого слышать, а просто сидела в комнате, уткнувшись в одну точку. Все заботы о похоронах мне пришлось взять на себя. Я уже был достаточно взрослым (было мне 17 лет), поэтому я все сделал самостоятельно. Мама же даже на похоронах была полностью безучастна. Однако все резко изменилось, когда стали опускать гроб в могилу. Мама как будто очнулась ото сна, принялась рыдать и тянутся к гробу. Мне пришлось держать ее, чтобы она не свалилась в могилу. Все родственники смотрели на нее, как на сумасшедшую, вот только они не понимали, какое это для нее горе.
Прошло уже два года с того дня, как мы лишились отца и мужа в одном лице. Мама более-менее успокоилась и продолжила жить своей жизнью. Мне пришлось забыть об учебе в университете, и отправиться работать на завод. Работы всегда было много, поэтому домой я приходил уставший, и я просто добирался до кровати и засыпал. Мать работала на почте почтальоном и так же много уставала, но всегда, когда я приходил с работы, на столе всегда стоял свежеприготовленный ужин.
Дни текли один за другим, но только один вечер изменил всю мою жизнь, позволив взглянуть на мою маму по-новому.
В тот вечер я как обычно вернулся после работы и в одиночестве поужинал на кухне. Мама в это время сидела в своей комнате. Она всегда проводила вечера в одиночестве и тишине. Поужинав, я отправился в душ, после которого я уставший отправился в комнату, разделся и лег спать. День на работе как обычно меня вымотал, поэтому, как только моя голова коснулась подушки, я практически мгновенно погрузился в крепкий сон.
Среди ночи я проснулся от странного ощущения. С одной стороны мне было очень приятно, а с другой – я испытывал какой-то дискомфорт. Мой член вовсю стоял, приподнимая одеяло. Это было совсем не странно. Я был молодым человеком и из-за тяжелой работы у меня очень редко были встречи с девушками. Поэтому очень часто я просыпался ночью от жуткого стояка и чтобы потом уснуть, мне приходилось дрочить, представляя себе какую-нибудь сексуальную девчушку, которая сначала мне отсасывает, а потом подставляет свою киску для проеба. Вот только в этот раз я ощущал не только стояк, но и ее приятные и нежные прикосновения к своему члену. Чьи-то нежные пальцы аккуратно пробегали по моему стволу, прикасаясь очень осторожно к головке, чтобы не доставить мне неудобство.
Я резко повернулся в кровати и включил свет лампы на прикроватной тумбочке. Яркий свет лампы озарил комнату, ослепив меня на короткий срок. Постепенно белое пятно у меня перед глазами стало тускнеть, и я разглядел, что рядом со мной на кровати лежит моя мама. Она была одета в тонкую ночную рубашку, через которую просвечивалась ее обнаженная грудь. Мать увидела мои ошалелые глаза и решила что-то предпринять. Она прикоснулась легонько к моей руке и попросила расслабиться, ведь в этом нет ничего странного, что мама, которая всегда была рядом, и теперь хочет быть рядом с любимым сыном.
Моя мать всегда была привлекательной женщиной, поэтому всегда притягивала взгляды мужчин. Я так же заглядывался на нее, но никогда не воспринимал ее как объект сексуального вожделения. Однако сейчас я взглянул на маму совсем с другого ракурса. Свет лампы хоть и казался по первости очень ярким, но на самом деле был достаточно тусклым. И эти полутени, создаваемые лампой, мягко ложились на стройное тело моей матери. Мой взгляд скользнул от ее лица по груди и спустился еще ниже, туда, где через ткань ночной рубашки просвечивался треугольник черных волос.
Мама проследила за моим взглядом и прекрасно поняла, что я совсем не против того, чтобы продолжить начатое несколько минут назад действо. Мамина рука легко скользнула по моему обнаженному торсу. Мама гладила мой живот, ее пальцы скользили по кубикам пресса. Затем мама нагнулась вперед и поцеловала мой пупок. От нежного прикосновения ее бархатистых губ к моей коже у меня по всему телу побежали мурашки.
Мама медленно поднималась вверх, покрывая все мое тело поцелуями. Наконец ее глаза оказались на уровне моих, и губы матери впились в мои, даря мне наслаждение. Я приобнял мать за талию и нежно погладил бархатистую кожу через ткань ночной рубашки. Мама поддалась немного вперед, и ее язык проник в мой рот. Поцелуи становились все более страстными и я начал от этого возбуждаться. Мой член встал, выглянув из-под резинки трусов. Он так хотел ласки, которую совсем недавно дарили руки моей матери. Мама оттянула резинку моих трусов и член вырвался наружу представ во всей красе. Она взяла его в руку и сильно сжала у основания. От этого по моему телу пробежала приятная истома.
Мама оказалась очень продвинутой, и совсем не стеснялась ничего. Она самостоятельно спустилась вниз и взяла в рот мой стоящий член. Губы маминого рта обхватили мой член плотным кольцом, и я ощутил головкой хуя теплое дыхание, которое вырывалось из маминого ротика. Голова мамы начала медленно опускаться и подниматься, нанизываясь на мой член. Мне было очень приятно, даже не смотря на то, что отсасывала мне в этот момент именно моя мать. Мне так понравился этот минет, поэтому я решил тоже сделать маме приятное. Я приподнял ее, оторвав маму от занятия оральным сексом. Ночная рубашка медленно сползла с тела мамы, обнажая ее сексуальную грудь. Я прикоснулся руками к груди и ощутил, какая она упругая. Мои пальцы скользнули по соскам, и они тут же возбудились. Я приподнялся на кровати и припал губами к возбужденным соскам. Я лизал их языком, покусывал их зубами, и от всего этого мама стала томно стонать.
Мои руки все это время блуждали по телу мамы, уделяя особое внимание упругим ягодицам. Я сжимал руками мамину попку и наслаждался ее грудью, которая когда-то вскормила меня молоком. Мама стонала уже во весь голос.
Как я уже и сказал, похоже, мама совсем не отличалась скромностью в постели. Пока я был занят грудью матери, она очень ловко насадилась своей киской на мой член. Я даже в этот момент выпустил грудь матери изо рта и тихонько охнул. Мой член оказался в теплом и влажном влагалище, которое плотно обхватывало его у основания. Мама принялась аккуратно двигать своим тазом, возбуждая меня еще больше от этого. Я откинулся на подушку и закрыл глаза, наслаждаясь приятной еблей. Мама принялась скакать на моем члене, который то практически полностью выходил из ее пизды, то погружался в нее по самые яйца. Я стал слегка приподнимать таз, чтобы мой член еще глубже проникал в разгоряченную киску матери. Это ее очень сильно завело, и мать принялась еще более остервенело скакать на мне. Я чувствовал, что могу скоро кончить, но хотел еще продлить удовольствие. Поэтому я остановил свою мать и предложил ей лечь на бок. Она так и сделала, а я пристроился к ней сзади и вставил в нее член. При этом я обнимал ее и ласкал ее грудь.
Мы продолжали трахаться, лежа на боку и теперь я сам мог руководить процессом. Мне нравилось растягивать удовольствие, поэтому я то ускорял темп, то замедлял его. Я чувствовал, что моя мама находится уже на самом пике блаженства. Она стонала во весь голос и извивалась у меня в руках в такт нашей ебли. Мой член входил в ее теплую киску со всего размаха, и я ощущал, как моя мама поддается немного назад, чтобы полностью насадиться на мой дрын. Такая развратная ебля продолжалась еще минут пятнадцать. Наконец я ощутил, что уже больше не могу сдерживать себя и готов кончить. Об этом я прошептал маме на ушко, а она сказала, что хочет, чтобы я кончил ей на грудь. Мне эта идея тоже понравилась и я вышел из ее пизды, чтобы оросить свою мать спермой. Она повернулась на спину, а я встал рядом с кроватью и начал дрочить. Долго дрочить не пришлось, и я почувствовал, как волна блаженства растекается по моему телу. Из моего члена брызнула тугая струя спермы и ударилась в правую грудь матери. Затем полетела вторая, третья, четвертая струи спермы. Ее было так много, что я даже сам удивился. Мама размазывала сперму по своему телу, а потом слизывала ее остатки со своих пальцев. Это было самое феерическое завершение секса, которое у меня было до этого.
Я обессиленный упал на кровать рядом с матерью, и она принялась нежно гладить мое тело. Мой член быстро опадал, но из него все еще выделялась сперма. Мать опустилась ниже на кровати и принялась слизывать эти остатки моей кончи, нежно проводя язычком по головке хуя.
Наблюдая за всем этим, я понимал, что теперь у меня есть прекрасная возможность заниматься сексом с человеком, который меня по-настоящему любит.

GerasimTMN72

Post 25-Nov-2016 11:58

[Quote] 

Набор новых монет в продаже: http://marka-pochtoi.ru/catalog/496/8228/

Alessandrok

Post 15-Jan-2016 00:01

[Quote] 

Впервые я столкнулась с анальным сексом в 15 лет. Приключилась не очень приятная история: меня изнасиловал один парень, которого я, кстати, больше так никогда и не видела. Он лишил меня девственности одновременно в обоих моих интимных местах. Не скрою, мне было очень больно в тот момент ощутить в своей попке немалых размеров член. Он насиловал меня около часа, хотя уже минут через десять я совершенно не сопротивлялась и начала получать удовольствие. Мой анус понемногу привык к инородному телу в своих владениях и начал податливо принимать в себя нового гостя. В какой-то мере я благодарна этому человеку за то, что он дал попробовать мне то, чем и в зрелом возрасте не рискнут заняться многие женщины. Однако это ещё не всё. Так случилось, что я забеременела после этого инцидента и в свои шестнадцать лет стала мамой. У меня родилась чудесная доченька Ксюша. Природа щедро наградила её физической красотой, впрочем, как и меня. Сейчас ей 14 лет, а мне 30, и мы с ней будто две схожие капельки. Нас нередко принимают за сестёр. Мы не имеем друг от друга никаких тайн, секретов и стараемся найти общий язык в любых вопросах, в том числе и интимных. У нас дома часто бывают мужчины, ведь я женщина незамужняя и естественно они приходят непросто так. Я занимаюсь с ними сексом, причём очень разнообразным и длительным. Моя дочь знает об этом, и я отношусь к этому спокойно. Я никогда не выгоняю её из дома в такие часы, не запираю на ключ свою спальню. Я знаю, что она частенько подсматривает за моими постельными сценами. Я не вижу в этом ничего плохого. Пусть она лучше узнает это от меня, чем её кто-то изнасилует и причинит боль. Однажды мы с ней беседовали по поводу секса и моего отношения к нему. Ксюша задала мне при этом ключевой вопрос. Она спросила, почему я очень часто во время полового акта стою на коленях, и мужчины любят меня, сзади. Не скрою, я долго ждала подобного вопроса, так как не заметить того, что я занимаюсь анальным сексом, было невозможно. Мне невероятно нравится такой вид половых отношений. Я регулярно его практикую и хочу поделиться своими впечатлениями.
В первую очередь я хотела поведать об этом своей девочке. Она у меня ещё девственница. Лишиться её в своём обычном месте она сможет сама и без особых проблем и специальной подготовки. Совсем другое дело — её попка. Она очаровательна — пышная, упругая, совсем как у меня. Я просто обязана подготовить её к будущим испытаниям, которые, несомненно, её ожидают, поскольку такой зад долго незамеченным не остаётся. Уж это я знаю по себе. Минимум два-три раза в неделю я имею анальный секс и испытываю оргазм при этом. Мужчинам нравится насаживать мою задницу на свои члены, и чем внушительней орган, тем больше наслаждения я получаю, тем сильнее оргазм испытываю. Мой сверхчувствительный анус стал для меня настоящим источником наслаждения. Нередко я даже мастурбирую себя в попку. Я довела технику анального сношения до совершенства и горжусь этим. И вот теперь я хочу поделиться своими секретами со своей Ксюшенькой. На заданный ею вопрос, я ответила прямо, сказав, что мужчины имеют меня не только во влагалище, но и в попку. Доченька немного удивилась сначала, не понимая, как туда можно что-то засовывать. Тогда я решила перейти от теории к практике и на реальных вещах показать, что и как. Мы пошли в спальню. Там я велела Ксении полностью раздеться и лечь боком на кровать. Моя послушная девочка так и сделала. Затем я попросила её согнуть ноги в коленях и максимально поджать к животу так, чтобы попка выпячивалась в сторону, а ягодицы были разведены. Поза получилась просто восхитительная. Две упругих половинки приоткрыли очаровательный, девственный, маленький анус. Как он прекрасен. Мною вдруг овладело дикое желание прикоснуться к нему, ввести в него свой палец, поцеловать его, полизать язычком, как очень часто делают мне это мужчины. Я присела возле дочери, взяла её руку и провела вдоль промежности, остановившись на заветной дырочке. Затем я просунула её же пальчик вглубь. Ксюша вздрогнула на мгновение, но затем успокоилась. Её анус был таким узеньким, что с трудом принимал даже один палец. Она не понимала, как туда можно ввести большой член. Тогда я решила доказать ей это. Я разделась сама, встала на колени и выставила свой шикарный зад прямо перед дочерью. Она была в восторге и могла теперь воочию созерцать плод моих многолетних постельных сцен. Мой анус был во много раз больше её. Чтобы удостоверить её в этом, я попросила засунуть себе в попку её палец. Она сделала это. Её пальчик буквально поглотило моё ущелье. Не было ни малейшего сопротивления. Разница оказалась впечатляющей. Я присела возле дочки и сказала, что у неё будет такой же, и что она сможет получать невообразимое наслаждение от занятия анальным сексом. Однако есть одно «но», наши попки должны быть всегда предельно чистыми и ароматными. Иначе мужчины могут нам и сами отказать. Для этого перед каждым анальным сношением нужно делать ароматизированную клизму, а затем смазывать анус специальным кремом. Впрочем именно этим мы вплотную и занялись. Я достала специальный раствор, развела его в нескольких литрах воды и сделала Ксюше две клизмы, дабы её зад был кристально чистым. Тоже самое я велела сделать и с моей попкой, поскольку ужасно хотела получить в этот день порцию анального удовольствия.
Ну вот наши попки чисты. Можно приступать к самому интересному. Для начала я решила наградить свою малышку порцией оральных ласк. По себе знаю, как это возбуждает и расслабляет задний проход. С них и нужно начинать анальное совокупление, чтобы к его концу находиться на вершине наслаждения. Итак, я взяла несколько подушек и положила их посредине кровати. Ксюша легла на них животиком и незадачливо оттопырила свою сладенькую попку, как бы приглашая завладеть ею. Я не стала медлить. Впервые в жизни я буду лизать анальное отверстие, хотя сама испытываю подобное чуть ли не ежедневно. Эта мысль возбуждала меня и подталкивала к новому эксперименту. Я забралась в постель к дочери и расположилась над её попкой. О, как она очаровательна. Я не сдержалась и начала её целовать буквально в засос. Затем я нежно раздвинула две упругие половинки Ксюшеной попки. Моему взору предстал девственный, розовый анус моей крошки. Он был напряжён и плотно сомкнут. Я аккуратно прикоснулась к нему язычком. Тепло, слышен аромат лаванды после сделанных клизм. Больше нет никаких преград передо мной и сокровенным райским входом в святая святых моей юной девушки. Стоит ей только расслабиться и заветные врата в это неизведанное пространство приоткроются. Наконец малышка поддалась соблазну. Она сделала ответное движение своей попкой на встречу к моим устам и ослабила анус. Я почувствовала это сразу. Мой язык смог просунуться немножко вглубь узкого отверстия. Я начала производить круговые движения вокруг анальной дырочки, как бы расширяя её. Ксюше оказалась по душе подобная затея. Она всё чаще отвечала мне своими встречными движениями, как бы подсказывая увеличить давление. Я поняла это и старалась охватить ласками всю промежность дочери. Я слышала, как она начинает учащённо дышать. Значит ей тоже хорошо, как и мне в подобные моменты. Совершенно инстинктивно её влагалище начало увлажняться, приветствуя ...
Подробнее: http://sexytales.org/story/2004-04-25/analnoe-vospi...i.htmlполучаемое удовольствие. Не замечая того, рука моей девочки пробралась под подушку, к маленькому клитору и начала теребить его. Приближался возможно первый оргазм моей дочери в жизни. Почувствовав это, я прекратила оральные ласки, облизала свой указательный палец и нежно ввела его в Ксюшин анус. Моя девочка кончила, нервно затеребив свой клитор и издавая тихие стоны. Во время оргазма, я настойчиво двигала своим пальцем будто поршнем в её попке, не смотря на желания ануса вытолкнуть его из себя. Да я сама чуть не кончила от таких постельных игр. Я вынула палец из Ксюшеной попки и повалилась на кровать. Дочь повернулась ко мне и перевернулась на спину. На её лице сверкала яркая улыбка, удовлетворение переполняло её сознание. Моя крошка осталась довольна полученными ласками и тихонько вымолвила: «Спасибо мамочка». Я была безумно рада, что она положительно восприняла подобные постельные отношения. Теперь мы будем с ней регулярно ими заниматься. У меня появилась настоящая соратница. Однако для начала нужно, чтобы Ксюша научилась приносить удовольствие мне. Тогда я не буду встречаться с незнакомыми мужчинами в поисках новых анальных ощущений. Мы с доченькой сможем сами экспериментировать, при чем куда более разнообразней. Но это было потом, а в тот момент мне хотелось только одного — чтобы меня трахнули в попку. Я сказала об этом Ксении и велела исполнять все мои прихоти. Для начала я захотела, чтобы она вылизала мой зад, также как я сделала это ей несколько минут назад. Я встала на колени на краю кровати, изящно прогнулась и выставила свою попку. Ксюша тоже встала на колени, только уже на полу. Она обхватила руками мой шикарный зад и принялась лизать его языком. Я застонала. Мой анус максимально расслабился и впускал в себя шаловливый язычок дочери. Она оказалась настоящей мастерицей и старалась проникнуть в мою попку максимально глубоко. Я даже не ожидала от неё такого настырства. Она буквально присосалась к моему анусу, образовав в нем вакуум и играя в нем язычком. Какое немыслимое наслаждение. Я вся потекла. Также как дочь, я начала теребить свой клитор и вскоре кончила. Но мне было этого мало. Я требовала продолжения подобных ласк и в течение буквально двадцати минут испытала ещё три сладострастных оргазма. И это только начало. После получасовой орально-анальной атаки мне захотелось испытать в своей попке чувство наполненности. Я велела дочери взять крем, смазать им моё анальное отверстие и свою руку. Послушная девочка исполнила все мои требования. Теперь я готова к проникновению. Ксюша начала вводить в анус свои пальцы. Сначала один, потом два, три и так вся рука целиком. Она быстро очутилась в недрах моей волшебной попки. Это невероятно. Меня ещё никто не имел рукой целиком. И вот это случилось. Моя Ксюша проникала всё глубже и глубже и я была на седьмом небе от счастья. Попка податливо принимала в себя руку моей девочки. Я стонала, мне было невероятно хорошо. Она массировала меня изнутри, как настоящая искусстница, заставляя меня громко стонать и вилять от удовольствия своим задом. Я продолжала течь, как уличная шлюха, которую насилуют одновременно в целку и в зад. Моя рука тем временем очутилась во влагалище и встретилась сквозь тонкую перегородку с рукой дочери производящей немыслимые движения в моей попке. Я начала кончать каждые пять минут и кричать от удовольствия. Мне хотелось ещё и ещё. Так длилось около часа. Наши с дочуркиной руки уже онемели от напряжения, зад и влагалище просто горели от сильного трения. Они стали так широки, что готовы были принять в себя несколько огромных пенисов одновременно. Я упала на кровать и закрыла глаза. Был экстаз, который можно получить только после анального совокупления. Мы распластались на кровати с дочерью и молча смотрели друг на друга. В наших глазах появились слёзы радости от испытанной удовлетворённости. Мы хотели любить друг друга как опытные лесбиянки. И мы будем делать это.
Ни минуты отдыха. Немного изнеможенная, я открыла свой потайной шкафчик, где хранились разнообразные сексуальные штучки, в основном анальные конечно. Сначала я достала анальные пробки. У меня было их несколько, начиная от небольшой гелевой, размером с ручку и заканчивая крупной вставкой с возможностью надувания при помощи специальной груши. Итак начнём. Я взяла самый маленький экземпляр, смазала его кремом и ввела его в попку Ксении. Для себя я подобрала модель побольше раза в четыре. Я обошлась без крема и плавно погрузила его в свой зад. Вставив в свои попки анальные пробки, мы начали беситься на кровати, тем самым провоцируя непроизвольное трение и сокращение ануса. Мы шлепали друг друга, игрались со своими сосочками, теребили клитор, проникали во влагалище и при малейшей возможности надавливали на анус. Уже через полчаса мы решили сменить размер. Я взяла пробку побольше и с трудом ввела в попку дочери. На это потребовалось минут пять. Ксюшин анус не хотел принимать в себя новую игрушку. Малышка даже заплакала от боли, но затем успокоилась. Пробка расположилась в нужном месте и теперь приносила только удовольствие своей владелице. Для себя я решила использовать надувную пробку. Ксения смазала её кремом и начала погружать в мой зад. Тоже нелегко. Шесть сантиметров в диаметре это вам не шутки. Однако я привыкла. И вот она там где и должна быть. Теперь Ксения начала аккуратно наполнять его воздухом. Я чуть не потеряла сознание. Такого наполнения я ещё не испытывала. Я стонала совершенно не стесняясь этого, потому что мне было безумно хорошо, хотя и сильно больно. Подобного эксперимента с Ксюшеной попкой мы решили пока не делать. Она ещё не в состоянии принять такую игрушку в себя. Другое дело я. Мне нравится такая игра. Мой зад зудит, ноя хочу ещё. Я прошу её не останавливаться и усиливать давление. Ксения и сама пытается доставить себе удовольствие. Она сжимает и разжимает ягодицы, затем подкладывает под промежность несколько подушек и начинает двигаться, как наездница. Я вижу, что она хочет чтобы ее трахнули. Не смотря на то, что она ещё девственница, я сделаю это. С раздутой в попке пробкой я достаю специальные трусики с прикреплённым искусственным членом и клиторальным стимулятором, надеваю их на себя, немного спускаю свою пробку, силой толкаю дочь на спину, раздвигаю её ноги и вонзаю свой фалос в её девственное лоно. Она кричит, пытается вырваться от меня. Я не реагирую на это, лишь усиливаю темп. Девственная плева пробита, кровь сочится из её влагалища, оно узкое и тугое, но я насилую её, как насиловали меня в мои 15 лет. Мне нравится это делать. Удовольствие и только удовольствие овладевает мной. Я переворачиваю стонущую и плачущую Ксению на живот и вонзаю свой искусственный член в неё сзади. Она вновь кричит и пытается вырваться, однако я не пускаю её. Я с максимальной силой вхожу в её вагину и при этом давлю на анус. Она кричит, я наслаждаюсь этим. Одной рукой я дотягиваюсь до своего шкафчика и достаю от туда длинный анальный вибратор. Я высвобождаюсь от анальной пробки и вталкиваю в себя эту шаловливую игрушку, включаю на полную мощность и начинаю сама кричать от боли. И мне все равно мало. Я достаю еще один вибратор, самый большой и силой вдавливаю его в своё влагалище. Невыносимо больно и невыносимо хорошо. Дикие стоны наполняют комнату. Огромное количество выделений из наших вагин, следы крови от лишения девственности и мы сходим с ума. Неописуемый экстаз владеет нами и заставляет поддерживать взятый темп. Оргазм сменяется оргазмом, заставляя сокращаться стенки наших влагалищ и анальных отверстий в один такт. Эта вакханалия длится почти вечность и не смотря на это её не хочется заканчивать. Наши разодранные целки жаждут невообразимой пытки. Мы меняемся местами. Ксюша надевает на себя волшебные трусики, вставляет силой новую большую пробку в свой зад и ложиться на спину. Я поворачиваюсь к ней задом и сажусь на фалос, он во мне. Тем временем дочь начинает терзать мой зад толстым вибратором, вставляя его как огромный поршень в самом мощном и быстром двигателе. Мы на пределе. Еще один оргазм, и мы падаем со всеми нашими приспособлениями на кровать рядом друг с другом. Дальше полная отключка

GerasimTMN72

Post 25-Nov-2016 11:56

[Quote] 

В продаже появился блок с портретом в стиле НЮ. Посмотреть или заказать: http://marka-pochtoi.ru/catalog/162/8263/

assolo002

Post 08-Oct-2016 22:29

[Quote] 

Хороший рассказ-только короткий...

sweet15

Post 31-Jul-2015 22:40

[Quote] 

Заводит!

GerasimTMN72

Post 17-Nov-2016 15:21

[Quote] 

Все живопись в продаже: http://marka-pochtoi.ru/catalog/162/5384/

GerasimTMN72

Post 17-Nov-2016 15:19

[Quote] 

Продажа монет и почтовых марок: http://marka-pochtoi.ru/

BlueAmberRose

Post 11-Nov-2015 04:59

[Quote] 

I could feel my chest rise and fall as I desperately tried to catch my breath. I wanted to push his hand away from my skirt, yet with each touch of his fingertips on my bare thigh, I only felt myself growing weaker and weaker to his lust.
I heard the woman in the movie screaming as the villain chased her with knife in hand and I felt the tension building amongst the movie goers around us. For a quick moment I glimpsed up at the silver screen. Almost immediately my attention was drawn away and diverted back down to the hand inching towards my hips.
He tugged at my underwear. I gently spread my legs across the theater seat and felt his fingers squeeze my pussy through the cloth. I closed my eyes and tried to shut a moan from escaping my lips. He continued to play with the folds of skin and fabric, making me wet with each passing moment.
I lost my sense of time, I lost my concentration on the movie and the people around us, and I lost my sense of stealth and privacy. By the time his fingers found their way inside of me I had already lost my mind. I knew people saw us. I knew people heard us. I didn't care. As a matter of fact I found it exhilarating.
When we were done I was soaking wet and his cum was still swimming down the walls of my throat. We never met again and I never really cared to know what his name was. All that mattered was that for the first time I had experienced what it was like to risk being wild out in public.
It was a defining moment that changed my life. Since that night I felt starved for more. I masturbated in parks, posted naked photos online, and even tried to give a decent blow job while driving down the highway. Yet instead of finding satisfaction, I only wanted more and more. Nothing could satiate my thirst anymore.
I had become an internet celebrity in just a few months and I loved that I had no idea who my dirty fans were. They could be in my local cafe, work in my building, catch my bus. Anybody and everybody could view and share the myriad of naked photos I posted online. I had videos up and would occasionally give a live show via web cam too.
Of course, I made a profit out of it all. It didn't take long for people to notice me and I was soon sifting through an abundance of mail from fans. One day as I sat down to read my email on my phone, I noticed an invitation to the local Black Monday group.
I had no idea who they were or what they did. The invitation was plain but it did sport a photo of a girl blindfolded, cuffed, and being flogged as men touched her naked body. I was going to dismiss it.
I was never into the dungeon and torture fetish thing but at the last moment I noticed one element in the picture that caught my interest - there were people watching her and they were loving it.
I went to the underground building where the event was to be held. I was in a tight, sleeveless top and a brown mini-skirt. I despise under garments so I did away with wearing a bra or panties.
I walked in, sat at a table, and waited. I ordered a glass of water as I sat there, watching as people filled the empty seats. I tried to figure out who were club regulars and who were members of the group but it was tough to tell at first.
As I gazed, I caught a woman with a tight collar around her neck. Just catching a glimpse of it turned me on. That's when I noticed there were others like her all around me. I was excited. I reached down under the table and began to play with my clit.
I started slowly rubbing it with my fingertips, feeling myself moisten and I realised I was soaking my skirt. I smiled to myself and slowly pushed my finger inside. Almost instantly I let out a moan and when I saw no one was looking my way, I continued, moving my fingers in and out in a rhythmic motion.
In minutes I was out of breath and I felt my legs begin to shake. My fingers began to work faster and I wanted to push deeper into myself. Just as I was about to hit my climax I felt an arm wrap around me from behind and a hand squeezed my left breast.
"No bra", a male voice whispered. "Your first day here and already misbehaving. Let's see what else you're missing."
I tensed. The man continued to massage my breast, slowly and firmly. I leaned back against my chair as his fingers began to dance across my chest, finding their way to my nipples. I let out a soft moan as he took my nipple and pinched. He held it up for a few seconds, making me slightly rise from my chair and gripped the edges of my seat as he twisted.
Suddenly he let go and slapped me lightly on the cheek.
"This is not the proper place", he said sternly. "You just volunteered yourself. Get off that chair and follow us downstairs."
I did as I was told. As I rose from my seat I realised there were others already heading to the clubs back room. Amongst them was the girl wearing a collar. She looked back at me and I caught the faintest hint of a smile. It made me shudder. The man who touched me led the pack.
He was tall, bald, and quite muscular. He wore a white collared shirt and slacks. Very formal. He led everybody through the back of the place and we continued until we reached a black door. The bald man looked at us, then turned and opened the door. It led to a dark staircase leading down.
We were taken to a room devoid of color or furniture. The only light was a single light bulb hanging in the center of the room and there were now roughly thirty people standing in the room, the majority of whom were middle-aged men. In the middle of the room was a round, white table. It stood right under the light, beckoning like it was waiting for me.
The bald man walked up to the table and greeted everyone, "Good evening. This Monday we'll be tackling the issue of control. The relationship between slave and master lies in the control of needs and wants. Expectations are to be met and boundaries respected. To demonstrate, we have a volunteer who will learn first hand the meaning of self-control." He glanced at me and motioned me over.
All eyes turned towards me. At that moment I felt the heat building inside me. It was the same exact feeling I had when I was in that movie theater. I could already feel my pussy moistening out of sheer excitement. I bit my lip and began my way towards him.
My heart raced. I could feel his fingertips dancing around my neck and back as he checked me over one more time. I felt a soft pulse in my gut as my nipples began to grow harder and I fought the urge to just jump on that table and spread my legs right then and there. Instead, I just stood there as he looked me over, showcasing me to the crowd.
"Get on the table."
I didn't hesitate. Without a word I crawled on top and sat. Almost immediately he yanked me by the hair and forced me on to my knees, pulling me down to rest on all fours. He smirked once, then slapped my face.
I didn't know what to make of it. I had never been forced before, much less slapped so hard in front of so many people. I felt the heat rush as my cheeks began to redden. It only made me feel more aware of myself and I tried to hide my face with my hair.
"First, let us test how well she can handle shame."
I turned my head immediately upon hearing that. That was a very bad idea though. The moment I raised my head he yanked my hair and pulled back hard. I yelped in pain but he didn't let go. It forced me to keep my head up and my mouth open. With his other hand, he reached forward and probed a finger into my mouth. I could hear voices murmuring from the crowd.
"You shall not speak until told, you understand?"
My heart pounded against my chest. I half wished I could leave but the excitement was still building and I wanted more. I could feel my pussy begin to drip. Without any underwear I could feel my juices slowly begin to trickle down my legs and I gave a soft nod.
He pushed my head forward as he released my hair and I gasped and tried to catch my breath but was interrupted as he slapped the back of my thighs and then another on my ass.
It stung but made me feel a rush down my legs and up my spine. I let out a moan and wiggled my hips, receiving yet another slap. He remained on my ass, rubbing my cheeks firmly with his large hand and I thrust back into him letting him know I wanted more. He reached under my skirt and I saw a smirk of satisfaction as he realised I was wearing no panties.
His fingers wormed their way to the folds of my pussy and that was when I gave up and surrendered my soul to the room.
"Get the cuffs and the blindfold", he said. "It's time we begin."
I lifted my head up slowly and allowed him to wrap my eyes with the blindfold. He knotted it tightly and turned my face to check if I was getting a peep out of the black fabric. He undressed me and when he was satisfied, he gave my cheek another soft slap. The burn made my heart skip a beat.
"Put your hands behind your back."
I did as he asked and he cuffed me firmly at the wrists, leaving me completely defenceless.
I wanted to shake my head, but my body responded differently. I simply nodded back. Once I did, a girl standing behind the table stepped forward and joined the bald man still playing with my cunt. Her fingers slid in me with his and I could feel my pussy stretch, causing me to moan a loud and wanting groan.
"Front or back?" The man called out. The audience hooted and shouted in return. They were united in the desire to see me squirm in pleasure. My thighs were burning, my ass was wiggling in the air, and my cunt was dripping for penetration. Instead, the man came around to my front, opened my mouth wide and shoved his cock in deep.
He continued to slam his cock down my throat, getting faster with every thrust. He would slide it out of my mouth every ten seconds to let me struggle for a short breath of air, only to slap my face and slam himself back inside.
My head began to throb and the room started to spin. I knew I was losing control. Soon, I was the one voluntarily shoving my face forward, pushing his cock in as deep as my little mouth would allow.
All the while the woman playing with my pussy continued to slide her fingers between my dripping lips. She would occasionally pause to give my clit a pinch or rub and as I felt her fingers dance on the very last inch of my cunt, teasing me with the indication that she'd probe my ass, I couldn't help but want more and more.
All the while I could hear the crowd hooting and cheering. They called for me to give up, to lose control and beg for him to just rip through me. But as time went on the voices began to fade and I could only hear the slapping squelching sounds as I was being entered from each end.
I completely lost sense of time and space. My head felt like it would burst. I was sweating and the heat was suffocating. I had lost all control.
I felt his hand grab my hair and shoved my head forward. All resistance had fled, all my will to fight back had perished. I welcomed the cock that pushed its way in deep and the sudden explosion of warmth against my tonsils.
He kept it there for a while, allowing his warm semen to drip down the walls of my throat and I lapped up every drop like a good little slut.
As he withdrew, he gave my head a soft pat. He lifted my face up and asked, "How do you feel?"
I could barely move my mouth. My throat was swelling and my jaw ached from being open for so long and I felt saliva and jizz drip from my lips as I tried to reply. I felt great, to be honest. I had never felt so alive. I was in pain but I was also burning and hungry for more. I uttered the only reply that made sense.
"Fuck me."
"Louder", he commanded again.
"Fuck me, fuck me, fuck me!" I tried to scream. My voice was coarse and rough. I slobbered with the saliva and sperm still lingering in my throat and I felt my eyes begin to burn as tears filled them behind the blindfold.
"Fuck me!"
He motioned the girl still playing with me to move out of the way, and I felt a chill of suspense as his strong hands gripped my hips. His fingers dug into my skin and I squirmed in pain and pleasure.
He moved forward slowly, allowing the very tip of his cock to tap my wet and soaking clit and seemed to get off on the pleasure of teasing me by sliding his length softly between my folds instead of simply pushing himself in. I wanted to beg for him to just shove it in me but all I could muster was a senseless moan.
"Assistants", I heard him call out. I waited a while, expecting another tease but instead I felt the heat of several people standing in front of me. "Get in line", he commanded. Again I waited as they shuffled to his orders. After what seemed like an eternity he asked, "You want to get fucked, little girl?" I nodded back and whimpered.
"Then endure this onslaught and beg."
There is a point in your life where everything just seems to lose its meaning. Everything you struggled for. Everything you ever aspired to attain. All of that becomes insignificant at one point when the only thing that you could care about is the present.
It is that moment where the fire burns and devours all hopes and dreams, all purpose and order in your life, and sucks in all common sense. For me, this was my moment. I had become the central wheel, the center of attention. On this table I had sold my soul and gave my flesh to the beasts of the horde.
My new found Master had spread my legs wide and slowly began to penetrate inside my aching hole. With one hand he grabbed my hair and yanked my head up high. My mouth gaped open wide as he yanked harder. With each pull I felt him push in a little deeper.
He inched his way through me until his cock head had found its way into the entrance of my wet hole. It was then that he paused. For a moment I feared he'd just stop and tease me with an incomplete fuck. I moaned louder and begged for his mercy.
The room echoed as I screamed. Someone else had slapped my face. A softer hand this time but as I felt the tingle spread through my cheek the main man had inched his cock a little bit deeper. "Beg." He commanded, and so I did.
"Please fuck me", I requested softly. I received another slap from yet another volunteer. As the pain settled I felt the sudden familiar surge of pain and pleasure rise through me as he again inched his cock a little bit deeper. It was almost unbearable. I wanted him all the way in. I wanted to be completely filled.
"Please fuck me", I asked slightly louder. Another slap and another inch digging into me.
Time had lost all meaning. Seconds seemed like hours and hours seemed like an eternity. I could feel my heart pound against my chest as I desperately tried to catch my breath. I could feel my sweat drip down the curves of my body and I reeked with the sweet smell of sex.
Ever since that one night in the theater I had been searching for the thrill of facing the crowd while raging for pleasure and this time I actually got it. I got more than what I had bargained for. I learned what it meant to be the center of attention. I learned what it meant to become a slab of meat that just about anybody could slice and devour. It made me rot in lust, it made me swell in filth, and it made me hungry for more.
They say that the most pleasurable things in life are those that they forbid. I have to agree with that. Nobody but the members of the Black Monday group would understand the pleasure of surrendering your control to complete strangers under the pale light of a light bulb.
http://blueamberrose.com/stories/bound/becoming-the-center-of-attention.php

GerasimTMN72

Post 16-Nov-2016 15:57

[Quote] 

5 рублей, 1987 год. 70 лет Великой Октябрьской социалистической революции купить:
http://marka-pochtoi.ru/catalog/279/7798/

demko12

Post 17-Aug-2015 12:04

[Quote] 

В одном королевстве под названием Химки, жил- был Царь-Слепцов. И было у него три сына: Соболев Андрей Борисович, Горбашов Игорь Николаевич, Дворянов Сергей Юрьевич, которые выполняли поручения государственной важности. Соболев- был старшим сыном, средний сын - Горбашов, ну а третий сын младший и глупый - Дворянов. Вот только проблема у Царя была: Княжество необходимо достроить, да благоустройство в царстве наладить, хозяйство облагораживать, да денег в казне не было, предыдущий царь всю казну басурманам раздал, да и себя в обиду не дал. И дал Царь-Слепцов поручение сыновьям своим, умом и силушкой богатырской пополнить казну царскую, да и в царстве ремонт сделать.
И вот собрались сыновья думу думать, как поручение отцовское выполнить, да и свои карманы набить до отвалу. И родилась идея у среднего сына Горбашова Игоря обратиться к своей женщине в тайне от жены Витко Веронике, что та помогла им проблему решить. И пришла им идея неадекватная: народ честный взбаламутить против Купцов народных строительством занимающихся. И начали они купцов учить, как дела вести надо, да и про то что в казну деньги класть необходимо! Но не учли глупые сыновья, что казна государева, за счет налогов держится и пополняется. И стали тогда сыновья Купцам пути торговые перекрывать да шантажировать их бунтом людским, чтоб те платили им оброк. И пришли Купцы на поклон к Царю-Слепцову и пообещали обустроить царство его да по нормам заграничным красоте неописуемой. Согласился Царь и указание сыновьям своим дал, чтоб те прекратили бунт устраивать. И зародились в голове старшего и среднего сына обида, да злость на отца родного, за то что не дает Царь с Купцов денег вымогать. И спрятавшись в тени подговорили они младшего брата Дворянова, чтоб тот бунт против отца устроил, да кляузы на отца писать в органы власти. И стал Дворянов тогда люд честной подбивать, чтоб те бунтовать пошли против Царя-Слепцова и пошел люд Химкинский против Царя и по сей день им голову морочат, братья Соболев, Горбашов и Дворянов.

GerasimTMN72

Post 16-Nov-2016 09:44

[Quote] 

Есть в продаже ещё больше марок и монет: http://marka-pochtoi.ru/

GerasimTMN72

Post 15-Nov-2016 18:03

[Quote] 

Зайдите и не пожалеете: http://marka-pochtoi.ru/

demko12

Post 06-Jan-2016 17:39

[Quote] 

Отличная история, но видео лучше будет, смотрите здесь http://lamusya.com/

luisluis

Post 19-May-2015 07:05

[Quote] 

Незабываемый анал миниатюрной Веры Хочу поделиться с вами своим неверным убеждением, которое развеялось совсем недавно, после знакомства с одной женщиной. Но если быть точным, то знаком я с ней был давно, а вот близко узнал совершенно недавно. Именно она помогла мне развеять мои ошибочные мысли. Мысли эти заключались в том, что секс с маленькими женщинами не интересен, под маленькими я понимаю девушек ростом ниже метра шестидесяти пяти сантиметров. Это убеждение зародилось во мне с молодости. Дело в том, что я сам ростом выше среднего и смотреть на девушек маленького роста мне было просто не интересно. Даже одна мысль, что такая маленькая девушка будет со мной рядом вызывала у меня внутри смех, как бы мы смотрелись с разницей в росте в двадцать сантиметров.
Во времена учёбы в университете на пару курсов младше училась такая девушка маленького роста, изящная, худенькая и почти незаметная при моём росте. Она всегда вызывала у меня улыбку, когда металась между рослыми однокурсниками-парнями и даже девушками, которые были на голову её выше. Если бы я был поменьше ростом, то я бы обратил на неё всё же внимание с другой стороны, поскольку назвать её страшной было нельзя. Она вполне мило и приятно выглядела, и мордочка ничего, и фигурка была, хотя и худощавая. Но всё же меня влекло всегда к девушкам модельного роста и внешности. Длинноногих красоток у нас хватало, да и не только у нас, а когда они надевали что то на каблуках или платформе, то мне казались ещё интереснее и краше. Так я с молодости проводил вечера и ночи с модельными девушками, но как же я был не прав. Честно признаюсь, некое однообразие было во всех моих любовницах. Сначала мне это не мешало, но со временем стало приедаться, да и с красотками, по большому счёту, не поговоришь по душам. Они так высокомерны и влюблены в себя, что не могли снизойти до «разума», я имею ввиду развитие интеллекта. Желая разнообразия, я обратил свой взор на девушек в теле, но тоже рослых, они так же впечатляли меня первое время мягкими прелестями, но так же быстро приелись. Ещё одним минусом стал возраст, мне перевалило уже за тридцать, и женщины моего возраста превратились из девушек моделек в девушек «дылд и кобыл». Увы, возраст у женщин чувствуется сильно и то, что восхищало в молодости, начинает часто смотреться противно в возрасте. Мне по-прежнему нравились девушки-студентки, но они в основном уже не клевали на меня просто так, да и сексом они занимались теперь при моём опыте очень пресно. Так я загнал себя в некий тупик, который сделал мои сексуальные приключения совсем скучными и неинтересными.
Мой бухгалтер заболел, и мне однажды пришлось лично нести документы в налоговую. Там-то, в очереди, я и увидел ту девчонку с нашего универа, конечно она была уже далеко не девчонка. Несмотря на свои двадцать девять, она почти не изменилась. Я сразу её узнал, как только она подошла в мою очередь, и, что удивительно, она тоже узнала меня, но в отличие от меня, сразу поздоровалась и с улыбкой подошла поболтать.
- Привет, Вова! Ты какими судьбами тут, сколько лет я тебя не видела, ужас! И вот, на тебе, встретились в очереди, - стала живо и быстро говорить она.
- Здравствуй, я тут вместо своего бухгалтера, знаю, что сдавать надо документы сюда, а что и как даже не понимаю, хотя учился ведь, - с улыбкой пояснил я.
- Дай, гляну, - вызвалась Вера (так её звали).
Она бегло просмотрела мою кипу бумаг, отобрал несколько бланков, а остальные всунула мне.
- Вот это надо будет сдать, а эти ты зря взял с собой, - заулыбалась она.
- Спасибо! А ты быстро разобралась, - сказал я с благодарностью.
- Ещё бы, я этим занимаюсь теперь, - ответила она.
- Понятно, ты бухгалтер, что ли теперь? – спросил я.
- Да, работаю с несколькими предпринимателями. Слушай, так давно не виделись, может, после очереди посидим тут в кафе? – прытко и неожиданно предложила она.
Я согласился, конечно, да и как я мог не согласиться. Почему-то в тот момент посмотрел на неё по другому, нежели раньше. Естественно я смотрел всё так же с высоты своего роста, но теперь она мне нравилась. Её милая улыбка, мордашка и фигурка за столько лет вообще не изменились. Она выглядела необычайно молодо, годы почти не оставили следов на её мордашке, как будто она всё та же студентка лет двадцати, не более. Теперь её миниатюрность меня не отпугивала, а наоборот привлекала. Когда мы сидели в кафе, я продолжал ею любоваться, она влюбляла меня в себя своим голосом и разговорами. Как-то совсем невзначай, мы оба рассказали о себе. Вера, как и я, была одинока, точнее у неё был брак, но продлился он недолго, чуть больше года, а потом муж её бросил. Она живёт одна, как и я. Я предложил поужинать на следующий день и она тут же согласилась.
Вечер был прекрасен, она надела симпатичное плате в стиле семидесятых, оно отлично подчёркивало её идеальную стройную фигуру и красивые ножки, которые платье скрывало лишь до колен. За один вечер общения я был очарован ею, но даже не предполагал, что она сама предложит поехать к ней домой, где окончательно влюбит меня. Когда мы поднимались по ступенькам к ней в квартиру, она продолжала мило улыбаться, а я шёл за ней следом и любовался каждым движением и взглядом. Только мы вошли в квартиру, она повернулась ко мне.
- А знаешь, я ведь в тебя влюблена была тогда, только ты не смотрел в мою сторону совсем, как я не пыталась мелькать перед тобой и наряжаться, - с некой грустью произнесла она это.
- Дурак был, наверно, - ответил я, не найдя лучшего оправдания в голове.
- Я тогда мечтала, что ты меня пригласишь куда-то, а потом мы поедем домой и там.., - остановилась она и посмотрела пристально мне в глаза.
- Прости, - сказал я, словно чувствуя вину за свою холодность в те годы.
- Не надо просить прощения, ты ведь сейчас тут, а значит, мечта сбылась, пусть и спустя столько лет, - сказала она это снова и грустно, и весело одновременно.
Я хотел было ещё что-то сказать, но она меня остановила.
- Пойдём, - сказала она и, взяв меня за руку, повела в свою спальню.
Честно признаюсь, я был растерян в тот момент, я не понимал как мне себя вести с ней, что делать, хотя обычно таких ощущений у меня не было.
Она посадила меня на кровать, подошла, поцеловала меня долгим поцелуем, а я как баран сидел и не двигался, чем вызвал у неё лёгкую улыбку. Вера отошла немного назад и посмотрела на меня пристально, а затем медленно стянула через голову своё платье, оставшись только в белье белого цвета и в чулках. Идеальная фигура и тело Веры выглядели очень молодо, нигде ничего не висело, всё было упругое и подтянутое. Постояв так мгновение, она подошла ко мне и, перекинув ножку через меня, встала на коленях надо мной. Я вновь ощутил горячий поцелуй Веры на своих губах, но в этот раз уже не сидел без дела и обнял её тонкую талию, медленно гладя спинку. Она тут же одобрительно задышала, глубоко сильно впилась поцелуем, поглаживая руками и обнимая мою шею и голову. От неё исходила нежность и ласка, смешанная одновременно с чувством сильного возбуждения, росшего в её теле быстрыми темпами. Отстранившись от моих губ, она ловко расстегнула свой лифчик и кинула его за спину, дав мне на несколько секунд взглянуть на свои маленькие сисички, которые сохранили всю свою округлость и упругость с молодости. Только я хотел склониться к ним для поцелуя, как Вера сама прижала эти грудки к моему лицу, продолжая обнимать мою голову своими руками. Лёгкий аромат духов смешивался с запахом её кожи, которую я стал покрывать быстрыми поцелуями. Начав целовать её между грудок, я плавно подобрался к ним и стал кружить то губами. Для такой маленькой груди, они у неё были крупными и такими соблазнительными, что невозможно было удержаться. Обхватывать их губами и посасывать было одно удовольствие, однако этого было мало, и я их легонько покусывал, от чего услышал лёгкий стон Верочки.
Увлёкшись поцелуями, я почти не замечал, как она нагло и ловко расстёгивала на мне рубашку, ремень и ширинку на брюках. Когда она справилась с последним, она слезла с меня и потащила брюки вниз, а следом торопливо потянула и мои трусы. Стоило члену только на секунду почувствовать свободу, как Вера уже оказалась рядом с ним и взялась за него своей небольшой рукой. Удивительно, но в её небольшой руке с тонкими пальцами, мой член смотрелся просто огромным, я такое заметил впервые. Пока я размышлял по этому поводу, не только рука Веры гладила мой ствол, вскоре и её губки мягко и нежно коснулись головки. Как-то очень ласково и одновременно быстро Верин язычок принялся путешествовать по всей длине ствола, останавливаясь сначала на головке, чтобы схватить её губами и облизать целиком, то опускался вниз и щекотал быстрыми движениями яички. Она всё делала легко и умело, я даже не выдержал и откинулся на спину. Словно закончив разогревающий этап минета, она взялась за стол рукой крепче и, двигая ей, взялась за работу своим ротиком, который, не смотря на небольшие размеры, легко заглатывал не только головку, но и половину ствола в свою тёплую влажную глубину. От приятных ощущений член вздрагивал и ещё сильнее напрягался, в какой-то момент мне даже показалось, что я могу кончить. Внезапно от очередного глубокого заглота, Вера поднялась во весь рост и стащила с себя остатки белья. Сначала она, ставя ножку на кровать, эротично стягивала чулки, поглядывая на мою реакцию, а затем, покрутив бёдрами, стянула и свои трусики. Медленным шагом она взобралась на кровать во весь рост и перешагнула через меня, остановившись где-то на уровне моей груди. Её промежность, нависшая надо мной, была совсем гладкая, ухоженная без порезов от бритвы или ещё чего лишнего, щёлка маленькая, едва заметная с мелкими розовыми губками и клитором, на фоне бледных телесного цвета внешних половых губ. Постояв так совсем недолго, она, улыбаясь, посмотрела на меня и опустилась вниз. Она опустилась так удобно, на моё лицо, что её вагинка очутилась прямо на моих губах. Не медля ни секунды, я открыл рот и облизал одним движением всю её щёлку, почувствовав сразу солоноватый вкус её сока. Кисок разных девушек я перепробовал не мало, но тут она была какая-то особенно вкусная, мне хотелось её облизывать. Я проводил языком по всей её ложбинке, и каждый раз она награждала мои старания постаныванием. Засовывая язык в её влагалище, я кончиком чувствовал, как легонько сокращается эта нежная дырочка, отвечая тем самым на мои движения внутри неё. Я старался засунуть язык как можно глубже и полизать влагалище как бы изнутри, и у меня это получалось. Последнее приводило в восторг не только меня, протяжные довольные стоны говорили о том, что и Вере это очень нравится. Увлечённо занимаясь кунилингусом, я почувствовал, как подёргивает и сжимает мой болт рука Веры, она это делала неспроста, ведь вскоре её желание разгорелось до нужного предела и она забрала у меня свою вкусняшку.
Поднявшись с моего лица, она переползла по мне назад, оставляя влажный след на груди от своей киски, и забралась над моим членом, который торчал так крепко и высоко, что даже стоя на коленях и вытянувшись у Веры не получилось на него взобраться киской. Приподнявшись на корточках у неё, наконец, получилось коснуться щёлкой самой головки, только это произошло, она опустилась вниз на колени, от чего член вонзился в неё. Плотные объятия тёплого влагалища обняли меня, и я простонал в один голос с Верой, которая на миг застыла от первого ощущения меня в себе. Замерев, Вера опустилась ниже, и я ещё глубже почувствовал её мокрую норку, которая мягко начала движения на мне. Я даже закрыл глаза от блаженства, и только положив руки на её бёдра, сжал их. Совсем не спеша, Вера принялась двигаться, на мне насаживая свою небольшую дырочку на мой орган. Потихоньку она всё больше пускала его вглубь, и только спустя минуту я почувствовал, как головка стала натыкаться на шейку матки. Теперь я входил в неё до упора, но мой член всё же не помещался в неё целиком. Постепенно Вера приноровилась к размеру и задвигалась свободно и плавно, она поднималась по стволу верх и плюхалась на него вниз, вздрагивая всем телом, когда головка втыкалась в её глубину. Мне это тоже приносило удовольствие, само ощущение, что я заполняю до отказа влагалище этой миниатюрной женщины, меня приятно ласкало. Оставаться в пассивной роли я уже не мог. Мне захотелось пойти дальше и взять инициативу в свои руки.
Лёгким движением я взял Веру за попку и просто поднял со своего члена, а сам, поднявшись, поставил её на четвереньки и пристроился сзади. Миниатюрность Верочки в тот момент показалась мне подарком, с большой женщиной так лихо и легко не управишься. Не теряя ни минуты, я снова занял её мягкую норку и тут уж задвигался со всей силы внутри неё. Такой напор заставил Веру застонать уже как следует, громко и более низким тоном. Теперь управлял не только темпом, но и глубиной, мне нравилось вталкивать член в Верочку, так чтобы она аж приподнималась и подскакивала от моего напора. Её миниатюрная фигурка вся изгибалась под давлением моего стручка внутри, и это не могло не радовать, я чувствовал над ней силу и власть, смешанную с нежностью к этой миниатюрной женщине, которая сейчас полностью отдавалась моей власти и была беззащитной в руках такого большого мужчины. Мои глубокие движения очень быстро заставили Веру сжаться от удовольствия и взорваться приятным протяжным стоном. В этот момент мой орган зажало внутри её влагалища, и мягко стало массажировать. Мне с разными женщина приходилось чувствовать подобное, но в этой киске всё происходило по другому, она даже в бессознательном состоянии оргазма ласкала меня внутри так, что я сам завыл довольно. Момент оргазма, сопровождающийся стоном Веры, длился не так долго, как я бы хотел, она лишь ненадолго потеряла равновесие и повисла на моих руках, которыми я обнимал её бёдра не давая слезть окончательно с моего шеста. Она быстро взяла себя в руки, и, оглянувшись на меня, нежно благодарно улыбнулась, а потом всё-таки сняла свою киску с моего члена, при этом издав протяжный стон. Я хотел продолжения, но не смел сейчас вонзиться в неё грубо, смотря на её милую мордашку.
Стоя так с торчащим органом, я смотрел на Веру и переводил дыхание, но она не дала мне долго держать такую паузу. «Давай, теперь немного выше возьми», - сказала она как то тихо и со смущением. Я даже не осознал, что она имеет ввиду сразу, но потом понял. Мой взгляд к себе приковал анал Веры, который завлекательно стал раскрываться и сжиматься, маня меня в свою глубину. Ореольчик тёмного цвета вокруг раскрывающейся дырочки ануса смотрелся возбуждающе и я не смог медлить. Облизав пальцы, я смазал слюной горячую дырочку попки Веры и тут же приставил к ней свою толстую головку, которая выглядела огромной перед такой маленькой с виду дыркой. Немного нерешительно, я двинулся вперёд совсем чуть-чуть не сильно, но каково же было моё удивление, когда анал Веры открылся, и я смог начать погружение в него. Мою головку, конечно, сжало плотное кольцо ануса, но оно меня словно затягивало вовнутрь, а не выталкивало наружу. Я решился продвинуться глубже и не пожалел об этом. Мягко, словно по смазке мой хобот заползал в попу Веры, которая, не смотря на плотный охват, поглощала охотно весь орган. Войдя на половину в попку, я начал двигаться назад, потом снова вперёд и попробовал продвинуться ещё глубже. Вера одобрительно вздохнула, и я почувствовал, как её задик раскрывается ещё глубже. Я был поражён, аналы даже тучных женщин, которые у меня были, не позволяли уходить глубже, а тут маленькая попка миниатюрной женщины показывает такие чудеса. Пока я поражался, Вера не вытерпела и сама задвигала задиком на моём шесте, я невольно застонал. Так крепко, так горячо и так приятно обнимали меня глубины узенькой попки Верочки, что я с первой минуты внутри неё почувствовал спазмы, проходящие от члена и растекающиеся по всему телу. Порывы удовольствия привели меня в чувства, и я, взяв упругие ягодички Веры, сам продолжил толчки. Входя раз за разом в попку Веры, я словно старался проверить её глубину и входил всё глубже, но задик Верочки меня победил. Толчков за десять я вогнал свой член полностью в попу Веры и спокойно двигался, точнее не спокойно я быстро дошёл до рыка блаженства, который дополнял более высокий стон Веры. На этот раз удовольствие её было звонким, она встречала каждое моё глубокое движение всё громче и громче. Внутри её плотного, узкого, но глубокого анала, я не мог долго продержаться. Толчок, ещё толчок, и приятный спазм стал увеличиваться в своей силе и интенсивности. Семя подступало к головке, держаться было трудно, но Вера не давала мне остановиться, она сама вошла в такой вкус, что не прерывно двигала бёдрами мне навстречу. Если я задерживался в очередном рывке, она его делала за меня и насаживала до упора свой зад на член. Я понимал что не выдержу и заревел во всё горло, чувствуя что ещё мгновение - и взорвусь. «Давай, кончай, заполни мою попку!» - вдруг без всякого стеснения в голосе завопила Вера. Как тут можно было держаться? Я сделал ещё толчок, вогнав член со всей силы резко и глубоко, и одновременно пустил с напором сперму в самую глубину её задика. Почувствовав это, Вера сама завизжала и надавила мне навстречу своими бёдрами, как бы стараясь принять в себя болт ещё глубже, и чтобы семя ещё глубже заполнило её анал. Меня всего затрясло, я кончал, а попа Веры сжимала меня внутри себя и втягивала в себя. От удовольствия я впился пальцами в ягодицы Веры и она во весь голос вскрикнула, то ли от боли, толи от оргазма, так как в тот же миг, она сжала мой член внутри себя очень сильной и брызнула своим соком из киски на постель. Следующие сокращения Веры были слабее, но ещё несколько струек вытекло на кровать из её сладкой писюшки, и ещё несколько громких вскриков издала сама Вера. Она, потеряв силы, шлёпнулась на животик, а я проследовал за ней.
Мой член оставался внутри анала Верочки ещё несколько минут, пока не обмяк, и пока Вера не отпустила его из своих объятий. Мы лежали минут пять, пока не смогли прийти в себя. Вера вся сияла улыбкой, и не только на губах, но и в глазах. Она была счастлива, и это читалась в выражении её мордашки, которую я не смог больше оставить.

GerasimTMN72

Post 15-Nov-2016 18:02

[Quote] 

Продажа монет: http://marka-pochtoi.ru/

GerasimTMN72

Post 15-Nov-2016 18:00

[Quote] 

Продаю блоки КИЖИ Редкость. http://marka-pochtoi.ru/catalog/355/8400/

demko12

Post 18-Aug-2015 10:36

[Quote] 

Много классной информации тут http://xn--41a.ws/

luisluis

Post 04-Apr-2015 13:24

[Quote] 

Прочитали в сети порно рассказ и решили воспользоваться им в качестве учебника. Когда я осталась дома одна, ко мне вдруг стали приходить люди, которые прежде никогда со мной даже не общались, не говоря о том, что в гостях они у меня не были со дня моего рождения. Молодые парни, в основном одинокие, без пары. Я знала, что им от меня нужно, на что они надеются всякий раз, когда я открываю дверь, мило смотрю на них, улыбаюсь и предлагаю войти. Они не имеют и малейшего шанса, хотя сами уверены в обратном. За свои восемнадцать лет я ни разу не занималась сексом, ни с парнем, ни с девушкой. Я ничего не имею против полового контакта между двумя любящими друг друга людьми, даже если встречаются они всего неделю, а то и меньше. Главное, чтобы люди были близки друг другу. Сама же я пока не нашла человека, к которому испытывала бы хотя бы симпатию, не говоря о чём-то большем. Просто, видимо, я не верю в любовь, хотя никогда так не считала. И хотя многие молодые люди пытались овладеть мною, некоторые из них даже применяли для этого силу, я так и оставалась невинной девственницей. До тех пор, пока в моей жизни не появился Иван. Обычный парень, простой и несколько наивный, он был единственным человеком, который пришёл ко мне в гости не потому, что хотел попытать счастье и, возможно, заняться со мной сексом, а лишь потому, что ему нужно было с кем-нибудь поговорить. Достаточно странная причина врываться в дом к незнакомому человеку, но всё же. Мы с ним обсуждали его жизнь, я была его, своего рода, психотерапевтом, внимательным и по-своему любящим. Ваня не стеснялся рассказывать мне всё, что приходило ему в голову. Однажды он признался мне, что не может больше жить в этом мире без секса. Все его друзья, знакомые, все день ото дня твердили ему, что нет ничего прекраснее секса, а он не мог ничего ответить на подобные слова, так как сам был и оставался девственником. Мне было его жаль, но я ничего не могла сделать. А потом он сказал, что недавно прочитал одну секс историю, после которой вся его жизнь стала ещё более ущербной. Он открыл сайт и дал мне прочитать это произведение. Несмотря на то, что история, казалось бы, была достаточно стандартной историей двух людей, которые случайно и совершенно неожиданно встретили друг друга, она обладала каким-то магическим свойством, так как я тоже почувствовала возбуждение, желание, нужду. Секс подростков стал моей самой большой мечтой, стоило мне дочитать рассказ до конца. Благо, рядом был мужчина, и я подарила ему свою девственность, самое ценное, что имела. То, как он двигался во мне, как стонал, лёжа под моим жарким и покрывшимся испариной телом, возбуждало меня, и то, как он кончал в меня, довело меня до первого оргазма в моей жизни. Его член вывалился из меня, а я всё ещё дрожала.

Zerafim

Post 11-Sep-2016 02:01

[Quote] 

Что то еще подобное есть?

luisluis

Post 11-Jun-2015 13:20

[Quote] 

Грязная вечеринка студентов Как обычно, девушки студентки и их парни, любители устраивать тусовки, где будет выпито много спиртного и конечно же всё завершится не чем иным, а грязным и развратным сексом. На этот раз, какой только контингент не собрался на даче Максима, который был не только сторонником оргий, но и сам порою позволял себе трахаться как с парнями, так и с девушками. Да, он был бисексуалом и не скрывал этого, некоторые его друзья также порою забывали о предрассудках и забавлялись с однополыми партнёрами.
У Макса была девушка, развратница Диана, которая всегда была сексуально голодная и хотела секса в любом состоянии, а если ещё и выпьет, то остановить её жажду к сексу, просто невозможно. На этот раз, компания из трёх бисексуалов Макса, Тимура и Стаса, пятерых девушек Дианы, Нади, Люды, Милы, Кати и двух гетеро сексуальных парней Романа и Жени, решили оторваться в очередной раз. Парни выпили довольно много спиртного, а девушки после выпитого коньяка, расслабились и попытались просто устроить стриптиз шоу прямо в гостиной, перед мужской половиной этой вечеринки. Крики и свист, смех и подколки, звучали очень долго и до тех пор, пока каждая из девушек не стояла перед парнями абсолютно голая. В какой-то момент, Рома и Женя увели голую Катю и Милу в спальню, где уже были слышны стоны и крики удовольствия, что подзадорило компанию, которая продолжила веселье в гостиной. Как не странно, Диана не дожидаясь особого приглашения, стала под музыку ласкать тело Люды, которая уже была пьяной и не соображала о том, что она делает, а Макс тем временем, залез в брюки Тимура и стал надрачивать его хуй, пока Стас наслаждался минетом от Нади. Каждый был занят своим делом, что их устраивало и не огорчало. Диана трахала пальцами влагалище своей подруги, которая уже лежала на полу и пьяным голосом пыталась сказать:
- Трахай меня, Ди, ещё давай, а то моя пизда так соскучилась по ласке.
Сама Диана не была против такого лесбоса, пока её парень Максим был занят возбуждением любовника, чей фаллос уже окреп от дрочки пальцами. Пока девушка лизала клитор, половые губы, можно отвлечься от этого шоу и переключиться на диван, где уже Тимур стоя на коленях, обрабатывал хуй своего лучшего друга и был готов к тому, чтобы он отымел его попу прямо здесь, перед девушками. Стас же в это время, позволил Надежде сделать ему отсос, облизать головку и впустить язык в своё очко. Да, вы только себе представьте, он задрал ноги повыше, подставляя волосатый анус для анилингуса. Прижимая голову девушки к своим булочкам, не давал возможности ни на минуту останавливаться проказнице. Ему нравилось, что девичий язык играет с его задницей, входя в узенькую дырочку, которая уже познала, что такое анальный секс и как от него становится приятно и хорошо. Пока эта парочка занимается своими прелестями, Макс в это время дал возможность Тимуру проявить свою развратность и показать, какой у него рабочий рот. Глубокий минет для него плёвое дело, тем более когда вопрос стоит о том, чтобы упереться яйцами в подбородок друга. От такого траха в рот, желание войти поскорее в зад Тима, становилось всё сильнее и больше, ведь анус молодого парня всегда готов встречать твёрдый хуй того, кто открыл ему дорогу в жизнь бисексуала и ни капли об этом не жалеет. Он работал своими губами довольно чётко на члене и при этом сам возбуждался с каждой минутой. К ним решила присоединиться и Диана, так как Надя уже кончила от дрочки и куни подруги, не желая продолжать это веселье, просто уснула голой на полу.
Подойдя к своему парню, девушка стала с ним целоваться, теребя при этом его чувствительные соски, она знала, где его слабое место и не плохо справлялась с этим моментом. Пока Тимур сосал его член, Диана уже подкралась к нему сзади, спустила парню штаны и давай работать языком на его заднице, которая явно уже созрела для того, чтобы её кто-то отымел. Девушка не помня себя от радости взглянула на парня и сказала:
- Милый, а Тим уже готов к порке, можно я его первая трахну пальчиками, подготовлю дупло для твоего члена, который он так классно обрабатывает своими губами. Ты же не против?
- Нет дорогая, я только за, поиграй с его очком, он же любит разные шалости.
Девушка как будто предчувствовала это и поэтому облизав свои два пальца, вставила их в попу Тима. Парень застонал от кайфа, так как ему нравились таки би игры, где можно было проявить себя пассивным партнёром и исполнять все пожелания своего любовника или любовницы. Диана не слушая ничего и никого, двигала рукой, чтобы хоть немного расслабить очко своего товарища по сексу. Видя как задница раскрывается для порки, движение руками увеличивалось и становилось всё приятнее ощущать, как руки девушки разрабатывают очко. Макс смотрел на довольное лицо своей любимой и возбуждался от её развратности ещё больше. Он знал, что любимая девушка сделает многое для того, чтобы он получил сегодня удовлетворение и он его получит. Пару минут эта троица стояла в одном положении и уже приготовилась к новому этапу в данном процессе. Диана легла на диван, раздвинула ноги и подставил щели для куннилингуса в исполнении молодого Тимура, а Максим этим временем уже надевал презерватив для того, чтобы войти в тугое очко друга. Пока парень полировал губами киску и вводил свои пальцы во влагалище девушки, его соратник по бисексуальным фантазиям уже ввёл хуй в очко. Держа за задницу молодого человека, движения становились действительно хорошими и довольно соблазнительными для обоих. Упругая задница была рада видеть этого красавца в своих стенах. Пару толчков вперёд и паренёк взвыл от восторга, анальный секс для него, самый лучший способ получить удовольствие, что вполне приятно для него и для фаллоса, который стал крепчать с каждой минутой. Диана прижимала голову Тима к пизде и шептала:
- Вот так мой мальчик, лежи мои дырочки, я так хочу кончить от твоего лизания, пока Макс ебет тебя в зад.
Ощущение было такое, что это настоящая порно съемочная площадка, где каждому отведена своя роль. Пока троица занималась своим делом, Надя уже легла на Стаса и в позе 69, эти развратники продолжили друг друга удовлетворять. Девушка своим языком и пальцами играла с членом, а после этого не забыла поиграть с попой, которая явно соскучилась по ласке. Да и губы молодого человека, заставили телочку кончить от смачного куннилингуса, который всегда доводил барышню до оргазма. Когда Надежда кончила, она не оставила парня без внимания, достав из комода, который стоял не по далеку, страпон. Эта игрушка действительно всегда находилась в данном месте, и каждый из этой компании знал о её существовании. Девица не говоря ни слова надела сексуальный инвентарь себе на пояс, дала его пососать Стасу и через минуту уже трахала своего друга сзади. Движения сзади в попу, давали невероятную возможность кончить молодому парню раньше времени, но красотку это не устраивало, она с сдерживала его позывы к семяизвержению, жестким сжатием пениса руками. Такого траха у молодого бисексуала давно не было, он готов был не только стонать, но и орать от блаженства, которое накрывало его волной всё больше и больше. Тем более рядом с ним находилась развратная троица, которая тоже всячески старалась довести начатое до завершения. Макс держал за булочки Тимура и натягивал на свой хуй так резво, что тот только и успевал, что вскрикивать от наслаждения, которое накрывало его с каждой минутой. Пока его задницу ебет Максим, Диана всячески пытается заняться ртом безотказного парня, которому нравится быть в сегодняшний вечер подстилкой для этих двух развратников, чьи секс желания совпадают с его фантазиями и все трое об этом знают на все сто процентов.
Вечеринка переросла в настоящую групповушку, которая не имеет свойство заканчиваться на половине дела. Каждый из этих самцов и самочек сегодня хочет получить свою порцию удовольствия, стараясь сделать многое для того, чтобы оргазм был ярким и довольно приятным для них всех. Первым из них кончил Стас, так как Надежда хлопала его по ягодицам и жестко вводила искусственный член в его тугую задницу. От такого напора, парень просто стонал и заливал диван своей спермой, которой довольно много скопилось в его большом члене. После этого пришла очередь святой троицы, завершить свои деяния стонами. Тимур уже был готов излить свою душу на лицо Дианы, которая поднесла рот к его члену. Пока Макс сношал задницу, она тем временем облизывала и сосала его стержень, который вскорости спустил сперму прямо в ротик ненасытной тёлочки. Вот так и завершилась их вечерняя гулянка бурным оргазмом, после которого все дружно пошли искупаться на речку, под покровом ночи, пока четверо других друзей, спят в спальне после группового траха.

weider2

Post 15-Jun-2016 13:45

[Quote] 

Иришка сидела на кровати и не верила своему счастью. Целых три недели на чудесном круизном лайнере, три недели! Нет, не в качестве пассажирки — откуда у студентки деньги на подобный круиз. Но требовалась мойщица посуды, и только невероятным везением можно обьяснить, что на эту непритязательную должность взяли Иришку. Она осмотрела каюту и принялась было распаковывать вещи, но потом махнула рукой и включила музыку. Ноутбук выдал рандомный трек — но уже с первых тактов она выпрыгнула из кресла.
— «Темный мрачный коридоор!
— Я на цыпочках, как вооор!» — и заскакала по каюте. Остановилась у зеркала, растрепала волосы. Так больше похоже! Сделала совершенно безумное лицо, сведя глаза к носу и вывалив язык, вытянула руки и прошлась, изображая то ли зомби, то ли эту самую куклу колдуна..
— «И ты попала — к настоящему колдуну,
— Он загубил таких, как ты — не одну!» — УУУУУ!!! Вытянув руки и приволакивая ногу, она шастала по каюте, иногда глядя на себя в зеркало.
Дмитрий уже не впервые шел в рейс на этом лайнере. Профессиональный стюард, чьи услуги ценились довольно высоко, он сейчас сидел в своей каюте и припоминал, все ли готово к завтрашнему приему пассажиров, как вдруг услышал поразительно знакомый ритм откуда-то из-за переборки. Он выглянул в коридор — звук шел из приоткрытой двери соседней каюты, и решил подойти познакомиться с этим любителем русского рока.
Как же ломало его, когда, давясь смехом и кусая кулаки до рези в глазах, он наблюдал скачущее по крохотной комнатушке субтильное рыжеволосое существо в длиннющей безразмерной футболке и одной тапочке.
Любителем рока оказалась миниатюрная девушка, новенькая работница кухни.
«Ай да и обманчивое же первое впечатление, — подумал он, и, пряча улыбку (и покусанные кулаки, впрочем, тоже) вежливо откашлялся в уже настежь открытой двери каюты.
Музыка сменилась — теперь запела Хелависа о ведьме...
— Как у ведьмы четыре крыла,
— Платье до полу, ой, до по... ОЙ! — Дверь каюты была открыта и на Иришку смотрел незнакомый парень, кажется один из стюардов. Она вытаращила глаза и едва не села на пол от изумления. Мдааа... Она пригладила растрепанные волосы.
— Здрассьте. Я музыку услышал...
— Так это... Заходите тогда... — она заметила смущение парня, и отошла от двери, делая приглашающий жест. Потом глянула на себя в зеркало и захихикала. Посмотрела на гостя и прыснула еще громче.
— Я... Чаааю... На... Налью... — не выдержав, она рассмеялась во весь голос.
Ее смех снял неловкую паузу просто и непринужденно. Вслед за девушкой он засмеялся тоже и смех вскоре слышен был, наверное, даже на палубе. Время от времени они делали паузу, чтобы изобразить недавние пляски и рассмеяться пуще прежнего.
— Ааааа... наливааай, от чего, а от чая я точно не отказался бы! Я Дима.
— Чай... Чай, чай чааай... — Она включила чайник и осмотрела свои запасы.
— Черный или зеленый? Да ты садись. Только у меня к чаю ничего нету... А я Ира... ида.
— Давай зеленый, для разнообразия. Так Ира или Ида? — ответил он, опускаясь в кресло. Эта каюта была почти точной копией его собственной, так что особо разглядывать было нечего... — Чего это на тебя нашло? Настрой особ... опа. — на глаза ему попался раскрытый шкаф с одеждой. — Утюг! Я забыл выключить утюг! Я мухом, — уже на ходу извиняясь перед хозяйкой, — Ир, я скоро вернусь!
— Я Ираида, но лучше Ира... Утюг?! — она так и застыла с чашкой в руках... — Ну ладно, утюг, так утюг...
Иришка полезла в шкафчик, но там лежала сиротливая печенюшка... Ей пришла идея — пока Дмитрий выключает свой утюг, сходить на кухню, там она оставила целую коробку печенья. Глянув на себя в зеркало — в футболке? махнула рукой — время позднее, никого нет. Можно и так.
Предусмотрительно написала записку «Я на кухне, ищу печеньки», прикрепила её к двери, которую оставила полуоткрытой и вышла.
Она осторожно вошла на пустую сияющую чистотой кухню для персонала. Пошарила на полках — нашла коробку печенья, и уже хотела уйти, как увидела холодильник. Иришка заглянула туда — и обнаружила бутылку с молоком. Ей до дрожи в коленках вдруг захотелось холодного молока с печеньем! Нашла чистую чашку, налила молока и половину просто выпила залпом. А потом принялась обмакивать печенье в молоко и наслаждаться, совсем забыв, что её, возможно, ждут...
Дима вернулся через несколько минут, с бутылкой шампанского и коробкой конфет, припасенными на всякий случай. Обнаружил записку и отправился по указанному адресу. Вообще-то она должна была вот-вот вернуться, но почему-то задерживалась, и он, чертыхаясь на каждом шагу, преодолел-таки не самый освещенный участок на лайнере. Едва войдя на камбуз, он прищурил глаза из-за ярких ламп, потому не сразу заметил девушку, уплетающую (предназначенное, между прочим, ему!) печенье, да ещё и запивающую его молоком!
— Ира! — позвал он негромко. — по части пропадания мы квиты.
Она обернулась, явно не ожидая оклика, и улыбнулась парню — а он улыбнулся, глядя на молочные «усики» над её верхней губой.
— Ой... Я чай обещала...
— Да бог с ним, с чаем. — он забрал чашку из пальчиков девушки. — Уу, холодное какое — процедил уже сквозь зубы, заедая напиток печеньем. — Как в детстве, правда-правда.
— А чего ж мы стоим? — Дима поискал глазами, куда бы присесть, все стулья после уборки были подняты. — Идем, — взял Иришкины пальчики и потянул её к самому ближнему столу. — Чего стоять у холодильника целый вечер?
— Пожалуй. Мы будем сидеть на столе? — Ей опять стало смешно — сидеть на столе в огромной кухне и пить молоко. Подойдя к столу она забралась на него, уселась на край и поставила чашку с молоком — оно и правда такое холодное, что у неё уже замерзли пальцы. Болтая ногами, Иришка улыбнулась парню.
— Ну что, начнем ночной дожор?
— Операцию « Ночной Дожор « объявляю открытой! — Провозгласил Дима, чокаясь с чашкой девушки пакетом молока. — выпечки свежей мы тут вряд ли найдем, но если полазить по шкафам и буфетам разным (упаси боже, шеф-повар про наши проделки узнает), то что-нить да сыщется. Ну вот, к примеру, — и он наклонился к шкафчику в столе, на котором сидела девушка и распахнул его. — А, не, тут пусто, — протянул парень разочарованно, поднимая голову. И тут его кольнула мысль, что Ира прямо над ним, она в одной футболке и её ножки чуть разведены, ровно настолько, чтобы взгляд смог мазнуть по треугольничку белья.
« Опа... Дружище. Не о том думаешь! Вы же только что познакомились.»
Но чертик на левом плече уже активно посылал нужные мысли в голову и ему пришлось тряхнуть этой самой головой, отгоняя их.
Мысли не отогнались, зато равновесие чуть не потерялось и чтобы не упасть, он вцепился в ножку Ирочки.
Дмитрий посмотрел на неё снизу и до девушки дошло, что она сидит перед ним, мягко говоря, в неглиже. Она покраснела, и, чтобы скрыть смущение, снова отпила молока.
— Ну, может бы... быть... Нам и этого хватит? Или, потом поищем чего-нибудь еще... — она совсем смутилась и заерзала на столе, искоса поглядывая на парня. Его искренняя улыбка располагала к себе, Иришка не могла не улыбнуться в ответ.
— Хочешь печенья? — Она протянула ему коробку покраснела еще сильнее и заерзала.
— Ойййй!!! — и тут же от неловких движений пролила на себя молоко. — Вот растяпа!
Пролитая жидкость расползалась по футболке девушки мокрым пятном, отчего небольшие груди с остренькими сосочками предстали перед ним как обнаженные. « Оно же холодное!» вспомнил он, и мигом принял верное, вроде бы, решение.
— Снимай футболку, сейчас же совсем замерзнешь, — и он мгновенно стянул футболку с оторопевшей девушки..
— Вот так, — когда футболка осталась у него в руках, он снова взглянул на Иру. Она казалась совсем обнаженной, только линия трусиков перечеркивала бедра, контрастируя цветом с кожей.
— Так... — опять растерялся парень. Да что ж это... — вот, возьми-ка мою, — он снял белую майку и протянул её девушке, не в силах отвести взгляда от её груди. — Надень..
— Сп... спасибо... — она увидела, как у парня отвисла челюсть и прикрыла груди руками. А он уже протягивал ей свою майку — и теперь настал её черед любоваться его загорелым мускулистым телом. Потом она отвела глаза и натянула на себя сухую футболку.
— Извини... Я тебя без одежды оставила...
Вид Ирочки в его футболке добил парня окончательно.
— Ир... ты тока... в общем, меня девушки в мужской одежде (рубашки, футболки), заводят сильно. Вот... — уже не пытаясь прикрыть бугорок на джинсах, он заглянул ей в глаза. — И сейчас... я на взводе очень, потому не ругайся, — после этих слов, он, прильнув к девушке, коснулся её губ своими. Его ладони легли на её бедра и парня будто прошибло током от прикосновения к её коже.
От такого стремительного поворота событий Иришка ахнула. Но Дмитрий уже целовал её в губы, его руки гладили бедра и от горячих ладоней мурашки бежали по коже. Она погладила его плечи, притягивая к себе, и ответила на поцелуй. Её быстрый язычок скользнул по его губам, чуть коснулся их внутренней стороны и встретился с его языком.
Эта игра так возбуждала, она прерывисто вздохнула и отстранилась, пытаясь отдышаться...
Уже не соображая, что правильно сегодня, а что нет, Дима скользнул ладонями по её бедрам под футболку и мягко стиснул её грудь. Прервавшись на полувдохе, Ирочка прикрыла глаза и подавшись вперед, навстречу прикосновениям, задышала чуть быстрее прежнего. Снова прильнув к губам, он нашел её язычок и поцелуй наполнил их жгучим желанием овладеть друг другом не сходя с этого места.
От возбуждения соски девушки уже стояли торчком, когда руки Димы легли на её грудь, заставляя тихо застонать... Она все гладила и гладила плечи Димы, иногда уже впиваясь ноготками в них в порыве страсти.
Не прерывая поцелуя, Иришка мягко опустилась на спину. От мыслей о том, сейчас произойдет здесь — прямо на кухонном столе трусики намокли, по телу разлилась сладкая истома, начинаясь откуда-то снизу живота.
— Мммммм!!! — только что надетая футболка полетела вслед за мокрой, на пол. Фигура Ирочки при ярком свете ламп камбуза словно сама светилась, и от увиденного чувства захлестнули Диму совсем.
Стянув с крутых бедер невесомые кружева и не сумев совладать с желаниями, он прильнул губами к нежной и уже влажной коже между её ножками. Ирочкины ножки тут же легли на его плечи, и он, чуть разведя её бедра ладонями, начал ласку с таким рвением, будто хотел этого всю жизнь. Его губы таяли на кисе Ирочки, вызывая удовольствие и разливая мягкие стоны по всему помещению.
— Аааааххх!!! — от прикосновения губ Димы к её нижним губкам девушка застонала. Его язык нежно ласкал складочки, подбираясь к чувствительной горошинке между ними. Она стиснула руками груди и начала теребить соски, добавляя удовольствия. — Мммммм!!! — стоны эхом отражались от стен.
— Дааа, еще! — хрупкое наслаждение хлынуло вверх от киски, разливаясь и не давая даже вздохнуть, она прикусила губу и застонала громче.
Кончики пальцев уже подобрались к её входу и круговыми движениями начали свой массаж. Кончиком языка он будоражил Ирочку, круша прежнее её спокойствие и разливая сладкую истому по её телу. Мягко прихватив волшебный бугорочек губами, он будто попытался втянуть его в себя. Затем снова в ход пошел язык и пальцы, будто дожидаясь сигнала, скользнули в кису девушки, в ту же секунду становясь влажными от её желания.
Пальцы скользили внутри кисы, губы и язык танцевали над нежной кожей её входа и бусинки. Все вокруг увлажнилось теперь и Дима, казалось, всем телом ощущал, как Ирочка выдыхает стоны из своей груди. Выскользнув из кисы, кончики пальцев, оставляя влажную дорожку, спустились чуть ниже, к колечку мышц между ягодицами, и мягко помассировав её, скользнули обратно ко входу. Он решил повторять это движение, не часто, но до тех пор, пока и её попка не станет влажной и открытой для ласк.
— Ммммммооохххх!! — когда его пальцы проникли в неё, из горла вырвался стон... Он принялся поглаживать стеночки влагалища, пульсирующие от возбуждения, а язык просто мучил нежный курочек быстрыми нежными прикосновениями. Она извивалась, вскрикивала, одной рукой сжимала и крутила сосок, а пальцы второй запустила в его волосы. Стук сердца отдавался в ушах, ей казалось, что он слышен на весь лайнер.
Когда пальцы мужчины скользнули к её второй дырочке, Иришка тихо всхлипнула. Нет, она не была девственна — но внимание ей уделяли гораздо реже! И сейчас почти невесомые касания приносили ей странное незнакомое удовольствие.
Стягивая остатки одежды и не прекращая ласк, он внимал голосу Ирочки, как самой сладкой музыке. Её стоны стали мерилом его действий в её удовольствии и парня всецело поглотил этот процесс. Вскоре он начал различать, на какие движения она реагирует особенно остро и направил все свои действия на это. Девушка водила бедрами в такт движениям языка и пальцев, нарочно подставляя ласкам нежную кожу между ножками. Её пальчики запутались в Диминых волосах и это вызвало целый шквал новых ощущений — сама того не ведая, Ирочка сейчас задела его за живое. Не прекращая ласк языком и губами на её сочной кисе, он скользнул пальцем в её входе последний раз и этим же кончиком пальца легко проскользнул между её ягодицами, одновременно вводя в киску кончик языка.
Она ахнула и чуть дернулась, чувствуя, как Дима вводит палец ей в попку... Инстинктивно сжала её, но язык мужчины занялся её нижними губками, и она снова расслабилась — прислушиваясь к ощущениям.
— Даааа... — нежная киска реагировала на движения язычка в ней волнами наслаждения, прокатывающимися по всему телу. — Да, Дим, ещеее... — она прижала его голову к своей промежности, наверное даже не давая вздохнуть — так ей хотелось сильнее ощутить его ласки. — Оооох, дааа...
Он овладел Ирочкой, и пусть ещё без проникновения, но уже понимал, как нужен ей сейчас. Её ладошка легла на затылок парня, вжимая в кису языком, и он, уже не стесняясь своей легкой небритости, окунулся в её лоно лицом, стараясь язык пропихнуть еще глубже. Кончик пальца, скользнувший между ягодицами не стал заходить дальше, чтобы не причинить неудобств, и не снизить возбуждение. Поэтому, набирая влаги, источаемой входом девушки, он снова проникал им неглубоко в её попку. Ладонь другой руки блуждая по её телу, поднялась к груди и пальцы, нащупав сосочек, принялись дразнить его.
Каждая чувствительная точка тела Ирочки получала сейчас свою долю внимания и мужской ласки. От пальцев Димы по соску бежал ток похоти, лоно просто пульсировало от наслаждения и даже попка уже отвечала на осторожные проникновения — она вскрикивала, стонала, иногда вздрагивала от возбуждения... Сознание захлестывали волны удовольствия...
— Ааааххх, Дииииммаааа!!! Мммммм!!!
Все это могло продолжаться бесконечно, но его терпению пришел конец, а желание, накачивающее фаллос гулкими ударами крови, требовало найти выход. С большим сожалением прервав ласку Ирочкиной кисы губами, он выпрямился во весь рост перед ней, и без промедлений вогнал весь свой ствол в её влажный пульсирующий вход. Перед глазами заплясали круги, девушка вскрикнула, но скорее от неожиданности, чем от болевых или неприятных ощущений... замерев на секунду, он чувствовал, как стеночки её кисы обволакивают фаллос нежными и горячими объятиями. Положив ножки Иры на свои плечи и стиснув в ладонях её грудь, Дима начал медленное движение назад, выходя из её лона. Ноготочки девушки впились в его руки, от удовольствия она прикусила губку и закрыла глаза, и когда уже фаллос почти выскользнул из нее, он снова вогнал его весь в горячие объятья её входа.
— Вссссссссс!!! — Из-за того, что её ноги были закинуты на плечи парня — она не могла двигаться и только держалась за него. Эта вынужденная беспомощность заводила еще сильнее!
— Даааа, трахни меня, дааа! — выдохнула Ирочка и сжала его член мышцами влагалища. Она почти ничего не слышала, глаза были закрыты, осталось только одно ощущение — этот восхитительный ствол внутри...
Со старта взяв средний темп, чтобы прочувствовать девушку и дать ей насладиться этим не меньше, чем ему самому, Дима полностью сосрелоточился на этом процессе. Обхватив бедра Ирочки руками, он прижал их к своей груди, энергично досылая фаллос в её нежную кису. Её стоны волнами передавались его телу, он скорее чувствовал их кожей, чем слышал и это ему безумно нравилось. Низ его живота, бедра бились об аппетитные ягодицы Иришки с влажными шлепками, а он все не останавливался, наполняя её своим присутствием. В какой-то миг ствол выскользнул из её кисы весь, влажный от соков фаллос, щекотнув между ножками, мягко ткнулся между ягодицами, чуть нажав на сжатое колечко мышц ануса..
Не почувствовав какого-либо протеста, Дима ввел в неё самый кончик головки, и тут же вышел, чтобы снова окунуться в горячую влагу лона... Затем снова вышел и опять нажал на колечко, но сильнее. Ладонь, скользнув по её ножкам спустилась к низу животика и большой палец нащупал волшебный бугорочек.
Плавные движения мощного поршня внутри просто завораживали... От самого паха по всему телу разливалась волна наслаждения, она стонала в такт, отдаваясь великолепному самцу. Её стонам вторили только смачные шлепки разгоряченных тел друг о друга.
Внезапно в попку толкнулась головка члена — Ирочка охнула, сжимаясь, но он тут же выскользнул и вонзился в лоно. Когда член начал входить в попку снова — она дернулась, пытаясь избежать неизбежной боли... Но тут же на нежный курочек лег большой палец — и она вздрогнула от первого оргазма, закричала, вильнула бедрами, и головка сильного члена в попке перестала доставлять дискомфорт... Все ушло в яркое наслаждение.
Дернувшись, Ирочка сама будто насадила свою попку на член. Влажный от соков фаллос легко вошел между ягодицами примерно на половину, но Дима не стал спешить. Вышел и направился прямиком в её лоно, ворвавшись между тесно сжатыми стеночками, пульсирующими и явно отдающими это ощущение ему. От переизбытка чувств он едва не закончил там же, но стиснув зубы, сдержал семя внутри себя. « ещё не время, ещё не время «, чувствуя скорый всплеск. Разогнав движения фаллоса до приличной скорости, когда все шлепки, стоны, дыхание и грохот, что издавали два распаленных страстью сердца, слились в один сплошной гул, Он резко выпрямился, вогнав ствол до самого основания в её лоно, и тугие горячие струи ударили кису девушки изнутри.
— Аааааахххх!!! — мощный толчок отдался во всем Ирочкином существе, один оргазм, не успев закончиться — тут же сменился следующим. Она вцепилась в руки Димы ногтями и выгнулась дугой. — ДАААА!!! — тело перестало существовать, перед глазами замелькали звездочки, в ушах зашумело. Бурный оргазм еще раз накатил, заставляя пульсировать и сжиматься киску, и медленно начал отступать, оставляя девушку, ослабевшую и потную...
— Дааа... — тихо простонала она, — дааа.
Вот не ждал он такого фейерверка, не ждал. Выброс семени отдался во всем его теле, подкосив ноги на миг. Кровь, как взбесившаяся, бурлила в нем и в тот же миг, он чувствовал тело девушки и плотное колечко губ там, внизу, что так плотно стискивали его член в жарких объятиях.
Он потянул Ирочку за руки к себе, заставляя сесть и без лишних слов впился в её губы своими, дополняя все чувства, что не сумел выразить до этого. Жаркий поцелуй снова качнул кровь по венам и едва ослабший фаллос снова готов был овладеть её лоном.
На его губах еще оставался вкус соков Ирочки, она обняла его и страстно поцеловала, благодаря за наслаждение, которое все еще растекалось по телу. И более ощутимо — вытекало из лона вязкими каплями.
— Это было... невероятно... — Какое-то время они целовались, снова разжигая пожар молодых тел. Вот между бедер девушки заинтересованно ткнулся снова напрягшийся член. Не отпуская парня от своих губ, она взяла в руку его ствол и начала ласкать, нежно сжимая пальчики. Дима слегка дернул бедрами — может быть от неожиданности и негромко застонал. Иришка легонько дрочила его бойца, целуя в губы его обладателя.
Ирочка откровенно дразнила Диму, её пальчики бегали по фаллосу, то сжимаясь в кулачок, то лаская ладошкой. Их языки столь неистово ласкали друг друга, что казалось, вот вот заплетутся в узел. Дыхание вновь участилось, в воздухе снова запахло сексом. Он привлек девушку к себе, и она соскользнув со стола встала перед ним, такая желанная и такая томная... она глядела на него снизу вверх, прямо в глаза, а он положил ладони на её ягодицы, поглаживая их, сжимая легонько... « Я снова тебя хочу « — шепнул девушке одними губами.
Она посмотрела Диме в глаза, еще раз легонько поцеловала его в уголок рта, потом присела перед ним на корточки. Нежно слизнула капельки спермы с головки его мощного члена, обвела её кончиком языка. Обхватила её губами и начала посасывать, медленно и нежно, впитывая вкус его спермы и запах своих соков. Выпустила изо рта с легким чмоком и посмотрела на парня снизу вверх. От ласковых пальцев и язычка на головке выступила капелька смазки, она слизнула её и принялась ласкать нежную кожицу, дразнить дырочку уретры остреньким кончиком языка.
Дим немного не то имел в виду, и хотел было возразить Ирочке, но быстро забыл, зачем хотел. Она погружала фаллос в свой горячий ротик почти на половину, её язычок плясал на его головке и по всей длине... Окей, будь по-твоему. Положив ладони на затылок девушки, прибрав волосы в один хвост, чтобы не мешали ей ласкать его, а ему — видеть, как она это делает, Дима самым наглым образом начал подавать вперед бедрами, слегка увеличив амплитуду движений фаллоса в её ротике. Кровь накачивала ствол, он становился все больше, её ласки казались чем-то нереальным. Помогая себе кулачком, Ирочка совершенно погрузилась в процесс, заставляя ликовать все существо парня от восприятия этой картины.
Когда Дима начал настойчиво толкать член ей в ротик, она приоткрыла его пошире и начала забирать член все глубже. Иногда, словно дразня его, чуть направляла фаллос язычком — и тогда головка выпирала на щеке. Обе руки девушки трудились вместе со ртом — одна скользила по стволу вверх-вниз, вторая пробралась к яичкам и начала нежно их ласкать, иногда осторожно сжимая. Быстрый ловкий язык увлеченно вылизывал головку. Посматривая на парня снизу вверх, она наслаждалась его видом и тихими стонами удовольствия. В такие моменты мужчина весь в её власти — во власти нежных рук, плотного колечка губ и юркого язычка. И её это невероятно возбуждало всегда! Киска Ирочки ответила на эти действия новой волной возбуждения, потекла...
— Ммммм!!
«Жаль мы не в таком месте, где я мог бы ласкать тебя тоже, целуя тебя между ножками и владея тобой даже когда ты управляешь моментом... ну да ладно, будет и наше время!» Ласки девушки совершенно «обезвредили» Диму, хотелось плыть по этим волнам удовольствия бесконечно... но это было бы слишком. Привлекая девушку к себе, он потянулся к её губам, ещё дрожащим от возбуждения и напряжения за поцелуем, затем развернув спинкой к себе, уложил её грудью на стол. Пискнув, Ирочка подалась вперед, запрокинув попку чуть вверх, и Дима тут же пристроившись сзади, снова мягко вошел в её кису.
— Аааах! — девушка распласталась на столе, и сразу в неё проник член. Она еще не успела остыть, и уже потекла снова... Дима обхватил её за бедра и начал двигаться — входя на всю длину и почти полностью выходя — а она стонала и вскрикивала от такого натиска.
— Мммм!!! Ох, дааа, глубже! Еще, да, вот так! — Жар киски и холод поверхности стола, который она чувствовала грудью — создавали сумасшедший контраст, отдающийся во всем теле взрывами наслаждения...
— Аааах, трахай меняяяя, дааа!!!
Её попка снова смягчала удары тел друг о друга, снова шлепки наполнили помещение камбуза. Вид её ягодиц сводил парня с ума. Ирочка выгнулась кошкой, когда он заполнил её и теперь по её спинке росинками выступали капельки пота. Дима входил в нее с силой вбивая в её кису свой ствол. Пальцами он сдавил её попку, уже полностью отдавшись непрерывным движениям, постепенно разгоняя себя все больше. Одной ладонью пробежав по спинке к волосам, снова собрав их в хвост, он намотал их на кулак и потянул на себя, чтобы вместе с удовольствием пришла легкая боль, контрастирующая и подчеркивающая приятные ощущения. Большим пальцем другой ладони, положив её на Ирочкину поясницу, принялся массировать звездочку между ягодицами.
Она двигала бедрами, все убыстряя темп навстречу Диме, который мощно долбил её, заставляя выгнуться дугой. Ирочка приподнялась, упираясь руками и теперь от сильных толчков её груди покачивались, задевая напряженными сосками поверхность стола.
Прикосновение его пальца к анальной дырочке заставило девушку вскрикнуть — нет, она не боялась, это принесло новые ощущения, новое удовольствие.
— Ааааааааоооооо!!! мммммм!!!
Её реакция, её стоны, дыхание, движения навстречу — все это возбуждало парня все больше и он чувствовал, как набухает ствол, растягивая её кису. Ему захотелось на миг быть сразу повсюду, овладеть ей всецело и безраздельно, войти в её попку, её ротик и брать её лоно, нежно и неистово, в строгом порядке и сразу всю. Наваждение спало, едва он открыл глаза. Её ягодицы покачивались в такт, большой палец, что дразнил попку, скользнул в нее уже наполовину... Распущенные волосы расплескались по её плечам и спинке подобно рыжему пламени, и Дима свободной рукой ухватил девушку за грудь, стиснув её. Он уже не просто вгонял в нее свой ствол, он прижимал её всем весом, грозя оторвать намертво привинченный стол от пола.
Локти Ирочки подогнулись и она уронила голову на руки. Для неё сейчас существовал только этот мужчина, сильно вгоняющий свой бесподобный ствол в киску, которая его так охотно принимала, так бурно наслаждалась и пульсировала на нем...
От его руки, стиснувшей грудь, девушку как током шибануло, она снова выгнулась и взвыла...
— Ааааааооооййй!!! — его палец еще глубже вошел в попку, и это почти двойное проникновение заставило киску сжаться от удовольствия... — Оооййй, Диииимааааа!!! — Ирочка уже кричала от наслаждения.
Этот секс, казалось, должен был расплавить все вокруг парочки. Дима владел ею, брал её неистово, но в тот же миг чутко следил за её настроением и реакцией на свои действия, готовый в любой миг сменить тактику. Его дыхание превратилось в рык, её стоны во всхлипывания, они двигались так, будто были одним целым... такие разные. Шлепнув открытой ладонью по попе девушки, заставив её лоно сдавить фаллос внутри себя, он приближал себя и её к моменту наивысшего блаженства. Парень чувствовал, как между её ножками закипает влага, она становится все горячее, и, сжимая мышцы вокруг его ствола, она обжигала, причиняя немыслимое удовольствие. Её лоно трепетало в предчувствиях скорого завершения и парень, проскользнув в неё очередной раз, выстрелил тугими струями в её кису второй раз за этот безумный вечер.
Ирочку уже трясло от приближающегося бурного оргазма, её влагалище ритмично пульсировало и ритм этот нарастал безумным крещендо. Она выла, кричала, всхлипывала — но продолжала двигаться в этом ритме, отдаваясь этому самцу, этому мужчине... Который сейчас рычал над ней от наслаждения, и дарил его, не жалея ни себя, ни её.
— АааавссссАААААААААА!!! — от шлепка девушку словно вздернуло, она заорала и кончила. Киска сжалась, молоко лужей разлилось по столу, но ей уже было все равно... Ирочку словно парализовало — только её нежная киска бешено сокращалась, выжимая все соки из партнера, мир для которого вокруг прекратил быть. Планета перестала вращаться. Стрелки остановили свой ход и влажный, такой необходимый воздух с запахами секса и океана стал неважным и ненужным сейчас... Он чувствовал её — вот, что было действительно важно. Изможденные и высушенные, лишенные всяческих сил, они наслаждались каждым мигом последствия своей страсти.
— Ты просто супер. Ты такая классная... просто... супер... — на что-то большее не хватало его сейчас. Дима попытался оторваться от девушки, с большим усилием, преуспел. Его ствол не хотел покидать её теплую пещерку, кожа воспротивилась мириадами мурашек на отсутствие близости с её телом... Привлекая девушку в свои объятия, он снова поцеловал её в губы, но уже не пытаясь пробудить в ней страсть, а с благодарностью за этот неожиданный и такой пылкий секс.
Подхватив Иришку на руки, Дима двинулся по коридорам и палубам до её каюты, прихватив одежду. Мокрая от пота и совсем обессилевшая, она просто прижалась к парню, который уносил её. Ирочку уже не интересовало ничего, кроме его сильных рук. Кухня снова опустела, и только лужица молока теперь напоминала о произошедшем здесь недавно.

sweet15

Post 31-Jul-2015 22:17

[Quote] 

Интересно))0)

sweet15

Post 31-Jul-2015 19:04

[Quote] 

Мдааа.. ничего приятного..

luisluis

Post 04-Apr-2015 13:38

[Quote] 

Секс по принуждению. Нет, это же надо было такому случиться! Прежде никогда бы не поверила в то, что с беззащитной девушкой, которая просто отдыхала на своей даче, могло произойти нечто подобное. Но произошло, не смотря ни на что. Как в порно рассказе, который я года-то читала. Впрочем, обо всё по порядку.
Два месяца в году я провожу на своей даче. Люблю я свежий воздух, возможность стать единым целым с замечательной природой наших краёв. Одно чудо, а не работа, когда можешь провести время наедине с живыми растениями, природой, красотой местной флоры и фауны. И на сей раз всё было как всегда. Приехала я в начале июля и уже две недели как работала на огороде. В один день решила отдохнуть от трудов, заняться собой и позагорать. До пляжа идти мне было откровенно лень, так как находился он где-то в часе ходьбы, поэтому я разделась догола, будучи уверенной, что никто меня увидеть не сможет, и легла на шезлонг. Солнышко согревало моё тело, в руках у меня был сборник рассказов эротического содержания. Читала я о сексе по принуждению, о том, как одну девушку однажды выловило несколько парней, которые решили, что она страстно желает заняться с ними любовью. В моих мыслях разворачивалась прекрасная картина того, как одну хрупкую деву имеет толпа обезумевших мужчин, более похожих на зверей. Они трахают её своими огромными членами, вгоняя их в самые недра её нежного тела, её попка разрывается от того, что в неё проникли два жирных фаллоса сразу… мм, как же это прекрасно выглядело в моей голове. А потом я ощутила как меня кто-то схватил, набросил мне на голову мешок и сделал так, что я мгновенно потеряла сознание. Когда очнулась, мешка на мне уже не было, а я сидела посреди пустой комнаты с измазанными граффити стенами. Вокруг меня столпилась группа мужчин, их было штук пять или шесть, я не могла точно сосчитать. Они все были полностью голыми, - как и я! – и смотрели на меня с желанием. Я поняла, что сейчас должно произойти, и мне стало страшно. Если в рассказе, который я читала, мужчины были мужественными зверьми, с телами древнегреческих богов и душой и силой льва, то мои похитители все выглядели настоящими бомжами. Они были жирные, жирные настолько, что члены их скрывались под животом, от них воняло как от горы мусора. Я пыталась вырваться, но меня всё равно трахали. Члены побывали во всех моих дырках: я чувствовала вкус мочи, когда сосала чей-то орган, я орала от боли, когда эти ублюдки засунули в мою узкую попку два своих члена… хуже дня не было во всей моей жизни. А они смеялись и веселились, и оставили меня одну, облитую спермой, когда наконец утолили свой голод…

sweet15

Post 31-Jul-2015 18:52

[Quote] 

Супер!

luisluis

Post 11-Jun-2015 13:39

[Quote] 

Похищение строптивой Анжелы 2 Прошло три дня, после того дня, когда Артур силой взял Анжелу и показал ей, что он ещё тот самец, умеющий получать то, что желает. Его приказ не был выполнен, девушка не пришла в клуб вечером и последующие три дня, красавица брюнетка не выходила из дома, не поднимая домашний телефон, думая, что это мог звонить он. Мобильный был отключен, друзья предупреждены заранее, что она якобы на больничном и никого видеть не желает в этот период времени.
На четвёртый день, включив мобильный телефон, посыпались сообщения о том, что звонил какой-то номер и количество звонков трудно сосчитать, так как их было немереное число. Заглянув в холодильник, девушка поняла, что пора бы отправиться в магазин, выглянув в окно, поняла, что у подъезда нет никакой машины, и путь свободен. Натянув джинсы, кофту и кепку, Анжела не торопясь вышла из квартиры, каждый шорох и звук пугали её, но всё было тихо и спокойно. Вдохнув полной грудью воздух на улице, она спокойно отправилась в соседний магазин, на мгновенье забыв о том, что за ней могу следить. Скупившись, она с полным пакетом отправилась домой, позвонив по дороге своим подругам и предупредив их, что с ней всё в порядке и после выходных, обязательно появиться в институте. Забыв о преследователи, на протяжении всего дня, она слушала дома музыку, смотрела телевизор, но к вечеру устав от скуки, решила всё таки развлечься. Ей хотелось потанцевать и расслабиться морально, так как эти дни были напряженными и тяжелыми для неё. Надев самое сексуальное платье с глубоким декольте, распустив свои роскошные волосы, Анжела отправилась в свой любимый клуб. Немного боязни было в первые минуты, когда глазами она смотрела на столик, где сидел Артур, но к её удивлению, он был пуст, что вполне устраивало девушку. Увидев знакомых, студентка быстро выбросила всё из головы и оторвалась на танцевальной площадке, где она могла просто оторваться, двигая своим телом довольно пластично и эротично. Все попытки пригласить её потанцевать мужчинами, пресекались на корню, она не желала никого из них видеть. Улыбка сползла с лица, когда увидела на мобильном телефоне входящий звонок, без раздумий сбросила его, и так раз тридцать, пока не пришло текстовое сообщение: «Ты со мной решила поиграть в прятки или в молчанку? Понимаешь, что я тебя найду всё равно, и тогда пеняй на себя. Лучше подними трубку». Следующий звонок, Анжела уже сбросила с гневом и наконец-то тишина, ни смс ни надоедливой мелодии звонка. Стараясь не испытывать судьбу, девушка поехала домой. Полчаса и ключи уже открывали входную дверь, было ощущение, что-то не так, но вот что, она не могла понять. Включив свет в прихожей, девушка поправила волосы, улыбнулась своему отражению в зеркале и сказала сама себе:
- Фиг тебе, Артур. Не дождёшься. Я не буду твоей подстилкой.
Как будто гром среди ясного неба, раздался его голос из зала:
- Ты в этом уверена, моя дорогая?
Не помня себя от страха, девушка кинулась к двери, пытаясь её поскорее раскрыть и выбежать в подъезд, но сильные мужские руки уже схватили запястье и силой их сжав, ключи упали на пол. Резкий поворот и вот, она уже смотрела в глаза мужчины, который готов был её удушить.
- Шикарно выглядишь, милая, - прошептал он на ухо, проводя руками по талии и бёдрам, - не думал, что ты так умеешь двигать своим телом под музыку. Хотелось подойти к тебе в клубе и отодрать прямо на танцполе, но к сожалению сдержался. Ты хотела игры, ты её получила. Теперь вини сама себя. Я не привык повторять дважды, сегодня ты будешь умолять меня трахать твои щели.
Не говоря больше ничего, он разорвал на ней платье, сорвал трусы и прямо в коридоре поставил силой на колени, достав свой хуй, всунул его в рот. Как бы не сжимала губы Анжела, его силы хватило на то, чтобы заставить девушку сосать член. Наматывая на руки волосы, он только лишь сказал:
- Попробуй только заори или позвать кого-то на помощь, поверь, я выебу тебя так, что ты неделю не сможешь ходить.
Угроза звучала так естественно, что девушка даже испугалась, она стала работать губами, но как-то вяло, что не удовлетворяло мужика с торчащим от желания пенисом. Без слов, он повёл её в зал, где на столе уже был накрыт стол, в бокале налито шампанское, фрукты и конфеты. Сев на диван и посадив её себе на колени, он протянул ей игристый напиток.
- Выпей его до дна, не заставляй вливать силой.
Покорно взяв его в руки, Анжела осушила его в один миг. Вкус был странным, каким-то сладким, даже через меру. В этот момент, Артур гладил девушку по спине и улыбаясь сказал:
- Вот и молодец, теперь немного подождём, когда ты превратишься в ненасытную самку, афродизиак сделает своё дело, тем более в таком количестве. А пока, поработай своими губами над моим хуем, дорогая.
Грубо и бесцеремонно, он поставил её на колени и стал трахать в рот. Его резкие движения засаживали кол так глубоко, что девица давилась от напора и самой длины пениса. Было просто удивительно, что ей начиналось нравится такое обращение. По телу уже пробежала какая-то странная волна возбуждения, а щели становились мокрыми, что не сложно было ощутить. Видя, как соски торчать, а бёдра двигаются в такт его пенису, Артур сказал:
- Ну вот, моя шлюшка почти уже завелась, ещё немного терпения и ты сама попросишь ебать тебя. Я проучу тебя и научу тому, что надо покорно исполнять мои приказы. Теперь ложись на пол, и трахай себя пальцами. Я хочу посмотреть на то, как ты дрочишь свою пизду, которая явно уже готова для такой ласки.
Испуганными глазами, Анжела легла на пол и раздвинув ноги, стала играть с клитором, теребя его руками. Как по волшебству, сладкая истома разлилась по телу, хотелось только любви и ласки, которая накрывала её и не давала покоя. Выгибая спинку, брюнетка стала энергичнее водить пальцами по половым губам, вводя их во влагалище, желание быть трахнутой становилось всё больше и ярче, соски тоже требовали внимания. Тело стройной студентки горело огнём желания, ещё минута и казалось, что внутри всё взорвётся. Что делать? Как быть? Анжела просто стонала, но ни о чём не просила, а мужчина смотрел на это шоу и коварно улыбался, ему нравилось видеть в ней такую развратницу, которая и без этого напитка смогла бы удовлетворить его желания в постели.
- Ну что, ты хочешь меня, моя сладенькая потаскушка? Не слышу?
Девушка будто не слышала его, она продолжала себя ласкать, закрыв глаза и стараясь не обращать на него никакого внимания.
- Ах ты так…
Он снял с себя одежду, пристроился около её ног и силой стал вводить свои пальцы во влагалище, которое текло желанием. Его руки ласкали грудь, сжимали грубо соски, а вторая рука тем временем трахала её щель. Резкие движения не могли не заставить стонать Анжелу, которая была на пике удовольствия, он это видел, но почему то, резко остановился. Убрал руки, прижался к ней и стал лизать соски, прикусывая их зубками, его шепот просто сводил с ума:
- Ну давай, скажи мне то, что я желаю услышать. Попроси тебя трахнуть прямо сейчас.
Девушка отвернула от него лицо в сторону, ей не верилось, что он снова победил. Сердце бешено стучало, желание было сумасшедшим. Она тихо промолвила:
- Войди в меня.
- Что? Я не расслышал???
Анжела повернулась к нему и яростно прошипела:
- Я хочу, чтобы ты трахнул меня прямо сейчас, как свою шлюху. Я хочу ебаться, как последняя блядь.
- О дааа, - сказал он в ответ и резко ввёл пенис в её тугую плоть, - вот так, моя блядь, теперь я тебя отымею по жесткому, чтобы ты познала всю прелесть этого секса.
С каждым его словом, член входил в киску так глубоко, что девушка уже не могла сдерживать крик настоящего экстаза. Она обняла его, пальцы впивались в спину, царапая тем самым его кожу. Ноги обвили его талию, а тело двигалось только на встречу мощному мужскому оружию, которое доведёт её в этот вечер не до одного оргазма. Первый взрыв райского наслаждения случился в этой же позе, когда пигалица закинула ноги ему на бёдра. Её крик Артур перекрыл поцелуем и прорычав что-то на ухо, спустил сперму ей на лобок. После первого слияния, отправил пленницу в душ, где приказал вымыться и быть готовой к дальнейшим сексуальным играм на целую ночь. Мужчина имел Анжелу до пяти часов утра, разработав её очко для начала пальцами, а после и членом, только под утро, кончив ей на лицо, они уснули прямо в зале на диване. Это было началом их романа, где девушка студентка стала его лучшей подругой и любовницей в одном лице. Они нашли много общего между собой, а когда строптивица показывала ему свой нрав, он просто трахал красотку в грубой форме, привязывая веревкой к кровати, заливая тело своей спермой.

sweet15

Post 31-Jul-2015 18:44

[Quote] 

luisluis,
Спасибо за офигенный рассказ! Хотелось бы продолжения!!! КАК Анжела не пришла в клуб, и он имел и руководил ею по полной программе!!!

luisluis

Post 11-Jun-2015 13:37

[Quote] 

Похищение строптивой Анжелы Анжела, девушка студентка 20 лет, которая всегда была объектом восхищения у мужчин, которые находились рядом с ней. Да и как не засмотреться на эту милашку, которая была не просто идеальна телом, но и очаровательна на лицо. Расставшись с парнем, она старалась сейчас не думать о новых отношениях, просто отдыхала в свободное время от учёбы, ходила по клубам и общалась с друзьями. В один из вечерних походов в клуб, девушка была замечена мужчиной 35 лет, которого знали все в этом заведении.
Артур – влиятельный человек, бизнесмен и любитель красивых девушек, которых покорял за один вечер и переспав, старался не вспоминать о них на следующий день. Так вот именно Анжела приковала его взгляд, когда во время очередного танца, выделывала неплохие па на танцевальной площадке. Подойдя к ней, он галантно пригласил девушку на медленный танец, на что получил категорическое «нет» и никакие последующие его уговоры не сломили красотку с длинными чёрными волосами и голубыми глазами. Она не хотела никаких ухаживаний, её это не интересовало. Под конец тусовки, когда народу становилось всё меньше и меньше, Анжела направилась к выходу, как чья-то рука схватила её за запястье и секунда прошла, как она была прижата к стене. В её глаза смотрели карие очи мужчины, которого она отшивала от себя целый вечер. Он злобно стрелял молнии в её сторону и держа силой прошептал:
- Я всегда получаю то, что хочу, моя дорогая и ты не исключение. Давай по хорошему, сколько тебе надо денег, чтобы провести со мной ночь?
На это предложение девушка только фыркнула и яростно, зловеще сказала:
- Засунь свои деньги себе в то место, где им будет очень комфортно. Я не продаюсь, дебил.
- Не стоит показывать мне свои зубки, милая, ты же не знаешь, с кем связалась, - отпуская её руки, он добавил ей вслед, - мы с тобой поговорим о твоей покорности в другое время и другом месте.
Не обращая внимания на его угрозы, девушка пошла домой и забыла об этом инциденте уже на утро. Хотя зря, так как у стен института, Артур ждал её с букетом роз и остановив во дворе сказал:
- Сегодня вечером, я жду тебя в клубе. Отказ не принимается. Я так сказал и решил.
Глядя на его надменное лицо и уверенный взгляд, Анжела приняла букет, молча отошла и выкинула его в урну, что вызвало улыбку на лице мужчины:
- Я тебя предупредил, попробуй не приди и ты узнаешь, что такое настоящая злость с моей стороны, не гневи меня принцесса, я не таких ломал как ты.
Девушка посмотрела на него и спокойным голосом ответила:
- Я не продаюсь, запомни это.
В этот вечер он так и не дождался её прихода в клуб, что вызвало кучу эмоций с его стороны, он был в бешенстве такой непокорности какой-то молоденькой девицы. На следующее утро, Анжела спускалась по лестнице своего многоэтажного дома слушая музыку в наушниках, она даже не подозревала, что в следующую минуту, на её лицо будет надета какая-то тряпка, а в рот вставлен кляп. Чьи-то руки силой подняли на плечи и через мгновение, она уже сидела в машине. Оцепление рук не спадало долго, пока автомобиль не остановился. Девушка испугалась, но понимала, что кричать и дёргаться бесполезно, это ни к чему не приведёт. Казалось прошла вечность, когда её куда-то несли. Скрип лестницы, дверей, всё это было для неё ужасной реальностью и вот, она поняла, что уже ничьи руки её не держат и что она находится в какой-то комнате. Сбросив с лица тряпку, она высунула кляп и огляделась вокруг. Большая комната, огромная кровать, камин, уютная обстановка и вот он, её похититель. Артур сидел на кресле и внимательно наблюдал за её реакций. Не говоря ни слова, медленно стал надвигаться на студентку, которая чувствовала себя котёнком, который попал в лапы хитрому зверю.
- Я же говорил, чтобы ты пришла в клуб и не злила меня?
- Ах, ты мразь, да как ты мог, отпусти меня немедленно, - прошипела девушка.
- Ага, сейчас, разбежался. Сначала я получу то, что хочу, а после, иди на все четыре стороны.
Его тон был убедительным, а действия решительными, как бы она не металась по комнате, ей не удалось выскользнуть из его сетей. Он постоянно настигал её в момент попытки убежать. Разорвав на ней одежду, сбросив её трусики на пол, Артур кинул девушку на кровать. Ему хотелось, чтобы она орала от кайфа и восторга, который будет подарен им. Её сопротивление будило в нём ещё больше животное, которое настигло свою добычу, накинувшись на неё, мужчина стал силой целовать её губы, раздвигая своим языком уста, делая это жестко, почти требовательно. Руки в этот момент теребили соски, сжимали их всё сильнее, причиняя ей боль. Анжела уже кричала от причиненной боли, но это лишь веселило похитителя, ему нравилось, что она в его власти и будет делать то, что он хочет. Не давая ей опомниться и секунды, раздвинул ноги ввел свои пальцы во влагалище, проверяя, насколько она готова ко встречи с его членом.
- Моя сучка уже мокрая, не правда ли? Можешь не отвечать, я же чувствую, что ты потекла.
Его руки скользили по пизде, играли с клитором, половыми губами и только после того, как девушка издала стон, он понял, что возбуждение женского тела ему на руку. Не медля и секунды, достал свой хуй из брюк и почти приказным тоном сказал:
- Соси его. Если мне понравится, я трахну тебя не очень грубо, но если будешь строить целку, выебу как последнюю шлюшку.
Анжела поняла, что другого варианта нет, как просто удовлетворить его сексуальные потребности и отправиться домой живой. Она не говоря ни одного слова, стала на колени и стала работать губами так нежно и жадно, что казалось это не член мужчины, а сладкий леденец. Полируя губами головку, брюнетка играла с его яйцами, вызывая стон восхищения у этого тирана.
- Ай да девочка, умница, глубже его бери, весь. О да, моя милая, ты просто супер.
Кто бы мог подумать, что глубокий минет немного раздобрит животного и он будет нежен и ласков в следующих действиях. Прорычав что-то о том, что она теперь его, повалил девушку на спину и стал играть с её выбритой киской, облизывая и покусывая клитор, а Анжела забыв о том, кто с ней рядом, прижимала голову похитителя к своей пиздёнке и стонала громко, отбросив прочь какие-то сомнения и стеснения. Пока его язык блуждал по киске, руки играли с сосками, что вполне могло вывести красавицу из себя, она не хотела больше скрывать своё возбуждение и поэтому поддалась на свои эмоции. Видя то, что строптивая бунтарка готова для продолжения, забросил её ноги себе на плече и медленно ввёл свой член в её тугую пилотку. Стенки влагалища тут же обхватили накалённый от желания пенис, отчего мужчина только лишь застонал, ему понравилось скользить в её дырочке, ощущая как девушка уже на грани взрыва. Немного траха в этой позе, лишь помогли ему понять, что перед ним находится очень страстная любовница, умеющая своими действиями и телом владеть мужиком на все сто процентов. Он не мог налюбоваться ею, она вся светилась от эротической энергии, которую издавало её тело. Поставив Анжелу раком, мужчина не стал долго раздумывать, он резко и жестко стал трахать новую любовницу, да так, что она не могла сдерживать стонов, перерастающих в крик. Сжимая руками её ягодицы, ему хотелось только одного, чтобы она кончила первой. Движения становились всё быстрее, толчки фаллоса в мокрой киске доводили студентку до экстаза. Ещё один толчок глубоко и резко стал началом оргазмом девушки, которая ещё совсем недавно пинала его ногами. Довольный своей победой, он взял её за волосы и подтянул к члену:
- А теперь я кончу на тебя, это будет мой подарок для тебя.
Надрачивая свой хуй руками, Артур залил лицо девушки своей спермой, проводя головкой по губам девицы, которая была поражена происходящими событиями. Ей не верилось, что это произошло и наконец-то всё завершилось. Обессиленная от этих скачек, Анжела вытерла лицо простыней и тихо спросила:
- Я могу теперь идти?
Надменно глядя на неё, мужчина ответил:
- Умойся, тебя отвезут обратно и предупреждаю тебя ещё раз, не стоит со мной играть в непокорную девушку целку патриотку. Сегодня вечером, ты должна быть в клубе. Я хочу поужинать с тобой и провести ночь в более приятной обстановке. Отказ не принимается, надеюсь ты это поняла и примешь в учёт то, что мои желания теперь для тебя закон. Не стоит быть такой глупой девочкой, выводя меня из себя.
Через час, Анжела уже была дома и стояла под горячим душем, смывая с себя все ощущения этого утреннего приключения. Забыв о приказе Артура, она дала себе слово, что эти дни проведёт дома, не выходя даже за хлебом. Она ещё не знала, что своей строптивостью вызовет в мужчине бурю гнева, так как мужчина не привык к такому обращению.

андрей175561

Post 27-Jun-2015 22:30

[Quote] 

Отличный рассказ!

Alessandrok

Post 23-Jun-2015 22:19

[Quote] 

И Стаси, и Бетти было по шестнадцать. Обе жили в пределах мили от дома, в который сейчас подглядывали. В этом районе все держали лошадей. Родители Стаси были зажиточны и имели достаточно денег, чтобы выращивать чистокровных скакунов; она и ее отец принимали участие в конных соревнованиях.
Правда, у матери Стаси не было спортивных наклонностей; большую часть времени она находилась в мрачном настроении и иногда слишком много выпивала.
Родители Бетти были не столь богаты, и, по сути, принадлежали к более низшему классу, чем "конезаводчики". Они, как и подобные им семейства, держали лошадей в основном для удовольствия собственных прогулок. Между этими двумя группами в средней школе имелись некоторые трения, и Стаси представляла одну, а Бетти - другую.
Стаси была далека от заносчивости, но богатство ее родителей заставляло некоторых детей считать ее таковой, а ее природная застенчивость не облегчала положения. Ей удалось найти лишь одну подругу за пределами своего круга, и то эта дружба была спровоцирована в большей степени самой Бетти.
Дома здесь были большие, стоящие в стороне от тротуара и улицы. Они выглядели солидно и современно; большинство окружала изгородь, а лужайки перед крыльцом измерялись в акрах, а не в футах. Еще больше здесь было конюшен или небольших сараев, между которыми пролегали узенькие аллеи для конных поездок в ближайшие предгорья.
Стаси и Бетти шли по тротуару и не обсуждали увиденного, пока не удалились за пару кварталов от "клуба по обмену".
" Жаль, что ты не смогла увидеть больше", - сказала Бетти. - " Иногда мне удавалось посмотреть в гостиные комнаты и наблюдать там настоящие оргии. Ты бы точно обалдела! Я видела, как из города приходили по десять - пятнадцать пар одновременно. Обычно это бывает поздно ночью, когда они бросают играть в свои глупые игры и начинают заниматься сексом с любым доступным партнером. Ты не жалеешь, что пошла со мной, Стаси?"
" Нет, но я думаю, что для первого раза видела достаточно. Может, даже слишком много!"
Бетти засмеялась. - " Я заметила, как ты вся разгорячилась и разволновалась. Да я и сама, разумеется! Если бы тебя там не было, я бы, наверное, спустила джинсы и трусики, и трахала себя пальцем до сумасшествия!"
Слова Бетти заинтересовали Стаси, но она решила не задавать пока никаких вопросов. Было странно, что Бетти, взяв с нее слова не болтать, тем не менее не стала мастурбировать, пока смотрела, как трахаются и сосут. Может быть, она вовсе не имела в виду под "снятием напряжения" собственные пальцы? Может, она решила вставить в себя какой-нибудь другой предмет?
" Ну, вряд ли это будет что-нибудь новое", - подумала Стаси. Сама она уже использовала за последние три года почти все, от ручки метлы до банана, и не нашлось ничего, что ощущалось бы лучше ее собственных пальцев. Жаль только, что это открытие слегка запоздало.
Экспериментируя как-то ночью с ручкой щетки для волос, и глазея на порнографические картинки, она так возбудилась, что повредила часть кожи, которая, как предполагалось, была у нее наиболее драгоценной. Большой боли не было, только острые покалывания и немного крови. Физически это было ничто, но морально она много страдала. Она представляла себе, как будет объяснять мужу, что ручка щетки для волос лишила ее девственности. Или "вишенки", как называла это Бетти, когда спросила ее: осталась ли она еще неповрежденной? Стаси тогда уклончиво ответила, что никогда не вступала в сексуальные отношения.
Бетти была удивлена и заявила, что потеряла свою "вишенку", когда ей только исполнилось двенадцать. По какой-то причине Стаси чувствовала, что несколько глупо оставаться девственницей в шестнадцать лет. Множество петухов было озабочено ее невинностью, и Бетти заметила, что она действительно из редкой породы.
Бетти говорила об этом на занятиях по физкультуре, когда они вместе бежали трусцой. Она еще добавила, что ей больше нравятся другие, более приятные упражнения. Стаси поняла, что Бетти имеет в виду, но заявила, что сама предпочитает верховую езду.
" Скачки с препятствиями дают отличную разминку каждому мускулу в теле".
" Не моему телу", - засмеялась Бетти и заметила, что предпочитает тренироваться в горизонтальном положении. Потом она сказала Стаси, что ей хотелось бы покататься на лошадях, и предложила отправиться на озеро в предгорья вместе с компанией ее друзей.
"Так ты смогла бы узнать кое-кого из моей компании, Стаси".
Стаси согласилась, и Бетти сказала, что они там неплохо позабавятся. Потом она спросила, не хочет ли Стаси узнать, как она потеряла свою "вишенку". Стаси, и не подозревавшая, что ее сообщение о том, как ручка щетки для волос лишила ее "вишенки" может оказаться смешным, дала утвердительный ответ, и Бетти начала рассказ о своем первом сексуальном опыте с партнером.
У нее это произошло с кузеном. Бетти и не думала, что это можно рассматривать, как кровосмешение. Она слышала, что в каких-то странах даже разрешены браки с кузенами. Нет, она вовсе не собиралась выходить замуж за кузена Джорджа. Во-первых, он уже был женат; но она и не стала бы жить с ним, даже если бы он был одинок. Он, собственно, не очень-то ей и нравился.
В этом месте Стаси прервала рассказ, чтобы спросить: была ли Бетти изнасилована? Бетти ответила, что, скорее, это она изнасиловала его. В то время Джорджу было восемнадцать. Он приехал в гости к Эвансам вместе с родителями, когда Бетти впервые запала на него. Хотя она была еще совсем маленькой, но уже терла себя пальчиком. Ее грудки начали расти, однако Джордж не обращал на нее никакого внимания.
Бетти не понимала, почему бегает за ним. И почему она пошла за ним в ванную комнату. Джордж только что принял душ и вытирался. Она и не думала, что он оставит дверную цепочку незапертой, потому что родители были дома. У него стоял член. Он выглядел на несколько футов - потом она выяснила, что не больше шести дюймов.
Бетти уже точно знала, что ей хочется посмотреть на образец настоящего твердого петуха. Она находилась под обаянием сексуальных грез, и решила, что сейчас ей выпал шанс. Он закричал, чтобы она немедленно вышла, но она стояла и смотрела, пока он не прикрыл член полотенцем. Только тогда она пошла в свою комнату и принялась мастурбировать, представляя, что ее палец - это член Джорджа.
Позднее, после обеда, когда их оставили дома вдвоем, она поговорила с ним в гостиной. Она чувствовала себя смелой маленькой сукой. Она подошла к нему и прямо заявила, что хочет с ним трахнуться. Он ответил, что, во-первых, она еще ребенок, а во-вторых, она просто сошла с ума.
Она ответила, что у нее хватит ума сказать родителям, будто бы он ее трахнул, даже если он этого и не сделает. Она, видимо, убедила его, что говорит вполне серьезно. С другой стороны, она возбуждала его, снимая с себя во время разговора одежду. Он смотрел на нее, и его конец уже начал выпирать из штанов; но он не пытался его достать.
Бетти взяла в руки свою одежду и сказала Джорджу, что ему сейчас лучше прийти в ее комнату, если он не хочет серьезных неприятностей. И вскоре он появился..в ее комнате, где она уже лежала на кровати. Взглянув на ее промежность, заросшую волосиками, он сказал, что серьезные неприятности у него будут, если он коснется ее.
Бетти сказала Джорджу, что никому ничего не расскажет, по крайней мере, в ближайшее время; она не знала - убедила она его, или он так возбудился - но он не стал больше сдерживать себя. Он освободился от одежды и присоединился к ней на кровати; его твердый конец болтался из стороны в сторону.
Джордж удивил ее. Она думала, что он сразу же начнет вталкивать в нее свою плоть. Вместо этого он нырнул в ее щелку своим ртом и языком. Боже, но это было еще лучше! Он облизал ее киску и затем запустил язык глубоко внутрь. Он трахал ее языком, и чуть не довел до сумасшествия. После этого язык и губы принялись за клитор. Ухватив ее виляющую попку сильными пальцами, он лизал и сосал этот бугорок страсти до тех пор, пока она не испытала великолепную кульминацию.
Он совершенно завелся. Он просто вымыл Бетти своим языком. Ей показалось, что он не пропустил ни одного квадратного дюйма ее приятного тела. У него оказался достаточно жесткий язык, и он вставить его ей в анус. Ощущения были просто фантастическими! Он принялся за ее маленькие грудки. Он по одной брал их в рот, полностью, и сосал так, что она чуть не чокнулась.
Наконец, он оказался между ее нетерпеливо раздвинутых ног; она была более чем готова к проникновению. Он установил тупую головку своего члена напротив небольшого отверстия между губами ее щелки, и сказал, что сейчас ей будет немного больно. Она приказала ему не останавливаться и начинать.
Она уже слышала прежде, что при этом возможны некие повреждения, и когда он втолкнул ей внутрь свой жесткий конец, она выгнулась вверх, желая, чтобы все произошло побыстрее.
Бетти почувствовала совсем немного боли. Она полагает, что там был совсем небольшой кусочек ничего не стоящей кожи. Или что она уже до того проткнула его пальцами. Это первое совокупление было удивительным опытом. Когда он взорвался, и она ощутила наводняющие ее горячую щелку струи его спермы, к ней пришел блаженнейший оргазм. Восхитительное удовольствие продолжалось и продолжалось!
Через несколько секунд после того, как Бетти закончила свой рассказ, она рассмеялась и сказала:
" Вот так я потеряла свою "вишенку!"
Стаси нечего было сказать по этому поводу, и Бетти еще говорила о том, как Джордж учил ее другим потрясающим штукам в течение следующих дней. Он не заставлял ее делать что-нибудь. Она хотела сосать его петуха - и сосала. Она была очень прилежной ученицей. Ей нравился вкус его члена и его спермы. Он спросил ее разрешения попробовать вставить ей в анус. Она очень беспокоилась по поводу этой попытки. В первый раз действительно была адская боль, но потом это оказалось прекрасным ощущением.
После таких забав и удовольствий с Джорджем Бетти быстро расширила круг своих знакомств, и начала заниматься сексом с мальчиками более близкого ей возраста. Ее удовлетворяли их маленькие клювики, пока она не подросла до такой степени, что смогла встречаться с более взрослыми ребятами без боязни что-нибудь себе повредить.
" Я время от времени все еще вижу Джорджа, Стаси. Когда я сказала, что он мне не нравится, я имела в виду, что он мне не нравится как человек. У него жена с круглой попкой, которая довольно неплохо его удовлетворяет, но я была бы не прочь спросить у него, как она посмотрит на сцену втроем: Эй, я говорю полную ерунду? Я, собственно, хотела встряхнуть тебя, потому что хочу сказать тебе то, что может тебя окончательно потрясти".
Они шли рядом, бок о бок, и уже приближались к дому Бетти. Он был двухэтажным, но не таким внушительным, как дом Стаси. Здание окружал большой участок земли - примерно в три акра - в дальнем углу которого располагалась очень скромная, совсем маленькая конюшня. Бассейна здесь не было.
" По-моему, ты меня уже достаточно потрясла", - сказала Стаси, заметив, что в доме нет огней. Было около десяти часов вечера, и она сделала вывод, что родителей Бетти нет дома.
Бетти направлялась вокруг дома, на задний двор.
" Не думаю, чтобы это тебя так уж потрясло, Стаси. Или даже удивило. Я рассказывала о вполне известных вещах, может, чуть более весело. Я ведь знаю, что тебе известно, как я сексуально озабочена".
Бетти остановилась, и Стаси едва успела сделать то же самое, чтобы не налететь на нее.
" Есть две вещи, о которых я бы не хотела, чтобы ты болтала, Стаси. По поводу того, как я иногда освобождаюсь от сексуального напряжения, когда рядом нет мальчика, и :"
" Я не буду этого делать", - прервала ее Стаси. - " Я не буду заниматься с тобой сексом, если ты имеешь в виду это. Я уловила ту часть разговора по поводу сцены втроем, которую ты, кажется, хочешь устроить со своим кузеном и его женой, и я не повернулась, чтобы уйти; но это не значить, что я перестала полностью игнорировать подобные вещи".
" Я пригласила тебя не для того, чтобы попытаться с тобой что-нибудь сделать", - сказала Бетти. - " По этому поводу не волнуйся. У меня были несколько раз гомосексуальные встречи, так, ради новых ощущений, но я, видимо, недостаточно крута, чтобы пытаться совращать всех подряд".
" Это хорошие новости", - сказала Стаси, не вполне уверенная в том, что действительно так думает. Она видела картинки, где представительницы женского пола лежат друг на друге, и часто задавала себе вопрос, что чувствует та, которую трахают языком, еще задолго до того, как увидела " жен по обмену", занимающихся этим.
" Я слишком ценю нашу дружбу, чтобы рисковать ею, Стаси. Это главная причина, почему я должна сделать тебе сообщение, до того, как ты узнаешь это из какого-нибудь другого источника. Мои родители ходят в "клуб по обмену". Их нет сейчас дома, потому что они, скорее всего, на той сексуальной вечеринке, с которой мы только что ушли. Я почти хотела, чтобы они оказались в той спальне. Я хотела видеть твою реакцию. Я прошу тебя принять эту новость спокойно".
Несколько секунд Стаси только смотрела на лицо Бетти, освещенное падающим светом фонаря. Потом она сказала:
" Признаюсь, я удивлена, даже потрясена. Я испытала бы крайне неприятное чувство, если бы узнала, что мои родители посещают "клуб по обмену"!
Как давно ты знаешь об этом?"
" Примерно два года. Из того, что они говорили между собой, я заподозрила, что они "обмениваются". Как-то ночью я поняла, куда они пошли, и проследила за ними. Скажу честно, я была потрясена, когда в реальности увидела своего отца, трахающегося с "женой по обмену", и свою мать, которую трахал другой мужчина. Еще я признаюсь, что очень возбудилась. Тем вечером я довела себя пальцем, по крайней мере, до трех оргазмов. Два раза подряд я кончила, когда смотрела, как мой отец вставляет и вынимает своего большого петуха с одной задастой женщиной. Он у него, должно быть, восемь дюймов".
" Они знают, что ты знаешь, Бетти?"
" Не думаю. Во всяком случае, мы никогда об этом не говорили. Конечно, они могли бы заподозрить, что я все знаю, но они так увлечены сексом, что мне кажется, они бы даже не забеспокоились, если бы я им все сказала. Ну, хватит разговоров. Заходи и смотри, насколько я озабочена сексом!"последовала за Бетти в неказистый сарай. Бетти не включала свет, пока они не вошли внутрь и не закрыли за собой дверь. После этого она засмеялась и сказала, что было бы забавно, если бы кто-нибудь сейчас подсматривал за ними в окно.
" Я не собираюсь ничего делать", - сказала Стаси.
" Я всего лишь хочу, чтобы ты посмотрела, душенька! Я хранила эту страшную тайну как могла! Все же я думаю, что в душе я эксгибиционистка. Потому что мне бы понравилось пойти на обменную вечеринку и принять в ней участие. Возможно, даже с собственным отцом!"
Бетти сняла с себя одежду. Обе они носили джинсы, свитеры и ботинки. Стаси уже приходилось видеть Бетти в школьной душевой. Для ее возраста - да и для любого возраста, как подумала Стаси - Бетти была красиво сложена. Она была невысокой, но с длинными и красивыми ногами. Ее большая грудь оставалась устойчивой, даже когда освобождалась от бюстгальтера. Лобковые волосы были так же темны, как и волосы на голове. Попка подрагивала, когда она быстро шла или просто делала резкое движение.
Стаси была раньше в этом сарае. Здесь содержались две ездовые лошади и маленький пони. Бетти сказала, что ее родители хотели продать пони, но она протестовала так сильно, что смогла сохранить его. Стаси скоро выяснила, зачем Бетти понадобилось удерживать хорошо ухоженного пони.
Его подарили Бетти совсем маленьким, и она назвала его Крошка Пи. Имя прилепилось, и осталось даже после того, как он подрос; оно вполне ему подходило рядом с большими лошадями.
Не глядя на Стаси, голая Бетти направилась к загону Крошки Пи. Она накинула на него поводок и вывела в проход. Привязав его к подпорке, она взяла вилы и стала накидывать под него свежее сено. Так же, ничего не говоря, и не глядя на Стаси, Бетти положила на сено попону. Получился стожок примерно в два фута высотой. Затем Бетти выпрямилась и начала играть с большими яичкам Крошки Пи.
Стаси наблюдала в полном ошеломлении, поскольку член пони начал выскальзывать из своей естественной оболочки и было ясно, что Бетти собирается принять участие в некоем сексуальном акте с животным. Бетти уже призналась, что трахалась и сосала у мальчиков, впуская их даже в попку; что она имела секс с представительницами женского пола - и вот теперь она собиралась доказать свою склонность к эксгибиционизму одновременно со скотоложством!
Прогулка от окна, в которое они подглядывали, несмотря на сексуальные разговоры Бетти, заставила поутихнуть страсти Стаси. Но теперь, когда она взглянула на окрепший и торчащий по крайней мере на восемнадцать дюймов член пони, в пояснице у нее снова возникло жжение, которое стало распространяться по всему телу. Бетти смотрела на Стаси; ее темные глаза блестели, ее пальцы по-прежнему удерживали большие шары.
" Не правда ли, захватывающий вид! Я вымыла ему петуха сегодня после обеда. Поэтому он такой чистый".
Стаси согласилась - вид был захватывающий - но ничего не сказала.
Она чувствовала, что должна сейчас же броситься наутек и бежать отсюда сломя голову. Но, кажется, она не смогла бы даже двинуть ногой, да и не была уверена, что ей хочет убегать. Ведь она сама не собиралась ничего делать - просто интересовалась, как это Бетти будет освобождаться от сексуального напряжения с помощью длинного члена пони.
Она видела, что длинный ствол действительно вымыт. Она много раз видела члены у лошадей, когда они мочатся, и у жеребца возле кобылы с течкой. Она даже несколько раз видела, как жеребец трахает кобылу; это возбуждало, но и весьма пугало.
Бетти опустилась на колени на импровизированную кровать из сена и попоны, и начала ласкать длинный ствол. На нем не было никакой слизи, которая, как знала Стаси, является природной смазкой; ей пришлось подавить в себе импульсивное желание подбежать и потрогать большой орган. Он выглядел таким твердым и гладким, и совсем не отталкивающим.
Бетти посмотрела на Стаси, улыбнулась, и быстро устроилась на своей кровати. Она пристроила свою промежность почти у самого конца жесткого ствола и покрутила попкой, пока большая головка члена не установилась на губах ее щелки. Она ухватила петуха обеими руками, затем покрутилась еще немного, приподнимаясь вверх, и конец пони на четыре-пять дюймов вошел в ее киску. Она начала делать колебательные движения, каждый раз приподнимаясь вверх все выше, и скоро принимала в себя семь или восемь дюймов при каждом толчке.
Стаси поняла, почему пони был привязан так, чтобы не мог двигаться. Он не мог совершать собственные толчки; в голове у Стаси пронеслась дикая мысль, что если бы пони действительно трахался, он бы разорвал Бетти. Сейчас же Бетти и руками, и телом управляла глубиной его проникновений.
Лицо Бетти исказила страсть. Но глаза ее были открыты; она смотрела на Стаси и говорила, продолжая качаться в размеренном ритме.
" Крошка Пи может не кончать очень долго. Но я не использовала его прекрасного петуха уже пару дней, и, кажется, он скоро взорвется. Хотя он быстро восстанавливается. Его конец даже не опадает после первой стрельбы".
" Очень интересно", - сказала Стаси, чувствуя, что может говорить любую чушь, потому что ее глаза перебегали от вздувшихся сосков Бетти к щелке, которая накручивалась и вбирала в себя дюйм за дюймом длинный член пони.
" О, господи Боже, я кончаю! О, Стаси, ты не представляешь, какое это ощущение! О, аууууууууу:"
Прелестные ягодицы Бетти подпрыгивали и неистово извивались; ее глаза были плотно закрыты, а белые верхние зубы впились в полную нижнюю губу.
Стаси почувствовала, что закипает. Ей потребовались все силы, чтобы не схватиться сейчас же за собственную промежность и дрожащую киску. Это не было настоящим оргазмом, но она могла ощутить выделения секреции в ее и без того уже влажные трусики.
" Крошка Пи еще не кончил, Стаси. Ты видишь? Ты не хотела бы ему помочь?
" Нет! Никогда!"
Бетти засмеялась.
" Мне кажется, ты возражаешь слишком энергично, душенька. Но если ты не хочешь получить удовольствие, по сравнению с которым мастурбация идет ко всем чертям, я проедусь еще разок, и пусть Крошка Пи, наконец, отстреляется!"
Говоря это, Бетти снова начала выгибаться. Стаси смотрела на член и киску; во рту и в горле у нее пересохло, ноги ослабели. Но она не хотела отдавать свою девственность пони!
Через две минуты пони начал эякулировать. Стаси могла бы сказать, что Бетти получила еще один оргазм, потому что она стремительно задвигалась вверх и вниз на пульсирующем петухе. Белая сперма вытекала из прилипшей к стволу щелки, и Бетти громко стонала и кричала от удовольствия.
Глава 3
Уже на тротуаре, по дороге домой, Стаси замедлила шаг. Она пробежала два квартала, и теперь решила, что спешить больше незачем. Ей даже пришла в голову мысль вернуться обратно. По крайней мере, она могла бы попрощаться с Бетти. Эта раскованная девушка поняла бы, почему она не осталась; впрочем, они могут объясниться или извиниться - или, наконец, разругаться - и завтра, в школе.
До дома оставалось чуть больше полмили. Было еще не очень поздно - хотя,.даже если бы и было раннее утро, это не имело бы никакого значения. Не считая недосыпания, разумеется. У нее был свой собственный ключ, и она могла приходить тогда, когда захочет. Она легко находила язык с матерью - пьяной, слегка пьяной, или трезвой - а ее отец всегда говорил ей, что нужно получать удовольствия во всей полноте, пока еще молода.
Хотя, она не думает, что он бы одобрил нетривиальные развлечения, которыми она наслаждалась этим вечером. Да, подглядывать за парочками по обмену было здорово. И эта Бетти! Трахать себя петухом пони! Петух у Крошки Пи был почти такой же большой, как у взрослой лошади. Но она не хочет об этом думать: Черт, а ведь она могла бы получить весьма пикантное - или весьма острое! - удовольствие в сарае, и поэкспериментировать там с пятью великолепными лошадями!
Большой дом был темен. Решив, что родители куда-то ушли, поскольку они никогда не ложились спать рано, Стаси подумала о родителях Бетти. Они были очень привлекательной парой, и отец Бетти всегда улыбался ей, по-настоящему флиртуя; поэтому она не очень удивилась, что они участвуют в обмене. Мама была похожа на Бетти, такая же сексуальная курочка; Бетти была очень либеральна, зная всю правду о своих родителях, и даже не сказав им, что знает. Стаси подумала, что она бы обязательно сказала им, как это ужасно.
Но чтобы ее отец и мать занимались такими вещами!
Стаси решила не будить прислугу. Она заперла за собой входную дверь и заглянула в гостиную, желая удостовериться, что мать не лежит на кушетке или на ковре. Иногда отец уходил вечерами один, но Стаси не хотелось проверять родительскую спальню.
Она поспешила наверх, в свою комнату, заперла за собой дверь и включила свет. Она не могла бы вспомнить, когда в последний раз отец или мать заходили к ней в комнату; просыпалась она по будильнику; но ей не хотелось давать им не единого шанса застать ее за тем, чем она хотела сейчас заняться.
Стаси задернула шторы. Никаких жилищ поблизости не было, но ведь всегда мог найтись кто-то, кто бы шпионил за ней с биноклем. Ей не нравилась идея, что за ней могут подсматривать, хотя сама она только что впервые занималась - и наслаждалась - вуайеризмом.
Снимая одежду, Стаси решила, что не будет доставать коллекцию картинок. Они были спрятаны под стопкой белья в дамском комоде, и она провела немало приятных часов, разглядывая яркие сексуальные действия, изображенные в брошюрах, присылаемых по почте.
На многих под именем "Получатель" стояло имя ее отца; он получал много конвертов с надписью " объявления сексуального характера". Она видела, как он открывает эти конверты, а потом, просмотрев их содержание, рвет на мелкие клочки и бросает в корзину для ненужных бумаг. Стаси провела немало часов, собирая брошюры наподобие игры-головоломки, пока не решила, что отец не заметит в столь большом количестве эротических объявлений, что она позаимствовала некоторые их них. Она брала для себя совсем немного, чтобы он не догадался, чем она занимается, и по-прежнему вытряхивала из корзины в его кабинете обрывки конвертов.
Стаси приходилось читать у так называемых авторитетов, что женщины не возбуждаются от наблюдения картинок и чтения сексуальных описаний, и поэтому решила, что она - исключение, доказывающее правило.
Потому что она получала наслаждение и от разглядывания, и от чтения сексуальных материалов, даже не мастурбируя при этом.
Оставшись голой, Стаси зашла в туалет, дабы ответить на кое-какие позывы природы. Возвратясь, она задержалась перед большим зеркалом. Она не считала, что страдает нарциссизмом, потому что просто проверяла, как развивается ее тело. Стаси делала это так, как если бы она была совсем маленькой девочкой.
Она, конечно, не ненавидела свое тело, но и не любила его; ей иногда казалось, что некоторые его части как-бы отделены от нее самой, ее мыслей, ее мозга. Ей часто приходили в голову идеи, которые другие люди могли бы назвать сумасшедшими, но она полагала, что в основном она так же рациональна, как всякий средний человек.
Стаси была естественной блондинкой. У нее были синие глаза, и она слышала много замечаний по этому поводу, и вообще по поводу своей красивой внешности. Ее привлекательный отец много раз говорил ей об этом. Она была высока и стройна, с полной и упругой попкой, длинными и красивыми ногами. Груди у нее были среднего размера, круглые и устойчивые, сильно выдающиеся вперед. В общем-то, она была довольна своим видом - и в одежде, и без. Она знала: то, что ей редко назначают свидания - ее собственная вина. Она была холодна и держалась в стороне от парней, но это было только внешне. Просто она боялась, что пойдет на все, если только позволит себе чуть больше нескольких умеренных поцелуев.
Отвернувшись от зеркала и погасив верхний свет, Стаси растянулась на кровати. Она закрыла глаза и начала ласкать свои упругие груди. Соски были маленькие, круглые - намного меньше, чем у Бетти - и очень чувствительные из-за частой стимуляции. Они мгновенно поднялись, и она перекатывала каждый жесткий, твердый бугорок между большим и указательным пальцами. Восхитительные крошечные ощущения удовольствия пробегали от сосков к щелке, и она стала припоминать эротические сцены, свидетельницей которых была этим вечером.
Она начала с Бетти, трахающейся с длинным петухом пони и вертящей задом.
Потом она вспомнила, что Бетти рассказывала относительно кузена, чем они занимались, и снова подумала об отце Бетти. Бетти видела член своего отца! Примерно восемь дюймов, сказала она. И Бетти видела, как он входит во влагалище женщины. А еще Бетти видела свою мать трахающейся!
Стаси провела руками вниз по слегка дрожащему телу, раздвинула ноги, и стала ласкать с внутренней стороны свои гладкие бедра. Действия четверки действительно дико возбуждали. Мужчины, лижущие женские щелки; женщины, сосущие мужских петухов; женщины, лежащие друг на друге; мужчины, трахающие женщин в киски и в анусы - все картинки, какие она видела, бледнели в сравнении с этим. Факт, что все четверо были женаты и обменивались друг с другом, возбуждал еще сильнее. И, вероятно, мать и отец Бетти были в другой части дома, обменивались, сосали, трахались; может быть, даже занимались групповым сексом.
Стаси переместила пальцы обеих рук выше, пробегая самыми кончиками по шелковистым волоскам лобка; ее попка ерзала по матрацу, и скоро следовало ожидать прихода волнующего наслаждения. Она постепенно усилила контакт пальцев с внешними губками киски, раздвинула светлые волосики и начала осторожно тереть внутренние губы, играя ими прямо перед входом во влагалище. Она неторопливо массировала набухшую область возле клитора. Этот чувствительный орган торчал, давно покинув складки, которые скрывают его в обычном состоянии; стимуляция пальцами произвела трение клитора со складками губ, и он окончательно пробудился.
Снова подумав о том, как подпрыгивала и тряслась Бетти на конце жесткого петуха пони, Стаси медленно пропихнула средний палец глубоко в пульсирующую киску. Она начала трахать себя; в лихорадочном сознании сливались все сцены, и сексуальное возбуждение отдавалось в каждой части тела.
Сердце забилось быстрее, пульс ускорился, давление повысилось, и кровь прилила к щелке. Одновременно во всем теле усиливалось возбужденное напряжение. Она стонала и металась по кровати, задыхаясь и поднимая вверх ноги, проталкивая палец через сжимающиеся внутренние..Стаси издала негромкий крик, когда оргазм захватил ее. Она чувствовала легкое покалывание во всем теле, волна за волной блаженство разливалось повсюду. Она подумала о сперме пони, вытекающей из слипшейся щелки Бетти, внезапно почувствовала слабость, но оставила палец глубоко захороненным в своей дергающейся, мокрой киске.
Восстановившись через пару минут, Стаси все еще не была удовлетворена. Однако она вынула палец из сочащейся дырочки, соскочила с кровати, и пошла в ванную. Она приняла душ, насухо вытерлась и почистила зубы. Вернувшись в спальню, она села за столик и дала своим длинным светлым волосам сто обычных ударов массажной щеткой.
Стаси поставила будильник, выключила свет, и, голая, забралась на кровать под покрывало. Повернувшись вниз лицом, она попыталась ни о чем не думать - способ, которым обычно она заставляла себя сразу же уснуть.
Но мысленные картины множества эротических достопримечательностей, наблюдаемых так недавно, не собирались уходить. Наконец, она перевернулась на спину, и стала ласкать свои груди. Соски затвердели сразу же, как только она их коснулась. Думая, что следует кончить как можно скорее, чтобы заснуть, она поласкала твердые кончики лишь несколько секунд, и скользнула руками в дрожащую щель. Она просунула палец в горячее отверстие, и начала медленно перемещать его в мокрой и липкой плоти. Снова она подумала о петухах и щелках; о струях, вылетающих из длинного, как брандспойт, члена. Вскоре она уже неистово двигалась и раскачивалась - не заботясь ни о чем, кроме того, что должно было сейчас случиться; трепеща, когда это случалось снова, и снова, и снова:
* * * *
Отец обычно провожал Стаси в школу по дороге в свой офис. Он был биржевым брокером, но кроме этого, получал большую ренту с недвижимости.
Он нравился почти всем; Стаси это знала, и время от времени испытывала чувство вины от того, что любит его так сильно.
Она где-то читала, что для девушки нет ничего необычного в пламенной любви к отцу, особенно в ранней молодости, но она чувствовала, что в шестнадцать лет это вызывает дурацкие - и дикие! - мысли. Но ее красивый отец никогда не давал ей никакого реального повода, чтобы нравиться ей каким-либо физическим образом.
Они были приятелями с тех пор, как она могла себя помнить. Она знала, что ему всегда хотелось иметь сына, но он вовсе не обращался с ней, как с мальчиком. Он гордился ею именно как девушкой, и показывал это многими способами, но никогда не трогал ее руками, или что-нибудь в этом роде. Он довольно часто делал комплименты ее фигуре, когда они плавали в бассейне, и ни разу на протяжении лет не допустил бестактности, когда она полнела или теряла детскую округлость.
Ему было сорок, и столько было же ее матери, но оба они выглядели намного моложе.
Он был высоким, с широкими плечами и тонкой талией. В купальных плавках он выглядел великолепно, и то, что, как она слышала, называли "корзиной", было весьма большого размера. Не было никакого сомнения, что между его мускулистыми ногами все устроено, как надо. Тело его было не слишком волосатым. Он имел синие глаза и белокурые волосы.
Ее мать тоже не была обделена внешностью. Она была высокой, с очень хорошими формами, с волосами и глазами коричневого цвета. Стаси любила мать, но не так сильно, как отца. Мать всегда была немного прохладна к ней, но девочка не думала, что это из-за того, что она так близка с отцом. Ее мать была действительно со странностями, и можно уже было не размышлять по этому поводу.
Стаси не видела Бетти до самого ланча. Обычно они вместе обедали в школьном кафе. Она все утро беспокоилась, не зная, что должна будет говорить или делать после того, как видела секс Бетти с пони, но ей не стоило волноваться. Бетти только рассмеялась при встрече, и спросила: как она освободилась от напряжения?
" Пальцем, как обычно", - сказала Стаси с улыбкой, довольная, что все оказалось не так уж трудно, и можно разговаривать.
"Мне жаль, Бетти, что я сбежала, но после наблюдения парочек в клубе, а потом еще тебя с пони - я не смогла бы выдержать дольше".
" Все в порядке", - сказала Бетти. - Я все понимаю, и рада, что ты, кажется, не испытываешь ко мне отвращения. Или это не так?"
" Нет", - сказала Стаси. - " Я ведь уже говорила, что это твое дело. Мне бы хотелось иметь побольше терпения, чтобы достичь того, что нравится тебе. Кое-чего, во всяком случае! Я не уверена, что смогла бы когда-нибудь делать нечто подобное с животными".
" Я знаю, Стаси, как ты можешь по-настоящему доказать, что я все еще нравлюсь тебе - независимо от того, что я делала или делаю. Как насчет двойного свидания сегодня вечером? Ко мне придет пара мальчиков, и мы собираемся поехать в автомобильный кинотеатр".
Стаси заколебалась, но ответила: " Хорошо. Кого ты выберешь для меня? Я не хочу грубого парня, который будет меня лапать вместо того, чтобы смотреть кино".
" Позволь мне тебя удивить", - сказала Бетти. - "Я заполучила взрослых парней. Одному около восемнадцати. У них достаточно здравого смысла, чтобы приставать к девушке только тогда, когда она хочет, чтобы к ней приставали. Это нормально?"
" Возможно", - сказала Стаси. - "Да".
В этот день Стаси не могла сосредоточится на школьных занятиях. Она видела многих мальчиков, крутящихся вокруг Бетти, и знала, что сексуальная девушка встречалась со многими парнями; поэтому она все время думала: кто бы мог стать ее другом на этот вечер? В ее жизни было очень немного свиданий; она могла бы даже подсчитать, сколько раз танцевала в школе парные танцы; и теперь очень нервничала и волновалась, думая о двойном свидании с Бетти.
Она предполагала, что Бетти обязательно устроит там какие-нибудь жаркие объятия, и ей бы не хотелось выглядеть замороженной, и сидеть наподобие бревна или чего-то в этом роде. Может быть, она даст своему другу себя как-нибудь потрогать, а может, пойдет еще дальше. Если, конечно, он ей понравится.
Во время уроков Стаси часто ошибалась, поскольку размышляла о захватывающих событиях прошлой ночи. Собственно, она занималась мысленной мастурбацией, и чрезвычайно разгорячилась. Хорошо, что она не такая, как мальчики. По крайней мере, не надо волноваться, что ее возбуждение будет заметно. Она видела, как мальчики с эрекцией просились выйти в туалет. Она всегда считала, что они выходили мастурбировать. Или "передернуть", как обычно об этом говорили.
Размышляя таким образом, Стаси решила, что должна сделать нечто, чего раньше никогда не делала. Она частенько возбуждалась во время уроков, но всегда умела подождать, пока не доберется до дома. Она задала себе вопрос: не становится ли она сексуально озабоченной? - но все же подняла руку, и попросилась выйти.
В туалете никого не было. Стаси направилась в дальний угол и вошла в кабинку. Она закрылась на защелку и уселась на унитаз. На ней была короткая, тесная юбка, но она не решилась снять ее.
Раздвинув ноги, она протянула руку к промежности. Трусики были очень узкие, и она все же решила их стянуть, почувствовав, что палец плохо проходит между внутренней стороной бедра и этим маленьким кусочком ткани. Повесив трусики на крючок,.она снова села. Чулков она не носила. Ей хотелось поиграть со своими грудями и уже затвердевшими сосками, но она понимала, что не может уйти из класса дольше, чем на несколько минут, если не хочет, чтобы ее в чем-то заподозрили.
Она убедилась, что волосики отделены от влажных половых губ. Несколько раз до того она уже допускала небрежность, спеша дать себе удовлетворение, и волосы попадали под палец. Они царапали чувствительную кожу, и там потом сильно болело.
Впихнув палец во влажную щель, Стаси постаралась ввести его поглубже, сжимала внутренними мускулами, выгибалась навстречу, пока ее попка не оказалась на самом краю сиденья. Медленно трахая себя пальцем, трепеща от восхитительных ощущений, она думала, как, должно быть, замечательно чувствовать твердый конец, входящий и выходящий в покалывающем влагалище. Может быть, она, наконец, найдет в себе смелость сделать попытку в ближайшую ночь!
Она переместила скользкий палец повыше и пощелкала им по торчащему клитору. Вероятно, ее дружок смог бы использовать свой язык, если бы она ему позволила. Несомненно, это ощущение было бы высшим, "супер" - а дружки Бетти на предстоящем свидании смогли бы сделать куннилингс без излишних приступов растерянности! Парень, однако, начнет настаивать на том, чтобы трахнуть ее, и если пойдет дальше, и она позволит ему это, он будет чертовски разочарован!
Бетти призналась, что имела отношения с представительницами женского пола так же, как и с мужчинами. Но если совершенно точно, что она сосала петухов, то не брала ли она на себя роль активной лесбиянки?
Возможно, Бетти будет к ней приставать!
Стаси сжала зубы, чтобы сдержать стон. Она не думала, что кто-то зашел в туалет, но, с другой стороны, не было никакого способа, чтобы в этом убедиться, кроме как встать и посмотреть. Это было бы чертовски стыдно, если бы ее поймали за онанизмом. Но никто не мог бы увидеть ее в кабинке - разве что ноги и туфли - а они выглядели так, как-будто она просто сидит и оправляется.
Она остановила движение пальца, балансируя на краю оргазма, затем снова начала трахать себя, входя глубоко и в то же время задевая напрягшийся клитор. Этот бугорок страсти безумно дрожал - и она закрыла глаза, неестественно ссутулясь. Блаженные судороги начались.
Потребовалась пара минут, чтобы прийти в себя. Она начала вытирать пальцы о туалетную бумагу. Глядя на влажные выделения, она представляла, какими ее соки будут на вкус. Не первый раз она интересовалась этим, но то, что она видела - мужчин и женщин, лижущих щелки - заставило ее импульсивно поднести блестящий палец ко рту.
Слабый аромат снова взволновал ее. Чувствуя себя очень смелой, она начала тыкать кончиком языка по быстро высыхающему пальцу. Ничего по-настоящему не почувствовав таким способом, она слизнула немного сока. Вагинальная жидкость была на вкус соленой и приятной. Вообще, неплохо, решила она, удивившись, что не ощутила ничего дурного от дегустации своих соков. Тем более, подумала она, что ее эксперимент - ее лично дело, и это совсем не то, что брать в рот влагу другой девушки.
Протерев бумагой палец и губки влагалища, Стаси спустила воду в унитазе, и натянула трусики. Она не была удовлетворена по-настоящему. После того, что она видела предыдущей ночью, она понимала, что уже никогда не сможет полностью удовлетвориться одной мастурбацией.
Выйдя из кабинки и посмотрев, не входил ли кто-нибудь, она быстро вымыла руки в одном из умывальников. Вернувшись в класс, она прошла к своему столу, избежав замечаний от молоденькой учительницы, поскольку знала, что отсутствовала недолго.
Остаток дня ужасно тянулся, но она смогла работать как обычно хорошо, и даже получила похвалу от учителя истории за сочинение о Гражданской Войне.
Домой Стаси собиралась вернуться, как всегда, на школьном автобусе. Но Бетти ждала ее с двумя мальчиками. Или молодыми людьми. Обоим было по восемнадцать, и Стаси это знала, потому что встречала их имена в расписании футбольных матчей.
Бетти представила их как Фила и Эла, но Стаси были известны их полные имена - Фил Тауншенд и Эл Стюарт. Парни выглядели красивыми и мускулистыми - Фил со светло-каштановыми волосами и глазами, а Эл - с темными.
Выяснилось, что Эл должен быть дружком Стаси на этот вечер. Фил имел автомобиль, последнюю модель "Шевроле", и Бетти сказала, что парни подвезут их домой. Стаси села позади с Элом, и умеренно поддерживала пустячную беседу, не позволяя ему ни сесть поближе, ни попытаться освежить разговор словом или действием.
Бетти сидела рядом с Филом, ведущим машину, и оживленно с ним шепталась. Стаси поняла, что они договариваются о времени встречи, поскольку Бетти сказала Элу, что она соберется достаточно быстро.
Стаси вышла возле своего дома первой, и пообещала быть готовой в семь тридцать. Она направилась поплавать в бассейне до ужина, а потом поела в одиночестве. Отец позвонил и сказал, что задержится на работе, а мать выпила слишком много, чтобы выйти к столу. Впрочем, прислуга приготовила еду как всегда хорошо, и Стаси не пришлось беспокоиться по поводу извинений от матери. Когда подошло время, она только сообщила ей, согласно домашнему обычаю, что собирается к Бетти, вышла из дома и встала на тротуаре в ожидании.
Отец вернулся прежде, чем приехала Бетти с парнями. Он остановился, и она сказала ему, куда идет.
"Это отлично, Стаси. Ты должна выходить из дому и развлекаться, пока молода. Я рад, что ты, наконец, собралась на свидание. Ты знаешь, твоя мама и я очень беспокоимся по поводу того, что тебе не нравятся мальчики".
" Нет, я не знала", - сказала Стаси. - "И я бы не сказала, что когда-либо ненавидела мальчиков. Просто, мне кажется, я больше интересовалась другими вещами, чем свиданиями. Например, верховой ездой, скачками, плаванием".
" Может быть, я слишком монополизировал твое время, Стаси? Это правильное выражение? Ну, не важно. Хорошо проведи вечер, а я поспешу домой и скажу твоей маме, чтобы она приготовилась к тому, что я спланировал на эту ночь".
"Мама пьяна", - сказала Стаси.
" У твоей матери есть свои проблемы, душенька. Во всяком случае, она так думает. Может быть, когда-нибудь мы с тобой сможем поговорить об этом, и я смогу тебе объяснить, почему она так много пьет. Хорошо проведи время, малышка".
Отец улыбнулся, помахал рукой и направил автомобиль к дому. Озадаченная Стаси хотела бы задать ему еще несколько вопросов, но подъехали Фил и Эл. По дороге она продолжала думать и задавать себе вопрос: что скажет отец, если узнает, какому "хорошему времяпровождению" она собирается отдать усилия сегодня вечером:
Глава 4
Почти с той самой минуты, как Фил припарковал автомобиль на киноплощадке, Стаси поняла, что для него и для Бетти просмотр фильма был последним делом. То же, как она убедилась, относилось и к Элу. Потому что динамики даже не были включены на достаточную громкость.
Хотя, на самом деле, это ее не очень-то заботило. Показывали вестерн, а она полагала, что увидеть одну эпопею - это все равно, что посмотреть все остальные. Кроме того, Бетти и Фил начали обниматься, и это зрелище было гораздо более интересным. На Бетти, как и на Стаси, было платье, и рука Фила уже ласкала.ее бедро, медленно двигаясь вверх. Стаси откинулась назад и не отодвинулась, когда Эл подсел поближе, и положил руку ей на плечо. Она только повернулась к нему, и его рот тут же прижался к ее рту.
Язык Эла стремительно облизал губы Стаси, а его рука схватила и сжала ее грудь. Она отвела рот в сторону, и оттолкнула руку от своих холмиков, которые, тем не менее, тут же напряглись и начали зудеть.
" Успокойся, Эл! Я ведь даже не знакома с тобой!"
" Извини! Я забыл, что ты невинное дитя. Во всяком случае, этот ярлык надела на тебя Бетти". Бетти оторвала губы от Фила и оглянулась назад. - "Черт возьми, Эл, не торопись! Дай Стаси войти в настроение, и Бог тебе в помощь".
" Да, помощь ему не помешает", - сказал, хихикая, Фил. - "Пододвинься, Бетти. Позволь мне поработать. Это поможет Стаси прийти в настроение для парочки безопасных объятий".
Эл отодвинулся, явно недовольный, и Стаси пожалела, что так отреагировала. Это произошло, собственно, по привычке. Ей понравился поцелуй Эла, его пахнущий мятой рот, но она всегда избегала французских поцелуев с теми немногими мальчиками, с которыми имела дело до этого.
Повисла тишина, неловкая для Стаси, потому что она уже сказала себе, что больше не будет вести себя, как раньше, и тем более неловкая, поскольку Бетти произнесла в этот момент, что жаждет кое-какого петуха.
" Он найдется, малышка. Все готово - и в лучшем виде!" - сказал Фил.
Бетти опустила голову между колен Фила, и Стаси не стала противиться своему желанию пододвинуться на край сиденья, чтобы разглядеть все получше. Было достаточно светло, чтобы все хорошо видеть. Бетти лизала сверху вниз, по всей длине, торчащий член Фила.
Поблизости не было припаркованных автомобилей, и Стаси подумала, что это неплохо. Было бы крайне неприятно, если бы ее арестовали за аморальное поведение. Но она слышала, что автомобильные кинотеатры описывались, как некие "пещеры страсти", и поэтому предположила, что здесь достаточно безопасно. Если бы она еще перестала бояться и нашла в себе силы принять участие...
"Боже, это так здорово, Бетти! Ты сосалка выше всяких слов, малышка, но лучше бы тебе успокоиться, если не хочешь, чтобы я затопил твой жадный рот! Дай мне войти в тебя, прежде чем я кончу!"
Бетти полностью проглотила жесткий член Фила, и начала сосать его вверх и вниз, по всей длине ствола. Очарованно смотря на происходящее, закипая от страсти, Стаси чувствовала, что рядом с ней двигается Эл. Он тоже смотрел, как Бетти сосет петуха Фила, но не дотрагивался до Стаси.
Подняв голову, Бетти откинулась назад; ее попка оказалась на самом краю сиденья. Протиснувшись из-под руля, Фил встал коленями на коврик между ног девушки. Бетти задрала платье как можно выше от бедер, приподняла попку, и быстро собрала юбку вокруг талии. Поскольку она не носила трусиков, это позволило полностью разглядеть ее пышную нижнюю часть.
Она говорила, что будет готова, подумала Стаси.
Фил наклонил голову и начал пробегать кончиком языка вокруг губок щелки. Потом он раздвинул пальцами раздувшиеся половые губы. Бетти застонала, когда он облизал ее глубокую раскрытую щель. Стаси почувствовала руку Эла на своей ноге, но не оттолкнула ее.
Фил прижал рот к щелке Бетти, но девушка увернулась, слегка задохнувшись. Стаси была уверена, что он просунул язык в киску Бетти, чтобы облизывать и сосать ее клитор.
Бетти схватила раскачивающуюся голову Фила за волосы, и зарылась пальцами в его шевелюре. Стаси могла слышать сосущие звуки, производимые ртом и языком Фила. Она чувствовала скольжение руки Эла все выше по своему бедру, и не сопротивлялась.
" Я кончаю!", - внезапно выкрикнула Бетти, выгнувшись вверх. - "О, Стаси, если бы ты знала, как это замечательно, ты бы не удержалась и попробовала!"
Внутренние мускулы в щелке Стаси дрожали. Но она положила свою руку на руку Эла и удержала ее от продвижения к своей промежности. Она не хотела, чтобы он трахал ее пальцем. Не через мокрые трусики, по крайней мере!
Бетти издала несколько легких вскриков. Она расслабилась, ее попка вернулась на сиденье, и извивалась теперь напротив головы Фила. Он ухватил ее за бедра. Бетти безвольно откинулась, и когда Фил поднял голову, Стаси смогла разглядеть, как в тусклом свете его губы блестят соками Бетти. Он облизнулся, и Стаси вспомнила, что ее собственные соки, в общем-то, неплохи на вкус.
" Ты можешь трахнуть меня, чтобы не кончить внутрь, Фил? Если сможешь, войди в меня и сделай несколько быстрых ударов. Потом я возьму у тебя в рот, и не запачкаюсь".
"Это даст мне возможность попрактиковаться в самоконтроле", - сказал Фил, захихикав. - " Но я вряд ли смогу дать тебе много ударов без остановки!"
Говоря это, Фил переместился так, что головка его члена нацелилась в киску Бетти.
Своей рукой он поместил круглую головку туда, где ее ждали, и рука Бетти направила ее внутрь. Одним быстрым движением Фил полностью впихнул твердого петуха. Бетти задохнулась, а Стаси разрешила Элу передвинуть руку еще выше, к своей жаждущей промежности. Его палец поцарапал ее через трусики, и она подумала, что уже идет к кульминации из-за такого простого прикосновения.
Фил качался примерно 30 секунд, а потом отвел войска. Он быстро переместился и плюхнулся задницей на сиденье рядом с Бетти; его петух дрожал и блестел ее соками. Стаси тут же подумала, что сзади в автомобиле полно места, но потом спросила себя, действительно ли она хочет этим воспользоваться? Она решила, что, наверное, позволила бы языку Эла полизать ее киску, если бы его удовлетворило только это.
Бетти наклонилась и взяла влажную головку члена в рот. Она неистово сосала, сунув одну руку в штаны Фила, и ухватив его за яйца. Через несколько секунд он схватил ее за голову, выкрикнув, что кончает, и выгнулся вверх, запихивая член поглубже в горло Бетти.
Стаси не могла увидеть всего, потому что ей мешала голова Бетти, но знала, что петух Фила извергается - и было ясно, что Бетти глотает сперму. Бетти продолжала сосать, пока Фил не оттолкнул ее, и Стаси увидела, что его член стал мягким.
" Я не могу больше, Стаси! По крайней мере, ты могла бы позволить мне просунуть руку в трусики, и мы бы получили немного удовольствия!"
Рот Эла был совсем близко от уха Стаси; его дыхание было теплым. Он запихнул палец таким образом, что кусочек трусиков оказался между губами киски. Теперь Стаси по-настоящему приближалась к оргазму. Но прежде чем она сообщила ему, что хочет снять трусики, чтобы он поласкал ее языком, Бетти обернулась и сказала:
" Стаси, ты можешь меня ненавидеть после того, что я скажу, но я действительно полагаю, что это тебе поможет, и ты потом будешь меня благодарить. Я думаю, что некоторое насилие иногда должно использоваться, чтобы сломать пуританскую мораль девушки, и позволить ей научиться ценить наслаждение сексом. Фил, развернись и помоги Элу! И Стаси, если ты будешь поднимать шум, мы выкинем тебя из машины, и ты сможешь добираться до дома как тебе будет угодно!"
" Я никогда не использую силу!" - возразил Фил. - " Я не собираюсь никого насиловать!"Парни, я ведь не хочу, чтобы вы по-настоящему ее насиловали", - сказала Бетти. - "Черт побери, просто поработайте над ней, чтобы она разогрелась. Тогда она и сама захочет что-нибудь сделать. Если вы дадите ей хороший толчок, держу пари, она сама попросит хотя бы что-то вроде языка!"
Стаси ничего не говорила. Она не хотела идти домой. Она не взяла с собой денег, а автостопом ей добираться тоже не хотелось. На самом деле, она была довольна, что Бетти взяла на себя ответственность за ситуацию, потому что это сильно облегчало то, чего она желала. C одной стороны, она чувствовала, что Бетти просто использует небольшой психологический нажим, но, с другой стороны, была уверена, что если бы она действительно подняла шум, ее бы отправили домой.
Фил натянул брюки, вышел из машины, и влез через заднюю дверь. Стаси оказалась посредине. Она откинулась назад и заявила, что не собирается ни с кем бороться, но и помогать тоже не будет. Бетти велела мальчикам раздеть Стаси догола, добавив, что сама будет посматривать по сторонам.
Втайне Стаси была довольна, что ее хотят оставить голой. Ей самой хотелось, чтобы обе ее напряженные грудки были высосаны одновременно. Она настолько сексуально разгорячилась, что была готова к чему угодно! Она чувствовала, что если начнет сейчас кончать, то уже ничто не сможет ее остановить.
Эл и Фил были очень возбуждены, и оттого немного неуклюжи, но все же они смогли снять с нее платье, не повредив его. Она слегка помогала им движениями, будучи уверена, что этого достаточно, раз уж ей не хочется секса.
Как только с нее сняли лифчик - и она снова помогала этому - Эл принялся за одну возбужденную, напрягшуюся грудь, а Фил взял в рот другую. Ощущения были замечательными - именно такими, как она думала об этом уже много раз. Буквально через 30 секунд после того, как сосущий рот и лижущий язык вступили в контакт с ее дрожащими сосками, она была охвачена муками блаженнейшего оргазма.
Она стонала и ерзала попкой по сиденью; ей смутно хотелось, чтобы с нее сняли трусики, или хотя бы пихнули палец в ее пульсирующую киску. Но, закончив сосать ее покалывающие соски, они начали делать другие захватывающие вещи - так, как будто бы она просила их об этом!
Эл прижался ртом ко рту Стаси еще раньше, чем у нее закончились спазмы. Она ответила ему страстным поцелуем, и даже пропустила в себя его горячий язык. Она сосала этот скользкий орган до тех пор, пока он не выскочил из ее рта.
Руки парней бродили по всему ее телу, и оно, казалось, было сплошной эрогенной зоной. Каждое место, которого они касались, заставляло ее реагировать счастливым ощущением сексуального удовольствия.
Как только Эл убрал свой рот, его место тут же занял Фил. Она неистово возвратила поцелуй осторожному языку Фила, несмотря на то, что уже начала слегка расслабляться. Она все еще была горяча, даже после оргазма.
Фил вернулся к ее набухшим грудям, лаская рукой один острый холмик и отсасывая другой, а Эл опустился на колени, и начал стаскивать с нее трусики. Она приподняла попку, а потом ноги так, чтобы он мог стянуть с нее тонкую ткань.
Эл расположился у нее между ног, и принялся целовать и лизать внутренние части ее бедер. Она заметила, что Бетти смотрит на них с большим волнением, и ее вдруг осенило, что она только что целовалась с Филом и возбуждалась его языком - языком, который недавно находился во влагалище Бетти! Однако, подумала она, наверное прошло слишком много времени, чтобы на нем остался вкус соков из киски.
Размышления Стаси были прерваны, когда Эл проскользнул своим языком между влажных половых губок, и начал более глубокие проникновения. Она застонала и выгнулась вверх, буквально задрожав от восхитительного чувства. Эл использовал эту возможность, чтобы просунуть вниз руки и взяться ими за щечки ее попки.
Она опустила ягодицы на его руки, и он начал сжимать пальцами ее попку, одновременно трахая ее языком. Он терся языком о дрожащие стенки ее влагалища, и она рванулась в безумный путь к следующей кульминации.
" Это классное чувство, не так ли, Стаси? Я знаю, у Эла чертовски хороший язык - как, впрочем, и у Фила".
Стаси не отвечала. Она знала: то, как она изогнулась под языком Эла, показывает все достаточно красноречиво. Кроме того, она не думала, что простые слова могут верно описать то чрезвычайное и замечательное удовольствие, которое она испытывала. Она со злостью задавала себе вопрос: какого черта она так долго ждала, чтобы отдаться своим желаниям? А ведь был способ кончить еще сильнее! Она хотела, чтобы ее трахнул Эл - и Фил, если бы у него еще раз встал.
Бетти перегнулась через переднее сиденье, ее глаза были устремлены на раскачивающуюся голову Эла. Одной рукой она дотянулась до шеи Эла, и гладила ее. Другая рука была вне поля зрения, очевидно, между колен, и Стаси решила, что Бетти, наверное, трахает себя пальцем.
Фил отвел свой жадный рот от упругого соска, которым он занимался все это время, и спросил у Стаси, не кончила ли она? Почти в тот же момент язык Эла направился к напрягшемуся клитору Стаси. Движение губ вокруг увеличившегося бугорка страсти заставило Стаси извиваться и трястись в захватывающих волнах оргазма.
Этого ответа для Фила было достаточно. Все еще сжимая одну грудь, он приподнялся, и прижался ртом к ее рту. Она просунула свой язык в его горячий рот, а его язык толкался ей навстречу почти в том же ритме, что и язык Эла в ее дрожащей киске. Снова она ослабела, но по-прежнему была горяча, несмотря на кульминацию большую, чем когда-либо.
Оба языка удалились одновременно. Эл освободил место между ног Стаси, и Фил встал на колени. Пока Фил устраивался между ног, Эл расположился на сиденье рядом со Стаси. Она встретила влажные губы Эла и его язык, ощущая особый трепет от их вкуса, и от мысли, что сосет язык, только что побывавший в ее щелке.
Фил облизывал ее мокрое влагалище и сосал внешние половые губы. Он даже погрыз их зубами, прежде чем его горячий язык проскользнул в не менее горячее отверстие. Эл оборвал страстный поцелуй и переместил свой рот к одной из острых грудок. Испытав два восхитительных оргазма, Стаси еще купалась в щедрых ласках, расточаемых губами парней, но уже не с такой безумной страстью.
" Я надеюсь, Стаси, ты на меня не сердишься?"
Было мало света, чтобы разглядеть глаза Бетти, но она все же могла увидеть, что выражение лица Бетти вполне серьезно.
"Нет, Бетти. Возможно, я потом об этом пожалею, но я не сержусь ни на тебя, ни на кого".
" Ты снимаешь груз с моей души", - сказала Бетти. - "Я была уверена, что даже если бы я велела парням применить к тебе небольшое насилие, они бы не стали этого делать. Мне кажется, теперь ты готова трахнуться".
Эл выпустил изо рта напряженную грудь Стаси и сказал, что они могут немного запачкать автомобиль. "Кроме того", - добавил он, - " у меня никогда не было желания трахнуть девственницу. Я совершенно не уверен, что мне нужна такая ответственность".
Фил убрал рот от клитора Стаси, поднял голову и облизнул влажные губы. - " Я не хочу вынуждать тебя, Стаси, останавливать выбор именно на мне, но я сделаю тебе твой первый секс, если только ты скажешь при свидетелях, что сама хочешь меня".Фил прекратил лизать ей щелку. Она подходила к заветной черте, за которой бы начался следующий оргазм, а ей не хотелось принимать такое важное решение с языком в киске. Почему бы ей не пойти до конца? Она хотела ощутить петуха в своей щелке, и потом, она не была так уж невинна.
" Я хочу признаться", - сказала Стаси, внезапно захотев трахаться так сильно, как еще ничего в жизни не хотела. - "Я на самом деле не девственница. О, я никогда не принимала в себя член, но я долгое время мастурбировала, и однажды слишком грубо попользовалась массажной щеткой для волос".
Фил захихикал и сказал, что это то, что бы он назвал честностью. Потом он сказал, что раз уж он находиться в нужной позе, то готов принять на себя почетную обязанность доставить Стаси удовольствие.
Эл возразил, сказав, что именно он является дружком Стаси, и что Фил уже трахался, и Бетти у него отсосала, а у него самого уже болят яйца.
Бетти сказала, что будет более справедливо, если Эл первым получит щелку своей подружки, и что, может быть, Стаси подарит им обоим по кусочку своей попки.
Заявив, что он не возражает против нескольких секунд отдыха, и что это уже не первый раз, когда его отрывают от мокрой киски, Фил выбрался из раздвинутых ног Стаси. Как только Эл опустился вниз и занял место Фила, Бетти сказала Стаси, что было бы лучше, если бы она чем-нибудь заняла рот, чтобы не издавать воплей.
"Но только не вставляйте мне в рот член", - сказала Стаси. - " Мне кажется, я еще не готова это попробовать, и навряд ли когда-нибудь смогу".
Эл поспешно стянул брюки и трусы. Стаси не могла видеть его петуха по причине темноты и позиции, в которой он находился, но Фил сидел рядом с ней; его член был выставлен наружу и напряженно торчал. Она решила, что он достал его, когда занимался ласками с нею. Она сопротивлялась импульсу дотянуться и потрогать набухший орган, удивляясь его явной твердости, и говоря себе, что как только ее по-настоящему трахнут, она сможет забыть последние запреты.
Стаси уже не очень нервничала, однажды решив, что на самом деле хочет трахнуться - и потому, что два языка уже побывали в ее щелке, и потому, что если она что-то решала, то обычно это делала.
Эл пристроился, и велел Стаси пододвинуть попку еще ближе к краю сиденья. Она повиновалась, и теперь опиралась на сиденье только задом и плечами. Она подумала, не опереться ли ей на руки, но так и не решилась.
" Я буду осторожен", - сказал Эл, помещая круглую головку своего твердого петуха между ее половыми губками. -" Но я собираюсь делать это очень долго!"
Стаси чувствовала, что она растает и потечет, как только доберутся до ее лакомого кусочка. Эл надавил, и головка плавно проскользнула внутрь. Он остановил свой раздувшийся набалдашник в ее лоне, и она тут же поняла, что наслаждение от твердого, горячего члена гораздо сильнее, чем от пальцев или других предметов.
Эл вводил конец медленно и тщательно, и Стаси не могла удержаться, чтобы не податься вперед и заполучить его в себя поглубже и побыстрее. Ощущение было по-настоящему замечательное. Когда жесткий ствол проник в самую глубь ее плотной щелки, она почувствовала, как его лобковые волосы встретились и смешались с ее волосиками.
Она не знала, какой длины у него петух, но он вошел до самого основания. Она сжала свои внутренние мускулы на его твердой плоти, как всегда делала это с собственным пальцем. Он застонал, и почти полностью вышел из нее, но затем снова проник до самого основания.
Эл положил ей руки на бедра, и удерживался в вертикальном положении. Когда он стал делать медленные толчки туда и обратно, вызывающие волны экстаза во всем теле Стаси, она начала двигаться вместе с ним.
" Ну, как?", - спросила Бетти взволнованно.
" О, это здорово! Замечательно! Великолепно!"
Эл ускорил темп толчков. Фил наклонился к ближайшей груди Стаси. Не прекращая ударов, Эл наклонился и начал сосать другой упругий холмик. Она видела, как Бетти дотянулась до выпуклой задницы Эла и ласкала ее. Стаси положила одну руку на голову Эла, другую - на голову Фила. Она чувствовала себя так, как будто неожиданно унеслась на небеса.
Она поддержала более быстрый темп Эла. Он просунул руки под нее, схватившись за раскачивающуюся попку, оторвал рот от торчащего соска, и начал по-настоящему входить в нее. Она задвигалась еще быстрее, извивая попкой, уверенная в том, что он кончает, и что придет к кульминации вместе с ним.
" О, Боже!" - воскликнула она. - " О, Господи Иисусе!"
Фил убрал рот с ее соска, очевидно, для того, чтобы посмотреть. Бетти все еще ласкала раскачивающийся зад Эла. Стаси чувствовала, как Эл вздрогнул, затем тесно прижался, его глубоко захороненный петух спазматически задергался. Она почувствовала выброс горячей спермы, и растаяла в великолепной кульминации. Она сжала мышцами изрыгающийся ствол, и Эл прижался своим ртом к ее рту. Но страстный поцелуй не продлился долго, потому что внутренние мускулы Стаси продолжали сжиматься вокруг члена, который не потерял твердости.
Эл стал раскачиваться снова, но тут Фил заявил:" О, нет, дружище, не делай этого! Теперь моя очередь! С твоего разрешения, Стаси!"
" Вперед!", - сказала Стаси. - " Я думаю, что со своими пальцами я потеряла слишком много времени!"
Эл прекратил толчки и вытянул наружу свой жесткий ствол. Он откуда-то достал носовой платок, протер им член и промокнул сочащуюся щелку Стаси, а затем освободил место.
Фил встал на колени, и стащил с себя брюки и трусы. Взяв рукой за основание своего торчащего члена, он поместил его большую головку возле зияющей глубокой щели Стаси. Затем он впихнул его, и член вошел очень легко, поскольку внутри уже была сперма Эла. Одним движением член вошел полностью, по самые яйца; твердый ствол оказался той же длины, что и у Эла.
Стаси задвигалась вместе с Филом, дрожа от удивительных ощущений и говоря себе, как она была глупа, так долго ожидая настоящего секса. Это действительно было так здорово, что она могла бы даже понять, почему Бетти использует большой член пони!
Фил работал не намного дольше Эла, несмотря на то, что уже кончал в рот Бетти. Но когда он напрягся, и его петух конвульсивно задергался, орошая тесно сжатую щелку Стаси, она унеслась к следующему судорожному оргазму.
Бетти все еще ласкала задницу Фила. Эл, с напряженным петухом, только смотрел. Когда Фил и Стаси остановились и перевели дыхание, Бетти сказала, что чертовски разгорячилась, и хочет как-нибудь потрахаться. Эл сказал, что он готов, как никогда.
Фил оторвал лицо от грудей Стаси. - " Моих предков нет дома, и я знаю, что они придут далеко за полночь, так что предлагаю отправиться туда, где нам будет удобнее, и продолжить этот маленький праздник".
Бетти и Эл хором сказали, что это отличная идея; потом Бетти спросила у Стаси, все ли у нее в порядке.
" Мне нужно в душ", - сказала Стаси.
" Тогда давайте шевелить задницами", - сказала Бетти. - " Черт, ведь мы даже сможем устроить небольшую оргию!"
Ферма животных5
Фил вынул из переполненной щелки Стаси опавший член, достал носовой платок, вытерся, и прижал его к промежности девушки. Затем он натянул трусы и брюки, и перебрался за руль. Сжав ноги, Стаси с помощью Эла быстро натянула через голову платье, а Фил тем временем избавился от динамиков, и завел автомобиль. На большом экране хороший парень и плохой парень, похоже, имели откровенный обмен мнениями. Стаси задумалась: почему же они все-таки отправились на киноплощадку - пока не решила, что, скорее всего, домашние Фила ушли всего несколько минут назад.
Ну вот, теперь она уже точно потеряла девственность и трахалась с двумя мальчиками.
Или с двумя молодыми мужчинами. Их петухи были больше обычного среднего размера, поэтому Фил и Эл явно миновали возраст мальчиков. Восемнадцать, подумала она, это уже мужчины. Они трахались так уверенно, как мужчины. Хотя какое, черт возьми, это имеет значение!
" Я надеюсь, ты не жалеешь, что мои друзья немного надавили на тебя, Стаси?"
Они выехали на шоссе. Бетти развернулась и сидела на переднем сиденье вполоборота. Эл спрятал свой член в брюки, и не уже делал попыток потрогать Стаси - не считая помощи с платьем. Она положила лифчик и трусики на колени и сжала их, удерживая между бедрами носовой платок. Она хотела помыться, и в то же время жаждала еще более захватывающего секса.
" Сейчас я не жалею, Бетти. Может быть, завтра так и будет, но я не стану сваливать ответственность за свои поступки на кого бы то ни было".
Фил заметил, что он никогда не беспокоился по поводу завтрашнего дня, и всегда старался жить так, как будто следующий день никогда не настанет. Он считает себя фаталистом, и благодарен судьбе за то, что она подсказала Бетти познакомить их со Стаси; Эл пододвинулся поближе к Стаси и сказал, что снова хочет ее.
Стаси промолчала. Ей нравились и Эл, и Фил, но больше всего ее интересовали сексуальные удовольствия, которые она могла бы разделить с ними. Она не хотела путать секс и любовь - она была еще слишком молода, чтобы серьезно относиться к любви - и сейчас ее интересовал тот путь, на котором она могла бы узнать побольше петухов. Она хотела стать такой же беззаботной, как Бетти. Она могла бы даже попробовать большого петуха Крошки Пи. Если она собирается попробовать все, что нравится Бетти, она пойдет до конца.
Она обернулась к Элу, и тут же встретила его губы. Она ответила ему страстным поцелуем, прижавшись языком к его языку, и наслаждалась тем, как он ласкает ее тугие груди через тонкое платье. Если бы ее щелка не была переполнена спермой, она, наверное, попросила бы трахнуть ее или пососать прямо тут, в автомобиле
Она знала, что некоторым женщинам нравится, когда их щелка заполнена семенем; она подозревала, что даже Бетти могут нравиться такие вещи; но она была уверена, что Эл рассердится, если она предложит ему сейчас заняться сексом - она чувствовала, что он был не такой, как Фил.
До места, где жил Фил, было не очень далеко; большую часть пути Эл и Стаси обнимались. Несколько раз она почувствовала его твердый член через одежду, но решила, что сможет подождать. Она ждала всю жизнь, и сейчас ей не хотелось быть слишком распущенной. Все могли бы подумать, что она солгала по поводу своего малого опыта. Тем более, что никакой девичьей крови не было и в помине.
Фил жил в большом доме на несколько квартир, но, как Стаси выяснила позднее, на заднем дворе у них тоже была конюшня. Когда Фил припарковался, Стаси попросила всех выйти из машины. Друзья вышли, не задавая вопросов, и Стаси протерла, как могла, свою мокрую киску. Она свернула трусики и лифчик в комок и зажала их в руке, а когда вышла из машины, то сказала Филу, что у нее для него подарок. Он засмеялся, и положил свой носовой платок в карман, сказав, что будет им очень дорожить.
Квартира находилась на первом этаже, и была богато обставлена. Как только они вошли, Фил велел Бетти показать Стаси ближайшую ванную. Из этого Стаси поняла, что Бетти бывала здесь и раньше.
В длинной прихожей Бетти сжала руку подруги и сказала, что она выглядит еще прекрасней. В дверях ванной она добавила: "Иди и почисти себя, душенька, а я пойду поддержать компанию. Если захочешь, ты можешь оставить всю одежду здесь. Все равно мы разденемся".
Не успела Стаси ответить, что обнажится не раньше, чем другие, Бетти уже удалилась по направлению к гостиной. Оказавшись внутри ванной комнаты и закрыв за собой дверь, Стаси решила, что не будет принимать ванну или душ. Если все пойдет так, как она того ожидает, ей опять придется мыться.
Подвернув платье вокруг талии, она нашла мочалку и протерла над раковиной свою промежность. Особое внимание она обратила на щелку, на внешние и внутренние половые губы, исследовав пальцами чуткие складки кожи. Удостоверившись, что вымыла себе все, куда только смогла добраться, она вытерла воду, расплескавшуюся на кафельном полу, взяла полотенце и просушилась.
Потом она опустила вниз платье, сбросила сандалии, кинула на пол трусики и лифчик, и босиком направилась в гостиную. Трое сидели голыми и потягивали пиво, расположившись на кушетке. Бетти сидела между парнями, но они до нее не дотрагивались, и два члена выглядели мягкими.
" Мы решили тебя подождать", - сказала Бетти. - " Мы подумали - раз для тебя это все так ново, ты можешь нам сказать, чего тебе хочется".
На дальнем конце стола стояли еще несколько банок пива. Стаси не любила пить, но решила, что выпьет немного пива, чтобы стать общительней. Может быть, это поможет ей побороть некоторую нервозность. Перед тем, как направиться за пивом, она сдернула платье через голову, не глядя на остальных.
Вернувшись на свое место, она с удовольствием и некоторым возбуждением отметила, что члены начали оживать. Банка с пивом оказалась открытой. Потягивая напиток, она наслаждалась тем, как три пары сверкающих глаз разглядывают ее наготу.
Решив, что Бетти не собирается упоминать, как они подглядывали за обменными парами, Стаси сказала, что все это для нее очень ново, и она не очень хорошо разглядела, как Бетти сосала петуха Фила в автомобиле - только самое начало.
Велев Стаси пододвинуться и смотреть внимательней, Бетти встала коленями на ковер и расположилась между ног Фила. Она протянула свою банку Элу и попросила подержать, добавив, что допьет, когда отсосет у Фила.
" Не до конца", - сказал Фил, когда Бетти ухватилась пальцами вокруг его напряженного ствола и начала перемещать кулак вверх и вниз. - "Вечер только начинается, а мне не хочется кончать больше двух раз".
Бетти сказала, что сделает только небольшой показ искусства орального секса, и установила жесткий конец Фила вертикально, поддерживая его за толстое основание большим и указательным пальцами.
" Бетти фантастически сосет петуха", - сказал Фил. - "Не так ли, Эл?"
" Она самая лучшая", - сказал Эл, в то время как Бетти сжимала яйца Фила и вылизывала нижнюю часть его твердого члена.
Стаси пододвинулась поближе, чтобы лучше видеть. Бетти широко раскрыла рот и захватила раздувшуюся головку. Стаси была возбуждена уже только от вида двух твердых петухов и собственной обнаженности. При мысли, что она сейчас может получить любой вид секса, какой только захочет, ее страсть..поднималась все выше и выше, в то время как Бетти демонстрировала свою технику.
Фил обратил внимание Стаси, что если она попробует делать то же самое, ей следует помнить, как не нанести вред зубами. Он сказал, что Бетти лишь вращает языком и сосет головку. Когда Бетти начала заглатывать его петуха глубже, он сообщил, что ее язык по-прежнему активен.
Стаси знала, что головка при каждом движении доходит до самого горла Бетти. Фил заметил, что Бетти сейчас проталкивает головку прямо в глотку, но он не советует новичкам пытаться это сделать.
" Фил хочет сказать, что ты можешь подавиться и задохнуться, если в первый раз возьмешь слишком много", - сказал Эл. - "Я знаю некоторых девушек, которые не могут взять твердый член глубоко в рот без того, чтобы не подавиться".
" У Бетти натренированы мускулы горла", - сказал Фил. Он застонал и похлопал Бетти по раскачивающейся голове. - " Но лучше бы она прямо сейчас прекратила это доказывать, если не хочет, чтобы я открыл свой клапан! Я не хочу кончать сейчас, Бетти!"
Бетти убрала рот с напряженного петуха Фила, посмотрела на Стаси, подмигнула, и устроилась между ног Эла. Она продолжила свою работу на твердом конце Эла, а Стаси разглядывала упругий блестящий член Фила, следя в то же время и за Бетти, за и напряженным стволом Эла.
- "Мне кажется, ты думаешь, Стаси, что мы ведем пустые разговоры", - сказал Фил, - " но на самом деле мы пытаемся помочь тебе воспринимать все сексуальные действия как совершенно естественный путь получения удовольствия. Бетти наслаждается, как ты можешь заметить, и ты знаешь, что и Эл, и я - мы тоже любим доставлять удовольствие языками. Почему бы тебе не решиться и не сделать то, что тебе хочется сделать, малышка?"
Стаси опустилась на колени перед Филом. Она устроилась у него между ног и внимательно посмотрела на большой твердый конец. Ей нравился мужской запах. Она почувствовала странные ощущения удушья в горле. "Я даже никогда не дотрагивалась до члена", - сказала она. - "Какой он длины?"
" Немного больше семи дюймов", - сказал Фил. - "У Эла - немного меньше семи дюймов. Я не хвастаюсь по поводу размера. Мы обнаружили этот факт только после того, как Бетти измерила наших петухов".
Стаси протянула руку и коснулась напряженного органа. Он был твердым, теплым и гладким. Казалось, она могла почувствовать его пульсацию. Она сжала пальцы в кулак, и начала двигать ими вверх и вниз по мускулистой плоти. Она увидела, что Бетти перестала сосать член Эла. Оба они смотрели на нее. Она заглянула Филу в лицо, и он улыбнулся.
" Я настоятельно предупреждаю тебя, Стаси. Возможно, для тебя будет лучше, если ты прекратишь сосать до того, как я кончу. Если ты считаешь, что тебе это не понравится, можешь остановиться в любое время".
Стаси сообразила, что она все еще держит в другой руке банку с пивом. Она поставила ее на край стола, не прекращая движения кулака. Ей нравилось ощущение твердого органа в своей руке, и она подумала: а нравится ли Филу то, что она дергает его. Ей бы хотелось увидеть выброс спермы. Впрочем, это не удовлетворило бы ее любопытства по поводу того, как член будет ощущаться во рту.
Пытаясь не размышлять, Стаси взялась за основание толстого петуха, наклонилась, поцеловала, а потом облизала его большую головку. Плоть на языке ощущалась приятной и бархатистой, и на самом деле почти не имела вкуса. Она наслаждалась запахом, исходящим от его промежности. Она дотронулась рукой, которая только что держала холодное пиво, до его тяжелых яичек. Он позволил ей это, и она нежно сжала и поласкала их, находя приятным то, как они перекатываются в мошонке.
В этот момент Стаси приняла важное решение. Она широко раскрыла рот, и ее губы заскользили по большому набалдашнику. Она начала сосать очень осторожно, все время помня о своих зубах; она наклоняла голову, пока больше половины твердого члена не оказалось у нее во рту. Ей нравилось сосать. Это оказалось очень естественно.
Ей было приятно чувствовать член во рту. Он был таким твердым и упругим, и в то же время его раздувшаяся головка была такой бархатисто-мягкой, что она даже постанывала от наслаждения. Ее сосущий рот двигался вверх и вниз, вбирая в себя все больше и больше; ей нравилось чувствовать жесткие лобковые волосы, которые начали щекотать ее нос.
Головка, проникающая глубоко, до самого горла, не позволяла ей закрыть рот. Она внезапно захотела ощутить выстрелы спермы прямо в рот, решив, что это будет большим достижением. Она очень возбудилась, ее щелка по-настоящему задрожала; она подумала, что испытает оргазм, как только семя заполнит ей рот. Что ей делать потом, она не знала, но сейчас она была так страстна, что смогла бы даже все проглотить - ведь Бетти это делала!
" Я собираюсь кончить, Стаси! Ты бы лучше остановилась!"
Стаси уже чувствовала, как член дрожит и немного увеличивается, но громкие слова Фила заставили ее запаниковать. Что если она захлебнется спермой? Что если это окажется ужасным на вкус? Что если это будет больно?
Она убрала рот с твердой плоти и посмотрела на Бетти, которая все еще стояла на коленях перед Элом и его торчащим инструментом. "Мне кажется, что я - прирожденная сосалка!", - сказала она со слабой улыбкой.
" Есть только один способ выяснить, так ли это", - сказала Бетти серьезно. - "Почему бы тебе не пойти с Филом до конца? У него еще встанет, чтобы потрахаться опять".
Стаси колебалась всего несколько секунд. Она видела торчащий и слегка подрагивающий член Фила, и ей хотелось бы увидеть выброс спермы, и в то же время ей хотелось сосать этот член до финала. Она решила, что сможет пойти до финала.
Стаси взяла в рот почти половину большого органа и начала жадно сосать, а Фил впервые схватил за ее голову. Она была непротив - пальцы, зарывающиеся в ее волосы, добавляли ей удовольствие.
Спустя совсем немного времени петух конвульсивно задергался. Фил качнулся вверх, проталкивая головку глубже в глотку, и когда потекла горячая сперма, она непроизвольно начала ее глотать. Липкий сок легко стекал в ее горло; когда Фил перестал прижимать к себе ее голову, она попробовала на вкус все еще вытекающее семя. Убрав рот и язык от быстро опадающего члена, и продолжая сглатывать, она подумала, что опыт был очень приятен. Об этом она и сообщила всем трем заинтересованным зрителям.
" Собственно, я готова и к чему-нибудь большему", - добавила она с легким смехом.
" Закончи с Элом", - сказала Бетти, освобождая место между его ног. - " В конце концов, он предполагался быть твоим сегодняшним дружком, душенька. А позднее, может быть, и моим".
Стаси не колебалась, принимать ли ей щедрое предложение Бетти. Она быстро переместилась и встала в позицию, чтобы сосать торчащий член Эла. Она ласкала твердую, гладкую, влажную плоть, взявшись за основание ствола большим и указательным пальцами. Она мягко сжимала яички Эла, находя, что они немного больше, чем у Фила. Она была уверена, что в них содержится больше спермы, потому что за вечер Эл кончил только один раз.
Стаси облизывала нижнюю часть твердого петуха, наслаждаясь тем, что из полураскрытых губ Эла вырывался легкий стон. Вращая языком вокруг большой головки, она услышала, что Бетти говорит с Филом.
" Ляг вниз...и добавь Стаси ощущений. Лизание щелки быстро заставит твой конец ожить!"
Стаси подождала, когда Фил займет нужно положение, прежде чем снова начала сосать член Эла. Фил лег на спину и просунул голову между ее ног. Он раздвинул ее колени и обхватил руками ягодицы. Когда он приподнялся и прижался ртом к ее дрожащей щелке, она опустила голову и взяла в рот твердый член Эла. Язык Фила вертелся в ее изнывающей киске и продвигался к напряженному клитору, а она жадно сосала.
Эл зарылся пальцами в ее волосах и начал делать толкательные движения. Она сумела заполучить в себя почти весь его пульсирующий инструмент, одновременно извиваясь под ласками Фила. Как только Фил нашел губами ее бугорок страсти, она уже знала, что достигнет великолепного оргазма буквально через несколько секунд.
Она начала сосать еще более жадно, желая ощутить выстрелы спермы Эла в рот и горло, и уже таяла в кульминации от щедрых ласк Фила. Все произошло так, как она хотела. Когда внутри нее все взорвалось, и в одно из мгновений экстаза она почувствовала, что палец Фила ласкает расщелину ее попки, дрожащий член Эла дернулся, подпрыгнул и начал изрыгать порция за порцией горячий сок.
Петух Эла выплеснул из себя жгучей спермы больше, чем Фил. Стаси бы не смогла все это проглотить. Она убрала голову из-под рук Эла, так, что во у нее осталась только головка члена. Приняв в себя все, что смогла, она позволила остальному стекать вниз по жесткому стволу.
Как только Стаси подняла голову, чтобы перевести дыхание, Бетти оказалась тут как тут. Она забралась на кушетку, встав на нее руками и ногами. Стаси выпрямилась и смотрела, как Бетти слизывает липкую сперму со все еще дергающегося петуха. Стаси чувствовала, что Фил покинул ее дрожащую щелку и выбирается из-под ног. Она подумала: как ощущается, если один петух стреляет во рту, а другой в то же самое время извергается в киску?
Оглянувшись, она заметила, что петух Фила снова увеличивается. С легким огорчением она посмотрела на окончательно истощенный член Эла. Бетти закончила его облизывать и подняла голову.
" Я полагаю, ты прирожденная сосалка", - сказала Бетти с улыбкой. - " Точно такая же, как и я!"
" С этого момента я с гордостью буду носить это имя!" - сказала Стаси, надеясь, что никогда не пожалеет о том, что стала такой же распущенной, как Бетти.
Заявив, что хотела бы потрахаться, Бетти соскочила с кушетки и легла спиной на ковер. "Иди сюда, Фил. Вставь в меня, и, если сможешь удержать сперму, полижи еще Стаси. Вообще, как только Эл придет в себя, начинайте двигаться по кругу, насколько у вас хватит выдержки. Ты не против трахнуться посильней, Стаси?"
Вместо ответа Стаси опустилась вниз на ковер, рядом с подругой, и стала смотреть, как Фил располагается между широко расставленными ногами Бетти. Бетти опустила одну руку вниз и помогала Филу ввести в себя член. Опираясь на руки, он медленно опустился и впихнул петуха в щелку Бетти. Стаси была очарована тем, как половые губки Бетти охватывали ствол, когда он медленно погружался в них.
Фил лег грудью на большие груди Бетти и начал толкать. Бетти ерзала задницей по толстому ковру, и подмахивала его мастерским ударам. Он просунул руки под нее и схватил за попку. Она обхватила его ногами вокруг талии и тянулась своим ртом к его рту.
" Наблюдение за трахающейся парочкой действительно меня заводит", - сказал Эл.
Стаси увидела, что Эл поднялся и встал у нее в ногах; его глаза перебегали от ее промежности к колышущимся ягодицам Фила. Его петух снова был почти в вертикальном положении.
Стаси ощутила, что подходит к состоянию, в котором была совсем недавно. Она полностью опустилась на спину, раздвинула ноги и сказала, что, кажется, пришло время поесть ее снова.
"Точно", - сказал Эл, хихикая и становясь на колени. Открытая глубокая щель почувствовала его дыхание. -" Сначала я полижу, а потом буду трахать".
Но Эл не сразу направил свой язык к щелке Стаси. Он поднял ее ноги, просунув руки ей под колени, и широко их раздвинул, так что ее анус оказался под его жадным пристальным взглядом. Еще до того, как Эл начал двигаться, Стаси уже знала, что он собирается сделать, и ее страсть поднялась от нетерпения.
Он ткнул языком в ее морщинистый задний проход, и она задохнулась. Он протискивался в напряженное кольцо, и его горячий язык входил дюйм за дюймом. Удовольствие было сильнейшим. Она стонала и яростно извивалась под языком, трахающим ее анус, проникающим все глубже и глубже.
Ей не пришлось разочароваться и после того, как он перестал это делать, потому что, облизав поверхность ее дергающейся щелки, он начал сосать напряженный клитор. Этот возбуждающий оральный акт не продолжался слишком долго; скоро он установил свой торчащий конец напротив ее половых губ.
Эл позволил Стаси рукой ввести твердый член в трепещущую киску. Он вошел достаточно глубоко, и она почувствовала удары его яиц о ее влажный от слюны анус. Когда он начал медленно толкать туда и сюда, она обхватила его ногами вокруг талии и начала двигаться вместе с ним в устойчивом ритме. Она ответила ему страстным поцелуем, когда он прижался своим ртом к ее рту. Она наслаждалась легким вкусом от соков собственной щелки на его губах.
Скоро они прервали свой жаркий поцелуй, и Эл оперся на руки, чтобы продолжить толчки. Стаси увидела, что Фил также приподнялся над большими грудями Бетти и качался примерно в том же темпе, в каком Эл проникал в ее зудящую щелку.
Бетти смотрела на Стаси, ее темные глаза горели. - " Я уже имела одну замечательную кульминацию, и приближаюсь к другой. А как ты, душенька?"
" Я - почти там", - сказала Стаси уверенно; ее глаза и лицо отражали огромное удовольствие, которое она испытывала. - "Я сдержалась, потому что боялась, что заставлю Эла кончить".
" Иди вперед и делай это", - сказал Эл, начиная качаться быстрее. - " Я могу сдерживаться без особого труда. Кроме того, я так разгорячился, что смогу оторваться еще раза два или три за сегодняшний вечер!"
Уже балансируя на самом краю, Стаси начала дико трястись и извиваться. До нее смутно доносились хлопающие звуки, издаваемые неистовыми ударами их тел. Ее захватили муки блаженного оргазма, и она не сдерживала стонов и криков удовольствия.
Когда они остановились, петух Эла был все еще твердым, как скала, несмотря на то, что Стаси даже попробовала использовать на нем внутренние мускулы щелки. Фил предложил, чтобы они с Элом поменялись, пока Стаси отдохнет. Стаси заявила, что с ней все в порядке, и что ей не нужен отдых.
Раз так, то Фил не дал ей время для отдыха. Как только она ввела его жесткий ствол в свою мокрую киску, он улыбнулся и сказал, что постарается доставить ей удовольствие, а затем начал проникать в нее быстро и неистово. Она отвечала на его толчки своими толчками.
Стаси больше не пыталась сдерживать многочисленные оргазмы, которыми наслаждалась до предела; она не считала, сколько раз Эл и Фил переместились между ней и Бетти.
Наконец, когда оба парня объявили, что уже совсем близко подошли к финалу, Бетти заявила, что она в щедром настроении, и хотела бы, чтобы Стаси получила обе порции спермы. Стаси было приятно слышать слова Бетти, потому что ей хотелось этого..Она поблагодарила Бетти за великодушие. Бетти улыбнулась, и сказала, что, возможно, в ближайшее время она попросит ее быть столь же благосклонной.
Сейчас Эл трахал Стаси, а Фил был на Бетти. Фил вынул член, лег на спину, и попросил, чтобы ему сделали минет, потому что он кончил на один раз больше Эла, поэтому выдержит дольше, если ему пососут.
Вытянув своего жесткого петуха из щелки Стаси, Эл встал таким образом, чтобы она могла повернуть лицо к блестящему члену Фила. Когда Эл устроился позади приподнятых ягодиц Стаси, Бетти спросила, не хочет ли она попробовать в маленькую дырочку.
"Нет", - сказала Стаси, помня, как хорошо ощущался исследовавший ее анус язык , и боясь, что будет слишком больно, если запихать член в это крошечное отверстие.
Стаси подождала, пока Эл введет своего петуха в ее щелку, а затем наклонилась и взяла в рот добрую половину члена Фила. Только тут она поняла, что пробует соки Бетти. Вкус был почти такой же, как и ее собственный, и эта мысль оказалась совсем не отталкивающей; так что она сосала также жадно и с таким же удовольствием, как если бы это был только что вымытый конец.
Следующие несколько минут пролетели для Стаси очень быстро. Сосать один член и трахаться с другим было действительно так здорово, как она думала об этом много раз, и она получила сразу несколько оглушительных оргазмов, когда оба петуха начали стрелять в нее горячим соком одновременно. Она глотала всю сперму, затопляющую ее рот, и сжимала мускулы вокруг дергающегося члена, заливающего ее похотливую киску.
А когда оба петуха обмякли, ей захотелось, чтобы восхитительное удовольствие началось сначала; она спрашивала себя, отчего она была настолько глупа и потратила так много времени, что отказывалась от радости секса с партнером - и партнерами!
Глава 6
Прошло довольно много времени, прежде чем Стаси пришла в себя. И поскольку на следующий день нужно было идти в школу, да и Фил беспокоился, что родители могут скоро вернуться, все по очереди посетили ванную и решили расходиться.
Стаси с удовольствием еще бы позанималась сексом, но ей было понятно, что на самом деле Эл и Фил отстрелялись полностью. Добравшись до дома, она отправилась прямо в кровать. Родители отсутствовали, и она была этому рада, потому что боялась, что любой, кто увидит ее сейчас, поймет, что она трахалась, как сумасшедшая.
Несколько минут Стаси еще вспоминала волнующие сцены; с удовольствием она обнаружила, что впервые сексуально удовлетворена с того самого дня, как начала мастурбировать, и затем погрузилась в безмятежный сон.
* * * *
На следующий день Стаси не чувствовала никакого раскаянья до тех пор, пока не столкнулась во время ланча с Бетти. Эла и Фила она не видела, и так получилось, что не увидела их в течение всего дня. Но что-то, когда она встретила Бетти, заставило Стаси почувствовать себя чертовски виноватой. Она тут же рассказала подруге о своих чувствах, но Бетти ответила, что такое небольшое расстройство вполне естественно.
Бетти сказала, что Стаси была великолепна в сексе, гораздо лучше, чем она сама в первый раз, и ей следует выбросить из головы мысли, возникающие из-за тех глупостей, которые ей преподавали всю жизнь.
" Мне кажется, я знаю, как сделать, чтобы ты почувствовала себя гораздо лучше, душенька".
"Как"? - спросила Стаси в надежде, что Бетти действительно сможет улучшить ее настроение.
Бетти рассказала, что подслушала утренний разговор своих родителей. Этой ночью намечается вечеринка с обменом, и в таком месте, где они смогут все хорошо рассмотреть. Она там уже много раз подсматривала за оргиями.
" Может быть, наблюдение за безумным сексом взрослых женатых парочек заставит тебя понять, Стаси, что ты не так уж далеко зашла в своих желаниях. Только не говори мне, что у тебя сегодня вечером нет времени".
Стаси возразила, что ей, кажется, еще следует привыкнуть к тому, кем она стала теперь, но Бетти ответила, что она всего-навсего превратилась из невинной девушки в опытную женщину.
" Все девушки, в конечном счете, должны пройти через это, Стаси. Почему бы тебе не считать удачей то, что ты набралась мужества и сделала то, что хотела сделать? Ты ведь пойдешь сегодня вечером со мной смотреть на обменивающихся?"
Почувствовав себя лучше уже от того, что поговорила с Бетти, Стаси ответила, что с нетерпением будет ждать вечернего представления.
Весь остальной день Стаси не ощущала никакого раскаянья. Она знала, что постепенно принимает то, что произошло, - и чем она так наслаждалась - тем более, что все равно уже ничего нельзя изменить.
Этим вечером ее мать и отец ушли из дому сразу после восьми часов. Несколько минут спустя она тоже направилась к дому Бетти. Родителей Бетти не было. Подруга предложила Стаси пиво или коктейль, но она отказалась, сказав, что не страдает от жажды.
Вместе с тем какое-то сияние, которое Стаси заметила в темных глазах Бетти, несколько возбудило ее. Стаси, кажется, почувствовала то же, что и Бетти, когда та хотела иметь с нею секс, но она не была уверена, что готова попробовать себя в таком качестве. Она не ожидала, что когда-нибудь вот так захочет попробовать себя в активной роли с женщиной, и ей, кроме того, не хотелось терять дружбу Бетти в случае отказа. Еще Стаси решила, что лучше не будет иметь никакого отношения к пони Бетти. По ее мнению, это было уже слишком, и она даже не хотела больше смотреть на Бетти, проделывающую эти штуки с Крошкой Пи.
И Стаси, и Бетти были одеты в свитеры и джинсы. Кроме того, Бетти велела Стаси одеть кроссовки для какого-то восхождения. Большая усадьба, в которой собиралась секс-вечеринка, находилась примерно в миле от дома Бетти. Они добрались туда без происшествий, не проронив ни слова. Стаси чувствовала, что Бетти как-то необычайно молчалива, но решила, что это все из-за ее нежелания зайти и выпить. Она подумала, что если Бетти обратится к ней с предложением каких-нибудь сексуальных действий, то она, конечно, позволит своей симпатичной подружке поласкать себя. Она ведь читала, что почти все в свое время имели гомосексуальный опыт.
На стоянке возле дома оказалось несколько машин. Когда девочки осторожно приблизились, Бетти взяла Стаси за руку и сказала, что они похожи на котов-грабителей или что-то в этом роде, потому что придется полазить, чтобы проследить за взрослыми.
Над автомобильной площадкой имелся навес, одной стороной примыкающий к дому. Бетти подвела Стаси к дереву, растущему у дальней части навеса. Под наблюдением подруги Стаси легко взобралась на дерево, используя ветви, которые торчали достаточно близко друг от друга; скоро, тоже без особых трудностей, Бетти присоединилась к ней на плоской крыше.
Бетти легла и подползла к окну, из которого струился свет. Стаси сопровождала ее, опустившись на руки и колени, но скоро поняла, что смотреть вниз, в большую комнату, лучше лежа на животе.
" Ну, не замечательное ли зрелище, Стаси? Нам совсем не обязательно соблюдать тишину. Люди внизу не смогут услышать нас из-за закрытого окна, и я не думаю, что нас смогут заметить, даже если кто-то случайно посмотрит сюда. Мне кажется, это стекло пропускает внутрь только свет,...и я много раз потрахаю себя пальчиком, глядя на действия там, внизу".
В комнате находилось около десяти пар, совершенно голых; кто-то трахался или сосал; образовалось несколько групп из обнаженных тел. И тут Стаси задохнулась, потому что узнала своих собственных мать и отца. Они сидели на одной из кушеток, рядом, голые. Они ничего не делали, только наблюдали за активными парами, видимо, с большим интересом и волнением; петух у ее отца сильно торчал. Он выглядел на все девять дюймов!
- "Мои родители тоже там", - сказала Бетти. - "Моя мать в дальней стороне комнаты, лежит на ковре и трахается с рыжим парнем. Мой отец на кушетке трахает ту блондинку. Ты ведь знаешь моих родителей, но я решила тебе напомнить, что они тоже обмениваются".
Поскольку Стаси хранила молчание, Бетти продолжила. Дело в том, что она была уверена в участии родителей Стаси в этой вечеринке. Она сказала, что видела их трахающимися на многих вечеринках, и подумала, что это поможет Стаси не противиться своим желаниям, если она увидит собственных родителей в действии.
"Помнишь, как я сказала тебе в ту ночь, когда мы подсматривали, что взрослые, и все люди вообще, ведут себя одинаково, как только снимают одежду? Я тогда хотела сказать тебе, что твои родители тоже обмениваются, но побоялась, что ты не поверишь мне. Возможно, я не должна была позволять тебе узнать это именно таким образом, но раз уж я это сделала, надеюсь, ты не будешь сердиться на меня?"
"Почему я должна сердиться?" - спросила Стаси; ее глаза устремились к большому раздувшемуся члену отца, затем обратились на трахающуюся мать Бетти, затем к отцу Бетти, который продолжал накачивать красивую блондинку.
Она была потрясена и удивлена, и даже сначала ощутила легкую боль в животе, когда увидела своих родителей, но тут же приспособилась к неожиданной ситуации. В конце концов, сказала она себе, ее родители имеют право жить так, как хотят. И они ничего не смогут ей сказать, если узнают о ее сексуальных похождениях. Ей-богу, она даже сможет по-настоящему заняться сексом!
Две голые женщины стояли возле барного столика. Стаси заметила их, когда они допили коктейли и направились к ее отцу и матери. Обе были привлекательны, прекрасно сложены, выглядели не старше тридцати; когда они двигались, их груди подпрыгивали. Стаси удивилась, что в руках у матери не было бокала.
Одна из женщин опустилась на колени между мускулистыми ногами отца Стаси и начала ласкать его стоящий член; другая расположилась между прекрасных ног матери и принялась за пушистый холмик. Стаси почувствовала, как в области поясницы у нее поднимается температура и жар распространяется по всему телу.
Бетти сообщила Стаси, что у ее отца действительно красивый член. Стаси тихо согласилась. Она также согласилась, когда Бетти сказала, что ее отец вообще очень красив, а мать просто прекрасна.
" Но это не значит, что я как-то по-другому думаю о своих родителях, Стаси. Они оба прекрасно сохранились, и у моего отца отличный член, примерно на восемь дюймов. Готова поспорить, что у твоего отца уже сейчас по крайней мере девять дюймов. Я видела много раз, как он его использует - он по-настоящему долгоиграющий. Такой же, как и мой папа".
Стаси всегда гордилась тем, как выглядят ее родители. В сорок лет человек не всегда на высоте, но ее матери и отцу можно было дать гораздо меньше. Ей внезапно понравилось, что они обмениваются.
Она хотела , чтобы они наслаждались жизнью, и с удовольствием обнаружила, что они счастливы в сексе. Кроме того, теперь, когда ей стала известна их тайна, она чувствовала себя свободнее, и могла потакать собственным желаниям.
Женщина обхватила пальцами длинный ствол отца Стаси, наклонилась и начала облизывать его крупный набалдашник. Другая женщина спрятала голову между ног матери, и Стаси увидела на ее привлекательном лице выражение страсти. Мать схватила обеими руками раскачивающуюся голову партнерши.
Стаси пожалела, что нет возможности как следует рассмотреть куннилинг. Но поскольку она испытала радость сосания щелки и клитора - даже двумя мужчинами сразу! - она легко могла представить, сколько удовольствия получает ее мать от орального акта. Она вспомнила, что где-то читала, как женщина может доставить таким способом другой женщине гораздо большее удовольствие. Это имело смысл, поскольку женщина в большей степени понимает, что ей лучше чувствуется.
Стаси начала пристально наблюдать за отцом и тем, что происходило с его великолепным членом. Удовольствие, которое он испытывал, отражалось на его красивом лице. Она почувствовала, что ее дикие мысли ужасно безнравственны, но она не могла удержаться от идеи, что хотела бы оказаться между ногами отца и воздать должное его гигантскому петуху!
"Мой отец собрался стрелять!" - воскликнула Бетти. - "Посмотри, как выгибается эта курочка!"
Стаси отвела глаза от напряженного члена отца и языка, который вращался вокруг его раздутой головки. Отец Бетти неистово пихал своего петуха в дрожащую щель женщины; их рты были прижаты друг к другу. Он внезапно застонал, и Стаси поняла, что струи спермы летят в самые глубочайшие уголки киски, которая, несомненно, их чувствует и выделяет навстречу собственные соки.
Молодая женщина сидела рядом на стуле с высокой спинкой, и играла со своими грудями. Как только отец Бетти вытащил свой обмякший член и лег на спину, наблюдательница быстро оставила в покое груди, и, соскользнув вниз, начала облизывать соки со сморщенного конца.
Покончив с этой, по-видимому, приятной задачей, она переместилась и принялась за заполненную спермой киску женщины. Стаси была очарована этими действиями, размышляя, как распутно наслаждается спермой эта сладострастная дама.
" Моей матери делают тоже самое!", - зашептала Бетти. - " Господи, как мне хочется прямо сейчас твердого петуха, стреляющего подальше в мою горячую щелку!"
Стаси видела, что мать Бетти действительно тряслась и раскачивалась в неистовой кульминации под дикими толчками мужа другой женщины, но затем обратила внимание на собственных родителей и их сладострастных партнеров.
Ей также хотелось, чтобы жесткий конец глубоко трахнул ее в разгоряченную киску; она уже не чувствовала ничего позорного в том, что думала, как бы, вероятно, замечательно чувствовался длинный петух ее отца, проникающий в ее дрожащую щелку. Или входящий в ее рот, и дальше, в горло!
Женщина начала сосать, и при каждом движении головой вниз принимала в себя поразительное количество твердой мускулистой плоти. Кроме того, одной рукой она ласкала яйца, и, кажется, время от времени трогала анальное отверстие. Стаси помнила, как сильно возбуждало прикосновение и проникновение языка в ее крошечный анус.
Стаси заметила, что у ее матери начался оргазм; мать держала раскачивающуюся голову партнерши за волосы, качалась и извивалась, а потом внезапно обмякла. Женщина подняла лицо, облизнула влажные губы, и легла спиной на ковер. Мать Стаси быстро пришла в себя и последовала за ней, опустившись на пышное тело обнаженной женщины и прижавшись губами к ее влажным губам.
Впрочем, страстный поцелуй длился лишь несколько секунд, а затем мать Стаси принялась за возбужденную женскую грудь. Но и это щедрое поклонение не длилось очень долго. Скоро Стаси наблюдала, как мать целует и облизывает..внутренние бедра женщины, а потом как ее язык снует между опухшими половыми губами.
По-настоящему потрясенная зрелищем матери, занятой активным лесбиянством, Стаси поглядела на красивое лицо своего отца. Она поняла, что он много раз видел, как мать занимается куннилингом. Она вспомнила его слова о том, что он когда-нибудь скажет ей, почему у матери проблемы, и отчего она слишком много пьет. Не в этом ли проблема? Или это одна из проблем? Но в чем здесь проблема, если он явно не возражал, когда она ласкала щелку женщины? Не может же быть, чтобы ее мать была полной лесбиянкой. В конце концов, должна же она была трахаться, чтобы родить Стаси. Хотя это еще ничего не значит. Может быть, ее мать просто терпит мужчин.
Несколько минут спустя Стаси получила доказательство, что ее мать наслаждается и традиционным сексом. Голый мужчина с торчащим раскачивающимся членом опустился сзади на ее приподнятые ягодицы и вставил своего петуха в киску. Выгибаясь навстречу члену, мать Стаси сильнее затрясла головой и принялась лизать и сосать извивающуюся женщину во все более убыстряющемся бешеном темпе.
"Твой отец действительно из долгоиграющих", - сказала Бетти, когда женщина отняла рот от огромного инструмента отца Стаси. - " Ее челюстям требуется отдых, но я готова поспорить, что она попросит его полизать ей киску. Мне кажется, ему это понравится и убережет его конец от преждевременной стрельбы".
Стаси, глядя на что-то произносящие губы женщины, допустила маленькую безумную мысль, что ей тоже бы понравилось принять красивый член ее отца - в рот или в дергающуюся киску!
" Не позволишь ли ты мне одно одолжение, Стаси? Я хочу сделать тебе то же, что делает твоя мать той женщине. Не переставай смотреть. Я лягу на спину, и сделаю для тебя то, что делал Фил вчера вечером".
Стаси не колебалась ни минуты.
Если ее мать могла заниматься сексом с представительницей женского пола, то не будет ничего плохого, если другая представительница женского пола полижет ее киску. И кроме того, она была так возбуждена, что не представляла, чего бы она сейчас не смогла сделать - или не позволить бы сделать с собой.
Ей пришлось ненадолго прервать наблюдение, чтобы помочь Бетти стянуть с нее узкие джинсы. Она удалила их вместе с кроссовками, и потом уже Бетти осталось лишь снять с нее тонкие трусики. Крыша ощущалась несколько жесткой, и она снова просунула ноги в джинсы, прежде чем опереться на локти и колени для дальнейшего наблюдения.
Женщина внизу лежала спиной на ковре, и отец Стаси трахал ее. Бетти ласкала и целовала ягодицы Стаси, что-то говоря по поводу нежности и гладкости кожи. Потом Бетти просунула одну руку вниз и начала мягко тереть половые губы киски Стаси кончиками пальцев. Она сказала, что Стаси, вероятно, подозревает в ней лесбиянку, но ведь она уже доказала, что это для нее не главное. Она предполагает в себе бисексуальность, с главной ориентацией на мужчин.
" Это всего лишь дополнительное наслаждение, Стаси. Я надеюсь, ты не чувствуешь отвращения к своей матери. Она похожа на меня - и на мою мать. Моя горячая мамочка любит лизать киску, и любит, чтобы ей лизали, а я люблю видеть ее удовольствие от всех видов секса".
Стаси смотрела на раскачивающийся зад отца, и выгибалась под ласковыми пальцами Бетти.
"Тебе лучше бы поспешить, Бетти, пока я не растаяла и без твоего языка!"
Быстро переместившись, Бетти убрала пальцы от дрожащих губок киски, просунула голову между расставленных колен Стаси и взялась руками за ее попку. Стаси задохнулась, почувствовав горячее дыхание и горячий рот на своей щелке. Скользкий язык проник внутрь, прошелся по вибрирующим губкам, а затем двинулся к напрягшемуся клитору.
"О, как это изумительно", - тихо произнесла Стаси, когда губы подруги тронули бугорок страсти. Буквально через секунду ее захватили муки оргазма. Она яростно забилась, судороги свели ее тело. Она прижалась щелкой к лицу Бетти, к ее языку и рту, стонущему от удовольствия; в глазах потемнело от накатывающихся волн экстаза.
Когда конвульсии наконец прекратились, и Стаси снова обрела зрение, Бетти опустила голову, но осталась между колен Стаси, и по-прежнему удерживала руки на ее ягодицах.
"Не могу тебе не сказать, Стаси, что я тоже намочила свои трусики. Я останусь в этом положении и сделаю тебе это снова, как только ты будешь готова. Я знаю, что одной быстрой кульминацией тебя не удовлетворить, душечка, и еще я должна тебе сказать, что на вкус ты просто замечательна".
"Спасибо", - ответила Стаси, полагая, что должна что-то говорить. Она не ощущала никакого стыда, и надеялась, что теперь так будет всегда. - "Спасибо за все",
" В любое время, душечка, в любое время. Скажи мне, когда тебе снова захочется ласки".
Стаси чувствовала, что она готова прямо сейчас, и что она всегда будет готова к оральной ласке - и от мужчин, и от женщин - но ничего не сказала.
Ей не хотелось показаться слишком жадной, слишком сексуально озабоченной, которой она, по всей видимости, быстро становилась, и чтобы отвлечься от слишком несдержанных эротических контактов, она сосредоточила внимание на комнате внизу.
Ее отец вытащил свой торчащий член из женщины, которую трахал, и лег на спину. Его сверкающий инструмент по-прежнему гордо вздымался. Другая привлекательная голая женщина заняла на нем позицию сверху, и Стаси догадалась, что первая женщина уже получила от него как минимум один оргазм. Наблюдая, как вторая партнерша вводит в себя его жесткого петуха и медленно охватывает его своей киской, Стаси допустила мысль, как бы ей хотелось притронуться своей горячей щелкой к красивому члену ее отца.
Мать Стаси лежала на спине, а женщина на ней сверху, похоже, угощалась спермой, выпущенной партнером. Стаси так подумала, обратив внимание на ее закрытые глаза, хотя, возможно, ее порочные мысли зашли слишком далеко.
Сцена изменилась, и вместо обычных совокуплений все постепенно переходили к сексуальной оргии.
Мужчина расставил ноги над головой матери Стаси, и впихнул своего торчащего петуха ей в рот. Она приняла его и начала сосать, а он делал толкающие движения, вводя твердый конец все глубже ей в горло. Женщина раздвинула ноги над головой отца Стаси и опустилась щелкой ему на лицо. Он схватил ее за задницу и начал лизать. Партнерша, подпрыгивающая вверх и вниз на его члене, толкала свой язык в расщелину попки другой женщины.
Вскоре Стаси смогла увидеть, как член мужчины стреляет в жадно сосущий рот ее матери. Было явно, что мужчина выпустил чертовски большой заряд, потому что сперма стекала из уголков рта матери. Когда член, мягкий и безвольный, удалился, другая женщина тут же принялась слизывать сперму с губ и подбородка матери Стаси. Затем они начали целоваться, и мать Стаси раскачивалась и выгибалась под оральными ласками своей партнерши.
Обе женщины оставили отца Стаси одновременно. Он облизнул свои влажные губы, а его петух по-прежнему торчал вверх, блестя женскими соками.
Дама, сидящая на ближайшей кушетке и вылизываемая другой женщиной, стоящей на коленях, оттолкнула раскачивающуюся у нее между ног голову, и забралась на отца Стаси. Отвергнутая партнерша тут же пристроила свою щелку на его лице.
Стаси пробежала...глазами по комнате. Три женщины сцепились в небольшой тесный клубок, лежа друг на друге, и трое мужчин ласкали их анусы. Один мужчина трахал женщину в позиции собаки, пока она сосала петуха у другого мужчины. Еще одна женщина расположилась сзади под мужчиной и вылизывала его задницу и яйца, время от времени захватывая языком влажный член, пока ее партнер лизал ее щелку.
Бетти начала лизать Стаси без разрешения. Стаси изогнулась под оральными ласками и решила еще раз попробовать куннилинг. Ее мать, Бетти, и большинство обменивающихся женщин явно наслаждались близкими эротическими отношениями между собой, а, кроме того, как гласила старая поговорка - " не отказывайся от того, чего еще не попробовал".
Через пару минут под восхитительными действиями лижущего языка Бетти и ее сосущих губ Стаси затряслась в спазматическом оргазме такой силы, что чуть не потеряла сознание. Она опустилась и прижалась дергающейся киской к лицу Бетти так, что сладострастная девушка вынуждена была схватить ее за попку, чтобы остановить.
Как только Бетти вытянула голову из-под ног Стаси, она сказала: " Мне кажется, нам нужно шевелить попками отсюда прямо сейчас, душенька! Ты ведь догадываешься, что я закипаю, и я не хочу трахать себя пальцами, когда всего через несколько минут я смогу попрыгать на твердом петухе Крошки Пи!"
" Наверное, я тоже немного попрыгаю на конце твоего пони", - сказала Стаси. - " Хотя я бы предпочла парочку прыжков на великолепном здоровяке своего отца!"
" Ты становишься все лучше", - сказала Бетти, смеясь низким горловым смехом. - "Да, душенька, ты действительно становишься восхитительной".
Стаси подумала, что сказала бы Бетти, если бы узнала, что она уже решила попробовать и киску...
Глава 7
Раздеваясь, Стаси обратила внимание, что Бетти больше смотрит на нее, чем в окно. Когда, наконец, Стаси натянула трусики, джинсы и кроссовки, Бетти двинулась к краю крыши, и оттуда забралась на дерево. Стаси последовала за ней, больше не глядя на "обменивающихся".
Чужое возбуждение было прекрасно, и приносило массу удовольствия, но реальные вещи были гораздо лучше. И, кроме того, сказала она себе, если бы она и дальше смотрела на большой член отца, то могла бы просто спятить и попытаться присоединиться к сексуальной вечеринке.
На самом деле она, конечно, не собиралась совершать столь опрометчивого поступка, и не думала открывать родителям то, что знает об их секретной жизни - она была заинтересована в сохранении тайны - но ее все больше захватывала мысль о том, как бы ей хотелось получить в свою щелку петуха своего отца.
Девочки молча добежали до дома Бетти. Здесь Бетти шутливо заметила, что она измучена жаждой, и им придется подождать с Крошкой Пи, пока она не глотнет пива. Стаси ответила, что тоже будет пиво, и направилась в ванную, а Бетти пошла на кухню.
Стянув до колен джинсы и трусики, Стаси вымыла промежность. Посвежевшая, но по-прежнему разгоряченная, взяв в гостиной свое пиво, Стаси сказала Бетти, что ее наблюдения за матерью и отцом помогли ей преодолеть чувство собственной вины.
Бетти выразила радость по поводу того, что ее план сработал, а потом спросила: не огорчилась ли Стаси, что она к ней приставала? Стаси ответила, что она довольна, ведь она учится получать удовольствие от разных сексуальных действий.
Они стояли напротив друг друга, потягивая пиво из банок. Бетти сказала, что она снова хочет Стаси, прямо здесь, безо всякой одежды, а потом они пойдут к пони. Стаси ответила, что ей очень нравится эта идея.
"Отлично! Снимай одежду, а я сейчас вернусь. Ты ведь знаешь, что я намочила трусики, у меня внизу все липко".
Когда Бетти вернулась, Стаси разделась и дрожала от нетерпения. Бетти была обнажена. Стаси допила пиво, и Бетти забрала у нее банку. Они еще мгновение смотрели друг на друга, а затем Стаси молча опустилась на толстый мягкий ковер.
Бетти молча последовала за ней; ртом она взяла одну из грудей Стаси, а рукой нащупала пушистый бугорок. Сосок Стаси немедленно подскочил под языком подруги. Маленькие электрические разряды удовольствия устремились по телу вниз еще до того, как палец Бетти вошел в горячую пульсирующую щель.
Перейдя к другой напряженной грудке Стаси, Бетти также жадно насладилась и этим возбужденным холмиком, а ее палец медленно трахал сжимающуюся киску. Стаси жарко извивалась, ерзая попкой по ковру, страсть ее все поднималась.
Скоро Бетти направила свои поцелуи вниз, вдоль дрожащего животика, вычерчивая замысловатые узоры влажными губами и стремительным язычком. Ее руки бродили по всему возбужденному телу Стаси, пока, наконец, не обхватили его и достигли ягодиц.
Бетти полизала светлые вьющиеся лобковые волосики подруги. Стаси раздвинула ноги как можно шире и качнулась вверх, чтобы язык Бетти проскользнул между горячими половыми губами. Когда язык вошел вглубь и начал вращаться в трепещущей щелке, Стаси смутно подумала, что ей следует примерно также использовать свой язык в киске Бетти. Ведь это будет всего лишь ответной благодарностью. Несправедливо ведь только брать, и не отдавать!
Стаси задохнулась, когда язык Бетти вступил в контакт с торчащим клитором. Эта нежная ласка мягких губ походила на трепетание крыльев бабочки у раскрытого органа. Стаси целиком отдалась блаженству сосания своего страстного бугорка.
Ее бедра победно вздымались; ее пальцы запутались в шелковистых мягких волосах подруги; ее ногти цеплялись за раскачивающуюся шевелюру Бетти. И она все чувствовала, и всему помогала, приподнимаясь выше и выше, стараясь удержаться наверху, яростно выгибаясь, ослепнув от взрывов внутри, и слыша только нежные крики всепоглощающего наслаждения, эхом разносящиеся по комнате.
Когда Стаси бессильно опустилась, Бетти подняла лицо. Ее губы блестели слюной и соками киски.
" Ты готова?"- спросила она нежно.
Стаси поняла. - "Да",- сказала она, осознавая это так четко, как, наверное, еще ничего не осознавала в своей жизни.
Бетти легла на спину; ее большие груди величественно вздымались: глаза были закрыты; красивые ноги были призывно раздвинуты.
Стаси решила, что начнет с грудей. Ей хотелось вернуть Бетти все то замечательное наслаждение, которое та доставила ей.
Опираясь на руки и колени, Стаси наклонилась над прекрасной наготой Бетти; ее лицо находилось в каком-то дюйме от крупных холмов великолепной плоти. Она наклонилась и начала облизывать уже напрягшиеся соски. Балансируя на одной руке, другой она взялась за твердый бугорок, и обхватила его губами. Она принялась сосать его, забирая ртом немного гладкой плоти вокруг, наслаждаясь своими ощущениями, но еще больше от мысли, что приносит Бетти огромное удовольствие.
Скоро Стаси переместила рот на другую большую плотную грудь Бетти.
Она также жадно сосала и этот великолепный холмик, совсем не возражая против того, что пальцы Бетти запутываются в ее волосах. Бетти начала извиваться.
Стаси внезапно решила выяснить, будет ли ей также приято ласкать щелку, как, например, мужской член. Она направилась вниз, чтобы выяснить это.
удивлению Стаси, Бетти убрала свои руки с ее головы.
Она поняла, что Бетти не хочет ни к чему ее принуждать на тот случай, если ей покажется, что ничего не получается. Стаси засомневалась, когда оказалась перед темной промежностью подруги; ее рот был всего в сантиметре от влажных половых губ. Притягательный аромат действительно заводил ее; воспоминания о матери, лижущей киску, проносились в возбужденном уме; она опустила рот на мягкую, теплую щель.
Сделав поцелуй, как целовали ее собственную киску, Стаси начала проникать быстрым язычком между горячими губами, вспоминая, как делала это Бетти - и как это делали молодые люди. Она вошла в горячее, влажное отверстие. Первая мысль была о том, что вкус, вообще-то, неплох. Вагинальная жидкость чувствовалась одновременно и приятной, и соленой.
Бетти раздвинула ноги шире. Стаси большими пальцами еще сильнее раздвинула половые губы, чтобы как можно глубже вылизывать сочащуюся щелку. Она проходила по складкам плоти так, как бы ей это понравилось самой. Попка Бетти ерзала по ковру, и нежный тихий стон доносился до ушей Стаси.
Девочка двигала языком, пока не наткнулась на клитор Бетти. Этот орган, похожий на бутон, торчал вертикально. Стаси начала ласкать разбухший чувственный бугорок, снова делая это так, как делали бы ей, и смутно вспоминая, что это походило на маленькие поцелуи. Она протиснулась, чтобы обхватить губами скользкий клитор, и принялась сосать. Руки она просунула вниз и схватила ими извивающуюся попку Бетти. Плоть была крепкой и гладкой.
Ощутив пальцы на своей голове, Стаси почувствовала, что Бетти скоро растает в оргазме. Она ускорила темп ласки, испытывая почти те же самые сильные ощущения, что и тогда, когда она сосала у Фила и Эла. То, что она дает подруге огромное удовольствие, приносило ей еще большее удовольствие; при этом, выполняя куннилинг, она могла балансировать на самом краю кульминации.
Ей было приятно услышать просьбу Бетти развернуться. Она сделала это, переставляя колени, чтобы не нарушить контакт с клитором подруги, и скоро уже трепетала от новых ощущений позиции "69". Она рухнула и забилась в судорогах оргазма одновременно с судорогами Бетти. И когда девочки разъединились, и Бетти, развернувшись, прижалась своим влажным ртом к ее рту, она ответила страстным, глубоким поцелуем без малейшей частицы ощущения вины или стыда.
" Это было не так уж плохо, Стаси?"
" Это было здорово!", - сказала Стаси, заглядывая в темные, искрящиеся глаза Бетти. - "Хотя, с удовольствием тебе сообщу, я предпочла бы член".
" Я тоже", - сказала Бетти. - " И у нас есть один, который дожидается в сарае!"
" Я думала о мужском члене", - сказала Стаси. Она улыбнулась. - " Однако, поскольку я попробовала уже почти все, я готова попробовать и большой конец Крошки Пи!"
Они решили не одеваться. Бетти сходила наверх и принесла два купальника, чтобы добежать до маленького сарая. Стаси оставила одежду в доме, уверенная, что отправится к себе еще до того, как родители Бетти вернуться с обменной вечеринки.
Они освободились от купальников, как только оказались внутри сарая, зажгли свет и закрыли двери. Бетти сказала, что вымыла петуха Крошки Пи вчера после обеда. Потом она еще добавила, что не стала бы предлагать этого приключения, если бы боялась быть застигнутой матерью или отцом.
" Я рада, что ты так хорошо держишься после того, как увидела своих предков вместе с "обменивающимися". Я знаю, это был шок - увидеть, как они трахаются и отсасывают".
" Это действительно не мое дело, как они живут", - сказала Стаси. - "Хотя я не уверена, что мне не понравились дикие мысли при виде большого члена моего отца".
Бетти поднялась на чердак и начала скидывать вниз сено. Время от времени она отдыхала, опираясь на рукоятку вил, и продолжала говорить. Она заметила Стаси, что не думает так уж плохо о кровосмешении. Она полагает, что если бы существовали другие принципы, многие люди занимались бы этим без всяких вредных последствий. Существует старое высказывание о том, что мысль - это то же действие, и если все так, то она уже попробовала запретный плод.
"Заметь, ты не одинока в своих мыслях, Стаси. Я знаю, что мне бы понравилось заниматься этим с моим отцом, и мне кажется, если бы он узнал об этом, ему бы тоже понравилось заниматься со мной сексом".
Глядя на то, как Бетти спускается по лестнице, Стаси сказала, что она будет делать все возможное, чтобы заняться этим. Правда, она была не совсем уверена, что говорит правду.
"Я бы тоже хотела заняться этим с твоим отцом", - сказала Бетти. - "И с твоей матерью".
"Вероятно, это можно было бы устроить, Бетти. Я не думаю, что кто-то из них отказался, если бы ты подошла и сказала, чего хочешь".
"Никогда нельзя угадать реакцию людей", - ответила Бетти. - "Особенно когда дело касается родителей и детей. Я боюсь, что если бы я попыталась подойти к твоему отцу или матери, они бы, возможно, решились, но постарались потом, чтобы мы с тобой не виделись".
"Может быть, и так", - сказала Стаси, решив, что она не готова посвятить родителей в свое знание их тайны. Они могут обеспокоиться настолько, что пошлют ее подальше в частный закрытый пансион.
Бетти отвела Крошку Пи в его стойло и начала сооружать под ним лежанку из свежего сена. Стаси помогала, все еще неуверенная, что действительно собирается иметь какое-либо отношение к члену пони.
После того, как сена было накидано достаточно, и сверху было постелено одеяло, чтобы не поцарапаться, Бетти начала играть с большими яйцами Крошки Пи. Член медленно вылезал из оболочки. Стаси стояла рядом. Бетти велела ей потрогать конец. Стаси так и сделала. Твердая плоть и мускулы ощущались горячими и шелковисто-гладкими.
"Хочешь попробовать, Стаси?"
"Нет. По крайней мере, не сейчас. Начинай ты".
Бетти легла на спину, подняла колени и раздвинула их. Она захватила длинный член обеими руками, приблизительно на 10 дюймов от его тупой головки. Поерзав попкой, чтобы устроится поудобнее, она вставила головку между половых губ.Выгнувшись вверх, она взяла в себя еще три или четыре дюйма, а потом опустила ягодицы, при это оставив головку внутри. Несколько раз повторив толкательные движения, она остановилась, удерживая конец по-прежнему захороненным в себе.
" Я знаю, ты сейчас горячая, как печка от одного только вида, Стаси. Почему бы тебе не подойти, чтобы я могла полизать тебя, пока получаю свое удовольствие?"
Стаси не терпелось быть вылизанной, но она не знала, какую позу принять, чтобы Бетти смогла сделать ей куннилинг. Она сказала об этом, и Бетти рассмеялась, велев ей использовать собственное воображение. Поколебавшись, Стаси полезла под пони и забралась на лежанку. Уткнувшись лицом в длинный член, проникающий в киску подруги, Стаси опустила щелку на лицо Бетти. Бетти убрала руки от петуха пони и взялась ими за ягодицы Стаси, велев подруге самой удерживать конец Крошки Пи.
Слова Бетти звучали глухо, ее дыхание согревало раскрытую глубокую щель Стаси. Она следовала инструкциям, пока Бетти сжимала ее руками и исследовала скользким язычком. Держа обеими руками горячий, гладкий ствол и возбуждаясь от горячего язычка,.снующего в ее пульсирующей киске, Стаси почувствовала, как подскакивает ее страсть.
Петух пони в диаметре ненамного больше некоторых мужских петухов, подумала она. У ее отца он выглядел почти таким же большим. Щель Бетти принимала этот размер достаточно легко, и Стаси была уверена, что и она так сможет.
Внезапно осознав, что держит в руках член животного, Стаси очень захотела трахаться. Стремительный язычок в щелке ощущался отлично; очень возбуждало наблюдение за тем, как Бетти трахает себя по крайней мере восемью дюймами толстого ствола пони - но все же она помнила, как замечательно имели ее Эл и Фил. Если удовольствие увеличивается вместе с размером, то Бетти действительно здорово проводит время!
Стаси заметила, что Бетти приблизилась к кульминации. Красивая девушка выгибалась и извивалась все быстрее, чуть больше принимая в себя огромный член, и лаская щелку Стаси все энергичнее. Стаси знала, что могла бы кончить уже сейчас, но сдерживалась. Ей хотелось быть как можно более горячей, когда она возьмет в себя конец пони.
Как только Бетти прекратила трахаться, и Стаси увидела, что Крошка Пи не эякулировал, она отпустила твердый орган и подняла свою сочащуюся щелку от жадного рта Бетти.
"Я готова попробовать, Бетти".
"Тебе это действительно понравится, душенька!"
Стаси слезла с Бетти и спустилась со стожка. Бетти пододвинулась,и она заняла ее место. Бетти взяла огромный член и удерживала его, пока Стаси устраивалась. Когда твердая головка длинного петуха коснулась ее мокрой щели, она приподнялась вверх, и большой набалдашник проскользнул внутрь. Она задыхалась, пропуская твердую, горячую плоть в свою трепещущую глубокую рану.
"Опусти руки и придерживай попку, Стаси. Я буду поддерживать петуха, и тебе будет легче трахаться и управлять глубиной проникновения".
Стаси последовала инструкциям Бетти и нашла хороший способ действия. Подталкивая себя руками вверх и опираясь на локти, она скоро принимала пять или шесть дюймов жесткого конца. Удовольствие оказалось лучше всяких представлений. За несколько секунд ее охватили муки всесокрушающего судорожного оргазма. Повлияло и то, что совсем недавно ее трахал язычок Бетти, и то, что большой петух пони так хорошо заполнил ее щелку. Стаси еще кончала, когда с удовольствием услышала слова Бетти:
"Ну, давай еще разик, Стаси. Я хочу, чтобы ты почувствовала выброс спермы".
Стаси начала выгибаться и извиваться снова, все также используя руки на своих ягодицах. В первый раз все произошло настолько быстро, что ей некогда было думать. Теперь же, двигаясь вверх и вниз на члене пони, и до предела наслаждаясь блаженными ощущениями, она все же решила, что предпочла бы попрыгать на жестком члене мужчины.
Ей не хватало поцелуев и ощущения человеческой плоти внутри себя. Секс с пони был скорее лишь формой мастурбации. Как, наверное, и секс с Бетти. Она чувствовала какую-то обособленность от Бетти, так же как и от пони, в то время как с Элом и Филом это было наслаждение истинного соединения.
"Мне кажется, Крошка Пи готов к стрельбе, Стаси!"
Стаси уже ощущала неизбежный взрыв. Она приподнималась быстрее и выше, принимая восемь, может быть, девять дюймов напряженного органа, и стремительно приближаясь к собственной кульминации. Когда горячая сперма изверглась и оросила ее жаждущую щель, она забилась в сильнейшем оргазме, не пытаясь сдерживать тихие стоны, вырывающиеся из раскрытых губ.
Сперма вытекала наружу и струилась по внешним половым губам. Когда Стаси затихла, и петух пони, став мягким, отступил в свою оболочку, Бетти захотела узнать, как ей все понравилось.
"По сравнению с мужским петухом", - добавила Бетти с легким смешком. - "Должна тебе сказать, ты была великолепна".
"Трахаться с Элом и Филом мне понравилось больше", - сказала Стаси. - "Сейчас все было отлично, и я кончила как сумасшедшая, но мне нравится целоваться во время секса. Ведь Крошка Пи стоит как статуя. Конечно, я не ожидала, что он будет говорить "спасибо" или что-то в этом роде".
"Держу пари на твою прекрасную попку, что он остался доволен", - сказала Бетти, снова разразившись легким смехом. - "По крайней мере, выглядит это так. Давай, пойдем домой, и примем душ".
Стаси зажала промежность рукой и поднялась. Рядом имелся кран, и пока она себя чистила, насколько это было возможно, Бетти разрушила их кровать из сена. Потом они натянули одежду и побежали в дом, в ванную.
После того, как Бетти нашла для Стаси купальную шапочку, чтобы та не замочила волосы, они втиснулись в душевую кабину. Они намыливали друг друга, особое внимание уделяя грудям, а кончили тем, что просунули пальцы в щелки друг другу. Обе снова разгорячились, и Стаси с радостью согласилась, когда Бетти предложила отправиться на кровать и немного позабавиться. Стаси и сама была готова предложить это Бетти - если бы она раньше не имела опыта с Элом и Филом, этот раздел секса мог бы стать ее самым любимым.
Они ополоснулись, вытерлись и поспешили в детскую. Бетти включила свет и задернула шторы, а Стаси растянулась на кровати. Бетти достала из комода некое устройство, которое Стаси видела в журнальной рекламе. Это был портативный электромассажёр в форме члена. Объявления гласили, что он стимулирует кровообращение и быстро снимает напряжение во всех частях тела, но Стаси была уверена, что он главным образом используется для введения во влагалище и снятия напряжения именно там.
Широко улыбаясь, Бетти шла к кровати; ее груди слегка колыхались.
"Ты когда-нибудь видела это, Стаси?"
"Только на картинках".
" Мне кажется, это гораздо приятнее, чем мастурбировать пальцем", - заметила Бетти, растягиваясь возле подруги.
Услышав слабое гудение - поскольку вибратор на батарейке был уже включен - Стаси повернулась на бок и оперлась локтем, чтобы лучше все видеть. Бетти поводила массажером по своим налитым грудям. Соски немедленно подскочили, и Стаси почувствовала, что ее собственные соски затвердеют от одного только наблюдения.
"Он ощущается так же приятно, как язык, бегающий туда-сюда", - сказала Бетти, широко расставляя ноги. Она начала водить кончиком массажера по внутренним бедрам, а потом вверх и вниз по внешним половым губам.
"Для этого замечательного искусственного дятла можно использовать крем или масло, но я теку так быстро, что могу начинать сразу, всухую. Мне лично нравится сначала вставить его, а потом включить!"
Гудение прекратилось, и Бетти медленно ввела массажер в киску. Его длина составляла примерно семь дюймов, и когда она закончила его вставлять, почти весь он оказался внутри.
"Ну, поехали!" - воскликнула она.
Массажер завибрировал, и попка Бетти принялась исполнять маленький дикий танец на матраце. Девушка стонала и вскрикивала, кончая. Она раскачивалась и выгибалась, дергалась и тряслась, и, наконец, выдернула вибратор из киски.
"Достаточно, этого действительно достаточно", - сказала она, переведя дыхание. - "Ты готова попробовать, Стаси?"
"Да", - ответила Стаси, чувствуя себя настолько возбужденной, что готова была попробовать..что угодно.
Бетти сказала, что хотела бы его вставить сама. Стаси ответила, что ей это будет приятно, и опустилась на спину. Бетти забралась между широко расставленных ног подруги, и медленно вставила выключенный массажер. Объект, напоминающий член, вступил в контакт с клитором Стаси, и когда началась вибрация, она решила, что сейчас упадет в обморок от такого интенсивного удовольствия.
Она оттолкнула руку Бетти после того, как вибратор принес ей целую серию оргазмов. Бетти вытащила искусственный член, и прижалась ртом к дрожащей щелке подруги. Она вылизывала и высасывала Стаси до следующего блаженного оргазма, а потом Стаси легла на Бетти, и они устроили "69".
Впоследствии Стаси говорила Бетти, что она очень наслаждалась, но все же предпочла бы иметь мужского петуха. Она не упомянула, что главным образом, думала о большом и красивом члене своего отца.

Alessandrok

Post 23-Jun-2015 22:43

[Quote] 

- Тьфу ты, я раз десять наверное кончить успела, пока доехала, - сказала моя сестра Олечка, сидя на переднем сиденье моей машины. Я вез ее с вокзала домой, Олечка приехала ко мне из Питера, где жила с нашей мамой. Она была яркой и запоминающейся девушкой шестнадцати лет, правда, немного худоватой на мой вкус. Ее рыжие волосы были стянуты по бокам двумя разноцветными резинками, небольшие груди прикрывал красный топик, бедра закрывала такого же цвета юбочка. Более на моей сестренке ничего не было надето, кроме кроссовок, конечно. Она оглянулась по сторонам и закатала юбку до пояса и спустила белые трусики на пол машины, а потом осторожно вытянула из влагалища связку металлических шариков. - Это особая штуковина, - сказала она мне, держа шарики перед моим лицом, так, что я мог уловить запах ее пизды, - их сначала надо нагреть в воде, а только потом вставлять внутрь. Я от них торчу - говорю тебе, всю дорогу они внутри шевелились, я аж соком изошла! Как тебе моя выбритая киска? Нравится? Надо сказать, что у нас с сестренкой с самого детства довольно своеобразные отношения. Мы с седьмого класса время от времени позволяем себе оторваться и заняться тем, чем брату и сестре ну никак нельзя заниматься - любить друг друга в самых разных позах в самых различных местах. Это вносило в нашу половую жизнь невероятный стимул, да и просто было здорово. - Как твой мальчик? Скучал без моей киски? , - продолжила сестренка и неожиданно положила мне руку на член. Я вел машину и должен был быть внимательным на дороге, но противиться такому искушению я не мог. Оля умело достала его из штанов, нагнулась и ее сладкий шестнадцатилетний ротик заглотил мой хуй. Она так и этак перекатывала его внутри, ласкала головку языком, перемещала из - за одной щеки за другую, а то вдруг засасывала по самый корень, так, что головка упиралась в горло. Она была превосходной минетчицей. - Сладкая, ты когда последний раз трахалась? , - спросил я. - Когда? , - Олечка наморщила лобик и выпустила мой член, - неделю назад. Одноклассница в женском туалете вылизала мой клитор. Мы марихуаны накурились, а ты же знаешь, меня под ней на еблю просто неудержимо тянет! - В таком случае тебе понравится мой подарок. Вчера, специально для тебя я купил стакан отличной травы. Так что сегодня. , - я улыбнулся и неожиданно для себя кончил ей прямо на личико. Оля принялась размазывать сперму по коже - она объяснила, что так получается очень питательная маска. Я был не против. Мы доехали без приключений, сестренка одернула юбку и первой вышла из машины. А последовал за ней и похлопал сестру по попке ладонью, но она не обратила внимания. Мы зашли в квартиру и я предложил ей отдохнуть после дороги, поспать немного на диване. - Ты что, с ума сошел? Я вся истекаю соком, какое там спать! Давай лучше покурим травки, а? И мы забили косячок с марихуаной. Раскуривая его, сестренка мечтательно наблюдала за поднимающимися к потолку кольцами дыма. Затушив сигарету, она ушла в комнату разбирать свои вещи, и я уже подумал, что на сегодня больше ничего не предвидится, как вдруг дверь комнаты распахнулась и передо мной предстала Оля. Она была одета в белые туфельки на каблучках, белые чулки чуть выше колен и свадебный наряд невесты с фатой. Больше ничего на ней не было. Коралловые соски просвечивали через дымку белой кружевной ткани, и это заставило мой пенис подняться. Она медленно подошла к креслу, на котором я сидел, поставила ножку в туфельке между моих колен и сказала: - Я твоя сладкая невеста, а скоро мы станем мужем и женой. Но для этого, - она дотронулась носком туфли до моего мальчика, - нам придется немного попотеть. Она встала коленями на широкие подлокотники и приблизила бедра к моему лицу, а затем царственным жестом подняла полупрозрахную кружевную ткань. Я догадался, что от меня требуется и принялся быстро - быстро бить языком по ее клитору. Оля и вправду была вся мокренькая. Она стонала и извивалась надо мной, ее личико покраснело - она с детства обладала очень чувствительным клитором. - А как ты со школьной подружкой лизалась? Оля посмотрела на меня и начала рассказывать. - Я положила ей руку на коленку на уроке, просто так, по приколу, тогда я еще не завелась. А она не отстранилась, и мне пришлось пальцем дотронуться до ее клитора, и тут она как подскочит! Короче, нас выгнали с урока, и мы, не сговариваясь, пошли в туалет. Дальше - все как положено, целовались взасос, гладили друг дружку, лизали. Сейчас она, наверное, без меня скучает, вряд ли кто ей так письку будет облизывать, как я. Ну ладно, я вообще - то кончила уже, давай раздевайся и ложись на кровать, что - то меня сегодня на члены тянет. Я сделал все как сказала сестренка, и вскоре вновь мой хуй встретился с ее ласковым язычком. Она - настоящий виртуоз по части орального секса, и заводится от этого не меньше партнера. У нее в Питере есть любовник - спонсор, она много мне о нем рассказовала по телефону. Он дарит ей цветы, водит в ночные клубы и рестораны, гуляет с ней, преподносит дорогие подарки и просто дает деньги, а она за это разыгрывает с ним полную шлюху, свободную от любых предрассудков, и ему это нравится, как понравилось бы любому мужчине. - Ну как, у твоего спонсора член больше моего? , - спросил я, пока она колдовала над моим мальчиком. - Уууум! , - ответила она, потом, опомнившись, вынула его из ротика и добавила, - твой член, мой сладенький братик, гораздо больше его, но, знаешь ли, нам, девочкам, любого члена мало. У меня такое глубокое влагалище, что я, наверное, обкончалась бы от пениса вдвое длиннее твоего, только, пожалуй, не толще - а то как, по твоему, ты бы запихнул такое сокровище в мою попочку? Ты же любишь секс в задний проход, не так ли, дорогой? Любишь? - Люблю, конечно. Правда, меня немного обидело твое высказывание по поводу моего хуя. Тебе что, красотка, семнадцати сантиметров мало? - Мало, дорогой, мало, - сказала она с усмешкой и продолжила ласки. И тут я почувствовал странное жжение во всем моем члене и испугался, что она его прикусила и оттуда идет кровь. - Вынимай быстрее, похоже, ты его травмировала своими острыми зубами! Она в тот момент показывала свой коронный номер - "глубокое горло", когда пенис весь уходит в рот и трется головкой о горлышко, и ей потребовалось некоторое время, чтобы полностью вынуть его обратно. - Тьфу ты, что это на меня нашло - вроде бы все в порядке! , - сказал я облегченно, - давай, сестренка, я знаю, что ты уже мокренькая, прыгай на мой член! И она запрыгнула. Олечка сидела на нем лицом ко мне, и я ласкал и перекатывал в руках ее небольшой бюст по этим ужасно сексуальным свадебным нарядом. Она не захотела раздеваться, сказав, что это ее возбуждает, и я был с ней в тайне согласен - меня это возбуждало встократ сильней, но почему - то я стеснялся ей в этом признаться. Итак, мы еблись, именно еблись, иного слова я не нахожу, еблись с животным нетерпением и похотью. Мысли о том, что я сношаю в пизду свою сестренку, а она двигает своими шестнадцатилетними худенькими бедрами, сидя на моем мальчике невыносимо возбуждала меня. Мне хотелось разорвать ее своим членом, вывернуть наизнанку ее девичью пизденку и затем вернуть обратно. В конце концов я схватил ее за ягодицы, поднялся и стал трахать ее стоя, а Олечка в ответ обхватила меня своими тонкими ножками. Я чувствовал, как из ее киски стекают на попку вагинальные выделения, и вдруг снова почувствовал странное жжение в своем пенисе. Что такое? Внезапно Оля закричала и попыталась освободиться, но я крепко прижимал ее руками и без остановки двигал туда - сюда колом в ее маленькой Олечке. - Что ты делаешь, отпусти, отпусти, ты же меня разорвешь! Подумав, что это ее детские капризы, усиленные действием недавно выкуренной марихуаны я не остановился, но она стала царапать мою спину своими острыми ноготками и истошно кричать. Я и сам почуял неладное - мои фрикции почему - то стали гораздо длиннее, а при каждом вбивании члена я упирался во что - то мягкое, но неподатливое. Со вздохом я осторожно положил ее на спину на кровать и осторожно вытянул пенис из ее лона. И тут я просто ужаснулся! Вместо моего старого доброго семнадцатисантиметрового пениса моему взору предстал член почти вдвое длиннее, но, к счастью, того же диаметра. Он был весь красный, с прожилками, и стоял под углом примерно в сто десять градусов, то есть был недалеко от моего пупка. Я чуть не упал в обморок! Олечка, лежащая на диване с широко раскрытыми ножками и зовущей в себя влажной киской оторопело наблюдала эту картину. Некоторое время мы молчали. - Какой. хи - хи. большой! - Это ты во всем виновата! Ты загадала желание, чтобы Он увеличился вдвое, и это желание сработало! Ну и что, по твоему, мне теперь с ним делать? - Хи - хи. Да. Ну не вдвое же! Давай я померяю? И она принесла пластмассовую линейку. Приложила к стоящему члену, и оказалось, что все это хозяйство размером в сорок сантиметров! - Даже больше, чем в два. Ну и что теперь делать? , - простонал я. Оля молчала. При помощи денег ее питерского спонсора я попал в больницу. Не в ту ужасную больницу, где лежат обычные люди, а в специальную клинику за городом, где персонал запотлив и расторопен, а врачи умеют лечить по - настоящему. В моей палате было две койки, и одна из них пустовала. Рядом на тумбочке стояла пепельница, на столике в углу лежали всеразличные фрукты, утром, в обед и вечером медсестры в коротеньких белых халатиках приносили мне довольно вкусную еду, а я, не встретив сопротивления, хлопал их ладонью по тугим попкам. Но на самом деле лежать мне было довольно тоскливо, телевизора не было, говорить было не с кем, хоть сестренка навещала меня каждый день. Трахаться она со мной наотрез отказалась, как я не просил - сказала, что я ее просто разорву Этим чудовищем, таранящим ее матку. Правда, она изредка занималась со мной оральным сексом, но заглотить Его, конечно, даже и не пыталась. И еще одна неприятность случилась со мной, как мы выяснили позже - мой пенис не хотел ложиться. То есть, даже после очень откровенных ласк со стороны Олечки он хоть и извергал потоки семени, но не опадал. Он все время стоял! Я стеснялся куда - нибудь выйти, и поведал о своей проблеме врачихе, женщине лет сорока, но довольно хорошо сохранившейся. Она носила под халатиком черные чулочки, в отличие от медсестричек, одетых во все белое. Позже я узнал, что это такой знак отличия. Леля, так звали моего врача, распросила меня о том - об этом, и я выложил все без утайки - и как мы курили марихуану, и как моя сестра делала мне минет в машине, и как я сношал ее в сводебном платье. И про ее желание, чтоб мой член стал больше, тоже рассказал. Она помолчала немного, услышав все это, про весь этот разврат без утайки. Потом пальчиком поправила очки на носу и сказала: - Мальчик, это еще не так страшно, что ты трахался с сестренкой, хоть это и называется инцест и запрещено во всем мире. Но мы, медики, ко всему привычные, и раскрепощенные в сексуальной сфере. Но одно плохо - что твоя Олечка в неподходящий момент загадала свое желание, и оно как - то вступило в контакт с твоим пенисом и увеличило его. А то что ты не можешь его положить в штанишки - это уже другая проблема. Покажи - ка мне его, я хочу посмотреть! Я в этот момент лежал под одеялом совершенно обнаженный, так как пытался до прихода врачихи "уложить" своего мальчика при помощи онанизма, без особого успеха, к сожалению. И я просто откинул одеяло, и этой женщине предстало зрелище, которое, по - моему, запомнится ей на всю жизнь: огромный фаллос здорового, готового к сексу парня! Леля протерла очки и долгим пристальным взглядом стала оценимать его размеры. - Тут, похоже, не меньше тридцати сантиметров! - Да нет. Всего сорок! , - пошутил я и пригляделся к Леле. Ее дыхание стало прерывистым, прядка кудрявых волос упала на ее лобик, но она даже этого не заметила. Я подумал, что вот он тот шанс, который нельзя упускать! - А ты, Вадим, не пробовал. это. сделать самостоятельно? - Как это? - Ну. Рукой? - Пробовал. Не помогает. Думаю, мне нужно женское внимание. - Ну ладно, хорошо, у нас особая клиника и услуги тоже особые. Я думаю, что смогу попробовать. Во всяком случае, на моего мужа это действует! - Что - действует? , - поинтересовался я и тут же почувствовал, как ее рука обхватывает мой хуй и начинает легонько подрачивать. Я откинул голову на подушку. - Да вам, Леля Петровна, неудобно так - вы садитесь на кровать! - А как я там умещусь - у меня ноги видишь какие длинные? - А вы их по бокам положите, а сами на колени встаньте надо мной! , - сказал я. Разумеется, я был возбужден морально, не говоря уже о моем члене, который просто бился в ее ласковых ладонях. - Наглец! Ну ладно, чего не сделаешь ради медицинской карьеры! Надеюсь, мне удастся описать этот феномен! И она сделала так, как я предложил, и вскоре я уже мял ее сиськи, вылезшие из халата, тискал их по - всякому, но она ничуть не возражала и только ее руки выдавали предоргазменную дрожь. Внезапно до меня долетели какие - то странные и неуместные здесь звуки, а через мгновение они повторились. Я посмотрел на входную дверь и увидел, что она приоткрыта и оттуда виден краешек белого халата. Эти звуки - это было приглушенное прижатой ко рту ладонью девичье хихиканье! Услышав, врачиха быстро спрыгнула с меня, одернула халатик, укрыла меня одеялом и грозно посмотрела на дверь. - Входите! , - сказала она командирским тоном. Дверь распахнулась, и вошла вся красная и, видимимо, жутко смущенная медсестричка. Я видел ее раньше - в свою смену она приносила мне еду и уходила совершенно пунцовая при виде моего торчащего сорокасантиметрового хозяйства, но частенько оборачивалась и задерживала свой взгляд на нем. Я онанировал и на нее тоже в бесплотные часы попыток усмирить свой хуй. Она была полной противоположностью моей сестренке - ее пышный бюст так и выпирал из халатика, ножки были немного пухленькими и толстоватыми, а бедра широкими, личико округлым, но непонятно почему она привлекала меня. Кажется, я помню ее имя - ее звали Настя. - Анастасия, войдите! Что вы себе позволяете? Я осматриваю больного, разговариваю с ним, а вы нам мешаете? Как это понимать? - Да видела я, как вы его осматриваете! , - хихикнула Настя, но уткнувшись на суровый взгляд врачихи, продолжила уже обычным тоном: - Я процедуру пришла ему делать, клизму ставить, а потом Сева ему зонд будет вводить, вы же сами нам приказали? - Выполняйте! , - сказала Леля и, отстранив пухленькую медсестричку в белых чулках выхла из палаты. Когда шаги за деверью стихли, она рассмеялась. - Больной, поворачивайтесь на спину, я вам сделаю клизму! - Зачем еще клизму? - Потом вам введут в анус зонд и врач посмотрит, что там у вас с. этим. , - она указала пальчиком на мой пенис и снова захихикала. - Ты же никому ничего не расскажешь, девочка? , - неожиданно для нее я прижал ее пухленькое тело к себе, когда она подошла с баночкой вазелина и прынцовкой. - О чем - расскажу? , - она сморщила личико, будто бы не понимая. - Ах так? Тогда мне придется закончить с тобой то, что ты не дала нам закончить с Лелей! , - сказал я и откинул одеяло в сторону, а затем попытался повалить Настю на кровать. Вся пунцовая, она поднялась и посравила волосы. - Больной, если вы дадите мне сделать вам клизму, я, возможно, обследую ваше хозяйство. Обрадованный тем, что так быстро склонил эту пухленькую девочку к нескольким приятным минутам, я встал на четвереньки и подставил ей попу. Настенька смазала мне анус вазеливом, потом, вероятно, неудовлетворенная этим, смазала им указательный пальчик и просунула мне его в задний проход. - Вот тебе, противный, за то что обижаешь замужних девушек! - Так я же еще тебя не обидл? - Ну так обидишь своим пенисом после клизмы, не так ли? , - и она повертела пальцем внутри. - Видишь ли, я признаю всякий секс и моя попка частенько бывает наполнена мсеми теми вещами, которые вы, девушки, так любите. - Фуу. Ты совсем как мой муж, он тоже любит, чтобы ему вставили что - нибудь Туда. И она вставила мне Туда прынцовку и медленно ее содержимое - теплая вода - перетекло в мой задний проход. Я стоял на четвереньках и ждал, а вода все текла и текла. Скоро надуля живот, и только после этого напор ослаб. - А теперь, Вадим, ложись на бочок! - Зачем, разве я не должен идти в туалет? - Нет. Ложись! , - сказала она, и, после того, как я лег на левый бок залезла на койку и правой рукой обхватила мой хуй. Ее движения были мягки и неторопливы, и я понял, что пухленькие девушки, в отличие от тех, кто похож на мою сестренку, более медленны в своих ласках, и их похоть разгорается тоже медленней. Некоторое время она онанировала мой член, а я чувствовал, как в животе и кишечнике переливается теплая вода. Ощущения были новыми, неожиданными, но, как не странно, довольно приятными. - Ты говоришь, что не кончаешь? , - спросила томным голосом Настенька, - даже сейчас ты не можешь кончить? - Нет. Не кончаю. Мой член стоит, как дубовый! - Это мне и надо! Я не выдержал и отправился излить содержимое кишечника в туалет, благо, толчок стоял прямо в моей палате для удобства, за ширмой. Настенька, приоткрыв рукой занавеску, с интересом наблюдала за моими действиями. Закончив, я вернулся на кровать, предварительно облапав медсестру за пышную попку. Настя последовала за мной и без предупреждения начала делать мне минет. В отличие от сестренки, она не брала пенис глубоко в горло, а сосредоточилась на одной лишь головке. Она неистово лизала ее, посасывала, била по ней языком, втягивала между губ. Я расстегнул ее белый халатик и моему взору предстали две замечательные и довольно приличных размеров сиськи. - Ну как, милый, ты готов? Ах, что же я спрашиваю, ты же всегда готов! , - сказала она, расстегивая низ халатика. Я не стал снимать с нее чулки и трусики, только обнажил ее покрытую светлыми волосиками пизденку, оттянув в сторону низ трусов. - Классная писька! - А ты сомневался? Именно поэтому меня выбрал муж, хоть в нашем потоке было полно разных маленьких шлюшек, готовых расставить ножки перед любым хуем! , - ответила она и осторожно села на моего монстра. Не удержавшись руками, она опустила свои бедра слишком низко, и мой член тут же уперся в ее матку. - Ой. Миленький, я кажется кончила! - Кончила? Значит - все? - Ну конечно нет! Мы, девушки, кончаем помногу раз, неужто ты не снаешь? Я знал и принялся отчаянно двигать бедрами, вталкивая пенис как можно глубже, отчего медсестричка громко стонала, и надеялся толь на одно - что мне удастся кончить на этот раз и мой член наконец - то опадет. После получаса невероятной ебли, наполненной смазкой, пачкающей Настины колготки и стекающей из ее взъерошенной киски, ее воплями "Еби меня, мальчик, еби! " и многократными ее, но не моими оргазмами мы решили сменить позу, и в этот раз она встала раком, а я пристроился сзади. Не прошло и минуты, как дверь открылась и кто - то вошел. Я обернулся и увидел парня среднего роста в мидицинских белых штанах и халате. Он молча смотрел. - Уйди, пожалуйста, не видешь разве, что я девченку трахаю? - Хм. Знаешь что - на самом деле ты трахаешь Мою девченку. Мою жену. - Значит ли это, что я должен прекратить и извиниться? - Нееет. Это значит, что я должен тебя наказать! , - сказал он и я услышал, как он снимает штаны. Через некоторое время он оказался у изголовья койки с уже вставшим членом. - Севочка, ты извини меня, Сева, а хочешь я тебе минетик сделаю? , - тихим голосом произнесла Настя. Было видно, что она обескуражена. - Я хочу, чтобы вы оба сделали это, понятно? Я не имел ничего против такого поворота событий, тем более что мой анус чесался после клизмы, а до этого я уже имел несколько членов в своем заднем проходе. Вдвоем с медсестрой Настей мы приступили к обсасыванию пениса ее мужа. То она, то я брали его в рот и делали с ним все то, что могут сделать самые развратные люди нашего времени. Вскоре он кончил, облив Настино лицо спермой. - И это - все? , - спросила медсестра. - Не думаю. В кармане у меня есть кое - что из военных времен. Кокаин! Немецкого производства, в ампулах. Многократно увеличивает потенцию, усиливает эротическое влечение, действует на все эрогенные зоны. Классная штучка! Кто хочет попробовать? Он сделал нам с Настенькой по уколу в вену, потом ширнулся сам. Я почувствовал, что моя голова увеличивается, а после наступил полный пиздец - накатила особая кокаиновая теплая волна, и все мои сексуальные комплексы мгновенно испарились! - Давай, медбрат, сделай это! , - сказал я, и встал на четвереньки перед ним. Его не пришлось долго упрашивать, и через мгновение я уже ощущал, как его небольшой пенис трется о стенки моего заднего прохода, двигаясь туда - сюда. - Добавь обороты, сладкий! Сева поднял меня на колени и взял мой огромный пенис в руку, а медсестричка пристроилась к нему и скоро в палате вновь стали слышны сладостные знуки минета. - Ну как тебе мой зонд? , - спросил медбрат. - Главное, чтобы с ним не произошла та же история, что и с моим, - ответил я ему шуткой. Кокаин сделал свое дело. Медбрат просто раздирал мой анус, а его жена с упоением ласкала язычком головку моего хуя. Но все равно я не кончил! Через пятнадцать минут бешеной кокаиновой ебли мы сменили позу. Теперь я лежал на спине и сношал киску нашей общей девоньки, а ее муж с наслаждением на лице трахал ее анус. Стиснутая между нами, как в бутерброде, медсестра извивалась и стонала, но не могла (и не хотела) вырваться. Ее сиськи бились и хлестали меня по груди, а я рукой грубо мял ее клитор. - Ой, мальчики, я не могу больше, я вся обкончалась, сейчас у меня сердце остановится! Отпустите меня! , - простонала Настя, и мы неохотно перестали сношать ее киску и задний проход. Вся красная, но с улыбкой она легла на бочок на соседнюю койку и медленными движениями принялась онанировать. Сева поглядел на жену, потом на меня и сказал, что он хочет еще и ни капельки не удовлетворен. Я выразил желание помочь ему. - Тогда покажи, на что способен. Сделай меня своим волшебным членом! , - произнес он и лег на кровать, а потом высоко - высоко задрал ноги и ухватился за лодыжки ладонями. Я не заставил себя долго ждать, еще больше задрал его ноги и лег на медбратика, просунув окончание члена в его попку. Его задний проход был довольно широким, и даже без всякой смазки мой пенис вскоре заходил вперед - назад. Он мечтательно закрыл глаза и только слабые стоны от особенно раскованных движений доносились до моих ушей. Настенька увлеченно ласкала клитор между своих пухленьких ножек в белых чулочках и с интересом наблюдала, как я сношаю в попку ее муженька. Скоро я достиг оргазма, залив внутри анус Севы своим семенем, отчего с нашей кровати стали доноситься громкие хлюпающие знуки, но мой пенис не опал, а скорее даже еще больше напрягся. Я старался засунуть его поглубже в анус медбрата, и потому делал довольно сильные толчки бедрами в его направлении, но Сева не сопротивлялся, из чего я сделал вывод, что мальчику это нравится. И вот я почти уже достиг окончательного и полного оргазма, как вдруг. Дверь открылась и в палату смело вошла моя сестренка Олечка. Она была одета в кроссовки с розовыми шнурками, короткую белую теннисную юбочку, майку и бейсболку, надетую задом наперед. В руках она держала пакет со всякими вкусностями. Взглянув на нас троих она сначала оцепенела, а потом рассмеялась звонким смехом. - Ну вы даете! Вадик, я от тебя такого не ожидала! А ты, - она кивнула в сторону Насти, - чего с ними не хочешь? - А она, - ответил я ей, уже натрахалась с мужиками. Настеньке, наверное, сейчас самое время предаться лезбийским ласкам. Дорогая, ты не против? - Нет конечно! , - ответила за нее моя сестра и легла к ней на койку. Я усмехнулся и продолжил трахать Севу. Вскоре мы переменили позу - теперь мой любовник лежал на боку, онанируя свой накокаиненный хуй, а я пялил его сзади. Мы оба с интересом наблюдали за тем, что вытворяют Настенька и Олечка - они еще раз укололись кокаинчиком и теперь отчаянно предавались сексу в позе 69. Это шоу вносило дополнительную прелесть в нашу еблю. Прошло примерно двадцать минут. Снова обе койки были заняты, но на этот раз пары были разного пола. Настя лежала на спине, обеими руками мастурбируя, а я, сжав ее пухленькие сиськи вместе, трахал ее в образовавшееся отверстие своим огромным членом, да так, что головка то и дело касалась ее губ. Сперва она не обращала на это внимания, но вскоре стала ловить и облизывать ее язычком. На соседней кроватке комфортно разместились Сева и Олечка, моя сестра высоко подняла свою тонкую левую ножку, а правая лежала на простыне, и в угол этого сладкого треугольника Сева, лежащий сзади, вставлял и вынимал свой пенис. Судя по его виду, он был счастлив образовавшейся возможности нарушить верность жене с девушкой. Мы кончили почти одновременно. - Ладно, ребята, давайте одеваться. Скоро сюда придет зав отделением Михаил Степанович и твоя лечащая врач Леля Петровна. Не думаю, что они обрадуются, увидев нас голышом! , - сказала моя сестра и стала одеваться. Сева в шутку схватил ее и перевернул своими сильными руками вверх тормашками. Она сначала испугалась, но успокоилась тотчас же, когда язык медбрата раздвинул ее щелку и принялся вылизывать. Я подошел к Оле спереди и дал ей в ротик своего монстра, и она сразу же начала увлеченно чмокать. - Твоя сестра такая худенькая, такая легкая! , - произнес Сева. - А я уже ни на что не гожусь, да? , - спросила Настенька, подходя к нему сзади и хватая его хуй рукой. В этой странной для нормального человека позе нас и застали вошедшие зав отделения и врачиха. Зав был худым мужчиной лет сорока, с совершенно лысой головой, и довольно симпатичным лицом. Он мгновенно оценил происходящее и шутливым тоном произнес, обращаясь к Леле: - Ну вот, они уже сами догадались, как убрать эту ненормальную эрекцию у мальчика. Видишь, нам даже ничего не пришлось предпринимать! - Безобразие! , - возмутилась Леля, - молодые люди, что вы себе позволяете в больнице? Вадим, я немедленно вас выписываю! - Ладно, дорогая, не возмущайся, мы тоже с тобой такими были до свадьбы! , - успокаивающе похлопал ее по плечу Михаил. - Вы - муж и жена? , - поинтересовалась Настя, она, как и все мы была обнаженной, и подошла поближе к двери, чтобы в крайнем случае схватить одежду и слинять в коридор от гнева врачей. - А что - не похоже? - Почему же. Вы - очень красивая пара! - А вот моя жена, похоже, забыла о том, что она мне жена и никто другой, и должна выполнять приказы мужа. И, раз уж у вас, мальчики и девочки, тут такой шабаш, мы проведем небольшую воспитательную работу для Лелечки! И только врачиха посмотрела на него удивленным взглядом, как муж зажал ей ладонью рот и повалил на ближнюю койку! - Неси пластырь, быстрее, она кусается! , - крикнул он Севе, и через каких - нибудь пять минут Леля была накрепко прикручена к кровати, но она не лежала, а почти висела на четвереньках поперек ложа. Ее рот был тоже заклеен. Неспеша Михаил задрал ее халатик и приспустил черные трусики к коленям. Он наслаждался зрелищем покорной супруги, готовой к растерзанию. Зав отделением разделся, взял с тумбочки забытую Настей банку с вазелином. - Сколько раз, Лелечка, я просил тебя разрешить сделать это! Но ты противилась, не давала, говорила, что будет больно? Так? Ну получай, сладенькая! , - и он, обильно смазав свой жилистый стоящий пенис вторгся в задний проход своей женушки! Он трахал ее в жопу, с силой раздвинув ее ягодицы в разные стороны. Леля пыталась кричать от боли, но заклеенный ротик рождал лишь мычание. Ебал Михаил Степанович врачиху не долго - и наверное, все годы анального воздержания накопили огромное количество спермы, потому что когда он достиг оргазма и вынул хуй из ее раскупоренного ануса, оттуда тут же потекла струйка семени. Мы в четвером, не закончив прерванный трах обрадовались законной возможности все продолжить, и только решили начать, как Михаил попросил сделать ему одолжение. Он сказал, что его жена еще недостаточно наказана, а потому он просит нас присоединиться к нему и заставить ее доучить урок покорности мужу. Мы с радостью согласились! Но сперва нам всем захотелось кокаина, и мы укололись еще раз, не забыв вмазать и Михаила. Последний укол сделал Сева врачихи, воткнув ей иголку шприца в начало влагалища и нажав на поршень. - Пусть тоже получит удовольствие сучка, она обкончается под ним! Да и вы, Михаил Степаныч, теперь вновь готовы к работе! - Спасибо Сева, твои услуги благоприятно воздействуют на твое личное дело. Я обьявлю тебе благодарность и выдам премию. Но скажи, могу ли я трахнуться с вашими красотками? Мы шепотом посоветовались и решили приподнести Михаилу сюрприз. Завазали ему платком глаза, подвели ко второй койке и уложили на нее, а потом вчетвером собрались вокруг и стали по - очереди заглатывать его член и выпускать обратно. Моя сестренка - затейница к тому же вставила ему пальчик в задний проход, чему он не воспротивился. Мы делали минет зав отделению, а его жена лежала связанная рядом! Это было лучше любой фантазии! Когда он изверг фонтан спермы, его пенис немного опал, но дополнительная инъекция кокаина заставила его встрепенуться и вновь занять свою позицию. Первой была Настя. Она раздвинула свои толстенькие ножки и села на пенис Лелиного мужа, и пока она с ним трахалась, это было очень долго, мы с Севой успели четыре раза грубо отыметь врачиху - по два раза в пизденку и по два - в задний проход. Покорная и мокрая от кокаина, она не сопротивлялась, а только приглушенно мычала через пластырь. Развлекаясь после траха, мы с медбратом принялись поджигать сигареты и тушить их об ее попку, пизду и даже клитор. Леля мотала головой, пыталась освободить руки и ноги, но мы только смеялись. Она была легкой добычей. После Насти с Мишей стала ебаться Олечка, и она сразу удивила нас, устроившись на его члене не с помощью киски, а при помощи заднего прохода. Не выдержив такого исполнения своих анальных желаний, Миша через минут пять застонал и, вынув член, забрызгал всю койку своей спермой. Но он захотел продолжения оргии и попросил еще кокаинчика, так что мы все еще раз вмазались Севиным трофейным немецким кокаином. После укола Миша немного полежал и задал странный вопрос: - Ребята, вы не обидитесь на меня, если я немного пооткровенничаю с вами? Мы с Севой ответили, что нет таких вещей в сексе, которые могли бы нас оскорбить или удивить. - Тогда я прошу об одолжении. Я всегда мечтал об анальном сексе, и сегодня благодаря вам моя мечта сбылась. Но у меня есть еще одна довольно грязная фантазия. Я хочу попробовать задний проход парня, мальчика. Если ты, Севочка, мне в этом поможешь, я повышу тебя по службе и. Не дав ему договорить, медбрат встал на четвереньки на соседнюю кушетку и, многозначительно улыбнувшись, пальцем стал смазывать свой анус. Обрадованный Михаил подошел к нему ззади и осторожно и нерешительно вставил головку в Севин анал. - Тебе не больно, дорогой? - Нет, я не девочка! , - засмеялся медбрат, - давай, еби меня! Покажи, на что ты способен! Пока они занимались сексом, наши девочки развязали Лелю, покорную и мокрую, с ее согласия сделали ей укол и Олечка принялась тщательно, как умеет только она, вылизывать ей клитор и вход в вагину. Я некоторое время наблюдал за этим, а потом присоединился к Севе и Мише - сначала ввел умирающему от наслаждения врачу смазанный вазелином палец в задний проход, а потом, не дождавшись возражений, стал сношать его Туда членом. Картина была замечательная - Оля лизала Лелечку, Настя онанировала, лежа на боку на кушетке, Миша ебал Севу, а я ебалМишу. - Твой пенис слишком велик для меня, милый, - сказал мне Миша, - я, кажется, знаю, как можно его уменьшить. Для этого ты должен еще разок трахнуть сестренку, без презерватива, а она должна загадать новое желание, чтобы Он стал таким, как прежде. Понял? Я удивился, как такая мысль не пришла мне сразу в голову, но и не поверил в такое чудесное средство. Впрочем, была не была, стоит попробовать - разве мы что - то теряем? Мы согнали Настю с койки, и она, не прекращая онанировать, заменила мою сестренку на ее посту у клитора Лелечки. Оля встала на четвереньки и прогнулась: - Давай, только не разорви меня! Хочу, чтобы твой член стал таким, как прежде! И я вонзил свой накокаиненный орган между ее сексуальных тоненьких ножек! И что я вам скажу - это сработало! С каждым движением, с каждой фрикцией я чувствовал, как мой член уменьшается, и когда я решил, что достаточно - вынул его из Олечкиного влагалища и разразился на ее животик огромной струей спермы, а уже через минуту мой пенис спокойно лежал. Сработало, ура! И вдруг дверь в палату, уже в который раз за этот безумный день, открылась и вошла.

Alessandrok

Post 23-Jun-2015 22:21

[Quote] 

Новый день, он похож на предыдущий, снова солнышко, снова коровы и куры, снов лай собак и мама. Яна просыпалась не спеша, торопиться не куда, еще так рано, солнце хоть и взошло давно, но глаза не очень-то и спешили открываться, только уши проснулись они слышали, что день уже настал, что все кругом заняты делами. Где-то на кухне бабушка хлопочет и ворчит на кота Тимофея, за окном слышен рев мотоцикла, снова Витька гоняет по улицам и пугает гусей. Она потянулась, повернулась на другой бочек, обняла подушку и снова задремала. Родители Яны пообещали, что если она кончик год на отлично, то ее не будут загружать домашней работой, а наоборот пошлют в лагерь. Но до лагеря еще оставались целых две недели, а она так мечтала о нем, даже снился ей. Но это не означало, что она целыми днями вот так лежала, бабушка не давала, работы все же хватало ведь это не город, а деревня, там всегда есть работа. Вот и сейчас сквозь дремоту она уже знала чем будет заниматься до обеда, а после с Нюрой, это ее подружка, они побегут на речку загорать, а что еще остается делать в такие прекрасные дни, ведь погода может испортиться в любую секунду и снова станет скучно. Вот уже почти целый месяц стояла настоящая летняя погода. Земля прогрелась, листва уже давно распустилась, в полях рос пахучий клевер и вода в речки стала теплой. Они убегали на речку, валялись и рассказывали друг другу о своих парнях. О чем же в это время говорить если не о них, ведь им уже исполнилось целых пятнадцать лет. В романах такое уже написано, а они даже не целовались, так разве, что только несколько раз, да и то не поняли, что это было, а вот в книжках. Ах.
Нюра, не умолкала она могла целыми часами говорить и говорить иногда Яна ее просила просто помолчать, но ее подружка умолкала только на несколько минут и все начиналось с начало, но Яну это не беспокоило, ей нравился ее голос, о том, что она говорила, а сама в душе думала о другом. Вот и сегодня они собрались снова на речку. Вчера они нашли новое место, река немного обмелела и под ивами, что раньше стояли в воде образовался настоящий островок, прямо под их кронами. Они туда уже стащили одеяла, зонтик, полотенца, кружки и еще много всякого хлама, это для того, что бы в течении дня не бегать домой, а просто лежать и мечтать.
Она открыла глаза, посмотрела на стену, на ковер, что упирался ей прямо в нос, она его знала с детства, помнила каждый его завиток, оттенок и дырочки. Она погладила его пальчиками. Под одеяло проскользил прохладный воздух, она передернулась, спрятала руку обратно под одеяло и сжалась. Еще утро, наверное окно открыли. Она еще немного понежилась, на кухне снова заворчала бабушка. Ну, что же - подумала она - пора вставать. Белая ножка выскользнула из под теплого одеяла и тут же нырнула обратно, чуть погодя опять появится носочек, а после она опустила ногу на пол, нащупала тапочки, они оказались холодными, набросила на плечи шаль и выскочила на кухню умываться.
Бабушка была доброй, но ворчливой. Наверное от того, что дет уже давно умер, вот она и ворчит, наверно тяжело, или привычка, и все же она в душе добрая. Яна обнимала ее, бабушка похлапывала ее по руке и приговаривала, что ни будь ласковое, теплое. Вот и сейчас она подбежала к ней обняла, и пожелала ей доброго утра и быстро к умывальнику.
* * *
Яна вбегает к Нюре во двор и сразу бежит к ней на веранду. Она знает это дом как свой, в нем они играли с подружкой с самого детства, порой ей кажется, что она знает его лучше чем его хозяйка. Нюра не смотря на свою болтливось имела очень хорошее свойство, это усидчивость, что порой не хватало самой Яне. Вот и сейчас Нюра сидела на веранде и очень аккуратно вышивала, стишок за стежком, и вот в ее руках прорисовывался настоящий пейзаж, только в место краски цветные нити.
Она ворвалась к ней, Яна даже голову не подняла, она осторожно вонзила иглу в ткань, продернула ее и только после этого посмотрела на свою подругу. Во дворе залаял Джек, это странная порода и не овчарка и не лайка, что-то среднее, но чертовски добрая. Наверное ее пароду можно было бы отнести к дворняге, но ее все любили, и она всегда сопровождала девочек во всех их путешествиях, особенно когда шли в лес.
- Ты где пропала? - спросила возмущенно Нюра - Меня чуть было не отправили в поле.
- Какое поле?
- Что значит какое, сено ворошить.
От этих слов у обоих скривились носики. Они прекрасно понимали, что значит ворошить сено. Это пока светит солнце нужно во, что бы то ни стало перевернуть несколько раз то сено, что скосят сегодня, да еще вчерашнюю порцию, для того, что бы солнце как следует просушило сено. После этой работы сильно болят руки и поясница.
- И тебя оставили? - с удивленными глазами спросила Яна.
- Только на сегодня, а завтра Валерка - а это ее брат - сказал, что обязательно заберет меня с собой. Противный.
У них моментально испортилось настроение.
- Жаль - еле слышно проговорила Яна.
- Пойдем, а то еще и по дому, что ни будь заставят. - она опустила ноги с кресла, достала сверток из под него - Я уже все приготовила - зоговорческим голосом произнесла Нюра.
И они тихо, как будто боялись кого-то спугнуть вышли с веранды, решительно оглянулись по сторонам и не снижая шаг быстро пошли к калитке, что вела в огород, а от туда можно было бы безприпятствено выйти на дорогу и через небольшой лес пройти к реке.
За ними через кусты рванулся и Джек, он всегда был с ними, его редко садили на цепь, да и то тогда когда он от радости начинал гонять кур или упорно рыть ямы в огороде, но цепь его быстро успокаивала и он становился как шелковый. Ботва от картошку вымахала уже большой и пес изредка подымал свою морду от земли, оглядывался ища двух девочек и если они отходили далеко от него, то не обращая на ботву мчался к ним.
Еще в прошлом году Яна слегка начала побаиваться этого пса, да и не только его, вообще все, хоть маленьких, хоть больших. В начале прошлогодней весны, сперва соседских пес, сначала спокойно стоял около Яны, а после ни с того ни с чего, обнял передними лапами ее ногу и начал трястись, изображая собачью случку. Парни заржали, а ей было до боли обидно, дома она плакала и начала сторонится собак. Джек тоже не исключение, но всегда была рядом Нюра, она просто его отгоняла или оттаскивала за ошейник, а если он снова пытался пристроится, то садила на цепь.
От чего это происходит она прекрасно знала, но было чертовски обидно, что именно к ней пристраивался Джек и та собака, ни к Нюрке, ни к ее подружкам, а может они просто молчали, не говорили. Почему это у собак, она с детства знала, сама видела, и видела в последствие щенят, а у кошек котят, видела и у коров и голубей, все это она прекрасно понимала, но все же было обидно, вот и все.
В этот день они провалялись под ивой как никогда долго, даже уснули. Нюра так много говорила, похоже, что она решила выговорится сразу за несколько дней в перед. Теперь Яна знала ее планы не только на этот год, но пожалуй до самой ее пенсии. В мечтах она уже кончила школу, вышла замуж, поступила учится, осталась в городе и еще всего, всего о чем мечтает каждая деревенская девчонка. Вернулись они поздно, не хотелось возвращаться, поскольку завтра Яна останется одна, а Нюре хотелось оттянуть момент расставания. Но время шло, и вот уже застрекотали сверчки, небо начало сереть и подуло прохладой. Они расстались, Яна пообещала на всякий случай зайти к ней пораньше, может, удастся улизнуть, хотя в душе знали, что нет, Валерка не такой, не даст сачковать. Так оно и вышло. Яна просыпалась много раз. Сперва когда запели петух, после, когда погнали коров на пастбище, после, когда солнышко коснулось ее ковра, но было еще рано и она то засыпала, то снова просыпалась, боясь пропустить тот момент, когда уже пора идти. Когда она подошла к воротам где жила Нюра, они оказались закрыты, а в ручку двери просунут прутик который и выполнял роль замка, и тем самым говорил всем, что в доме никого нет, можете не стучатся.
Яна огорчилась, но делать нечего. Идти в поле на покос, далеко, да и мешаться будет, и вообще, что там делать, там мухи и комары, а ей так не хотелось этого. И она не спеша повесив голову пошла сперва домой за книгой, а после к своей иве у берега реки.
Ива располагалась почти по середине реки, ее длинные волосы спускались прямо до воды. Она росла на маленьком островке, но сейчас когда вода немного спала то до него можно было дойти посуху, а под деревом было так прохладно и спокойно. По воде бегали водомерки, они устраивали свои догонялки, и как они вот так могли держаться и тонуть, да еще и бегать. Удивительно.
Яна расстелила одеяло, легла на него и уставилась грустными глазами на воду. Листья ивы чуть-чуть касались кромки воды, они как будто заигрывали с ней, то опускались, сбрасывали капельки с листочков, потрясывали ими на ветру, а после снова опускались, поласкались и опять выныривали. И эта игра не знала конца. Иногда воде появлялись разводы, это рыба подымалась к поверхности и своими плавниками нарушала гладь воды.
Река бежала не спеша. Ей некуда было спешить, она все время бежит и еще будет очень долго это делать. В некоторых местах из воды пробивались маленькие ростки камышей или еще какой-то травы и вокруг нее летали маленькие стайка жучков. Они были такими маленькими, что из далека казались просто серой дымкой, но за то когда прилетала стрекоза, эта дымка моментально растворялась в самой траве. Стрекоза делала несколько облетов, садилась на траву, покачивалась и после отдыха улетала ни с чем, а жучки снова вылетали из травы и опять кружились облачком вокруг своего домика.
Она смотрела на эту спокойную, совершенно ничем не обремененную жизнь и глазки сами начинали закрываться. Солнышко уже начало припекать, но листва ивы надежно защищала ее от жары. Яна потянулась и как кошечка мурлыкнув задремала. Сон навалился на нее как дымка, что стелится по земле когда осенью жгут листву, медленно и убаюкивающи. Она уснула у самой воды, слабое журчание воды об листву вот все, что она слышала в этот момент.
Яна проснулась от, того, что кто-то лижет ей нос, было щекотно и влажно. Еще не проснувшись она узнала его, это был Джек. Так только он мог будить, она знала его язык с детства, мягкий и теплый как бархатное платье, что у мамы. Она открыла глаза, так и есть это Джек. - Ну, что соскучился?
Пес сразу завилял хвостом, он так сильно им вилял, что казалось наоборот хвост вилял им. Она приподняла голову. Солнце было уже в зените, - наверное уже обед, надо же как долго я проспала - подумала Яна и села. Пес увидев активность девочки соскочил с места и начал прыгать, радуясь ее пробуждению.
Она потянулась, тело было вялым как будто оно растаяло под солнцем. Яна откинула голову и попыталась собраться с мыслями, но они не хотели, а так же вяло блудили где-то там в голове и не хотели возвращаться к ее хозяйке. Она посмотрела на лучи, что пробивались сквозь листву когда дул ветерок, небо было синим, синим как будто его только, что помыли. В животе, что-то заурчало.
- Пора перекусить.
Она сказала эти слова как бы и для себя, но и для пса, а он как будто поняв их еще шибче начал прыгать и побежал к сумке с продуктами.
После обеда она села у воды, опустила ножки, вода обдала их прохладой и по телу пробежались мурашки. В этом месте дно было песчаным, даже очень странно, по сколько почти вдоль всей реки берега были глиняные, а здесь песок. По нему можно было ходить, на нем можно было сидеть, из него можно было строить замки и заводи.
Яна спустилась в воду и пошла по берегу. Пес остался лежать на берегу, теперь настала его очередь дремать, глаза его с трудом держались открытыми, еще немного и он провалится в сон. Она посмотрела на него, но не стала будить. Переодевшись Яна пошла купаться. Пес лишь только повел ушами на всплеск воды, но голову так и не поднял.
Ей захотелось завизжать от удовольствия, так хотелось, что она не смогла удержаться и по детски, по девченичьи завизжала. Джек соскочил, замотал головой, как будто спрашивал, что случилось, где, когда, кто? Она нырнула с головой и только пятки сверкнули в воде. Пес посмотрел на водяные разводы, успокоившись сел, почесал за ухом и стал ждать когда она вынырнет.
Но ее не было, он начал мотать головой ища ее, но девочки не было. Круги на воде разошлись и уплыли вместе с течением. Пес соскочил, пробежался вдоль берега, сунул лапу в воду и остановился. Его глаза лихорадочно бегали вдоль противоположного берега, он плохо видел, наклонил голову и понюхал воду, но ей не пахло. И тут в метрах десяти она вынырнула.
Грудь жадно вдохнула воздух и тут же выдавила его из себя для того, что бы вобрать новую порцию. Рука провела по лбу снимая с него мокрые волосы, она оглянулась, помахала собаке и поплыла дальше. Пес от радости, что нашел ее бросился в воду за ней, решив, что уж сейчас-то не упустит ее из виду.
День пролетел совсем не заметно. Загорать она не любила, считала, что это трата времени, а вот читать это да.
Словно ветер в степи, словно в речке вода,
День прошел - и назад не придет ни когда.
Будем жить, о подруга моя, настоящим!
Сожалеть о минувшем - не стоит труда.
Здорово, живи сегодняшним днем и не думай о прошлом, наверное в этом и есть прелесть наслаждения. Девочка лежала на траве и думала об этом. Сейчас ее ни, что ни тревожило, ни вчерашние заботы, ни завтрашние, и было так здорово, как будто перед ней был чистый лист бумаги, и что она хотела то и рисовала.
Яна оглянулась, Джека не было, убежал, легкая грусть посетила ее, снова одна. Оно встала, потянулась с удовольствием до слабого хруста в суставах и пошла на последок еще раз окунуться, а после можно и домой идти.
После купания, откуда не возьмись, появился Джек. Он смотрел на нее своими умными глазами и вилял хвостиком. Есть больше нечего было, но она предложила ему сперва хлеб. Когда он не захотел его, она решила попробовать яблоко, но и его он не стал есть.
- Извини, но больше ничего нету - и пожала плечами.
Она отошла в сторону и начала переодеваться. Джек подошел к ней, и уставился вплотную на нее.
- Нету больше, вот придем домой накормлю - и повернулась к нему спиной.
Он посидел немного, встал и подошел к девочке вытянув морду в перед. Яна уже набросила на себя сарафан, повесила купальник на ветки ивы, что бы пока она собирается, он успел подсохнуть. Джек подошел по ближе и сунул свою морду под сарафан, что-то вынюхивая под ним.
- Отстань! - решительно сказала она и чуть повернулась боком.
Пес постоял немного в недоумении и снова подошел к ней. Его нос пыхтел как воздушная труба, что вкачивает, то снова выкачивает воздух. Он нюхал новые запахи, они ему были интересны, они были для него глазами, книгой, всем. Он снова подошел к Яне и ткнул свою морду прямо между ее ног.
- Пошел от сюда! - она попыталась придать своему голосу строгость, но в нотках звучала все та же доброта и нежность.
В ответ Джек наоборот попытался углубить свой нос в глубь сарафана. Сквозь ткань Яна почувствовала как он дышит носом, как теплый воздуха из его легких проходя сквозь ткань касался ее кожи.
- Уйди прочь! - не на шутку рассердилась она и схватив за ошейник как это делала Нюра отдернула его.
Пес оторвав свою морду от запаха в ответ зарычал. Яне не ожидала такого ответа с его стороны.
- Ты, что? - ее голос стал мягким и где-то внутри засквозили нотки испуга.
Она еще раз постаралась взять пса за ошейник, но как только она взялась за него, пес рыкнул. От испуга Яна отпрянула от него, прижалась спиной к стволу дерева, ноги сами подкосились и ее тело осело.
- Ты, что? - она постаралась придать своему голосу нежность, ласку, ей казалось, что она может успокоить Джека - Лягь, мы придем, и я тебе дам холодца, он стоит в погребе.
Девочке казалось, что если она будет с ним разговаривать, то он ее поймет и они пойдут домой, он поймет, что она напугана, и так делать не надо. Она посмотрела ему в глаза, но от этого ей стало еще страшнее. Взгляд пса проходил сквозь нее, он не видел ее, он был холодным, такого раньше она не видела и поэтому ей стало страшно.
В округе не было ни кого, этот остров находился достаточно далеко от деревни, да и от дороги и по этому кричать было бесполезно. Она не знала, что делать, попытаться еще раз поговорить, посидеть, не обращать на него внимание, а после можно будет и пойти, еще рано, спешить не куда, посижу еще.
Он стоял на против нее, его морда была на уровне ее глаз, они были добрыми, но в этот момент совершенно пустыми, появился какой-то черный окрас, что придал его взгляду жесткость. Джек постоял немного, посмотрел в никуда, а после как ни в чем не бывало повернулся и побежал из под ивы.
Тяжелый груз страха спал с ее груди. Тело, что до сих пор было в оцепенении, зашевелилось. В горле все пересохло, она глотнуло, но сухость во рту не помогла, не произвольно она закашляла. Сердце колотилось, казалось, что она побывала в дремучем лесу, где бродят свирепые хищники и ни кто ей не может помочь, куда бы она не пошла везде эти клыки и глаза.
Она не спешила вставать, боялась, что Джек вернется. Она решила подождать еще немного, а после пойти. Минуты тянулись медленно, облака плыли еще медленнее, как будто издевались над ней. Она закрыла глаза, пятна света, что пробивались сквозь листву, пробивались и сквозь ее веки, от этого становилось еще тяжелее. Она открыла глаза.
Собака сидела прямо перед ней. Увидев ее, Яна тихо вскрикнула.
- Иди домой! - это был не приказ, а просьба, голос ели подчинялся ей.
Пес привстал и сделал шаг к девочке. Снова эти глаза. Они смотрел прямо на нее, не отрываясь, и она смотрела на него не отрывая своего взгляда. Пес сделал еще шаг и утробно гавкнул. От этого Яна всем телом прижалась к стволу ивы и как можно сильнее прижала к себе колени. Слезы отчаяния побежали по ее лицу. Она не хотела плакать, считала это слабостью, но они бежали сами, заливая глаза, щеки, капая с подбородки на одежду.
Джек подошел по ближе, совсем в плотную к ней, вытянул морду и лизнул в лицо. Он начал слизывать ее слезы, как бы тем самым прося извинения за свое поведение. Яна, тяжело всхлипывала, а пес лизал и вилял хвостом. Она успокоилась, но прижимать Джека побоялась. Встала, сняла с ветки купальник, собрала все вещи в сумку и присела, ноги плохо слушались, а сердце все так же гулко клокотало. Он сидел на против и весело вилял хвостом, его глаза излучали доброту.
Она села на землю, облокотилась на ствол дерева, обняла коленки и положила на них голову. Джек вытянул передние лапы и так же как Яна положил морду. Он лежал не подвижно, только глаза оставались живыми, он ими вертел в разные стороны, как будто ждал команды, но девочка сидела.
Джек нехотя оторвал свою морду от лап, повел носом, снова засвистели его легкие и сквозь ноздри пошел воздух. Он вытянул шею в сторону Яны и снова начал нюхать воздух. Увидев это она замерла, она не чувствовала сердца. Пес осторожно, по собачьему подполз по ближе к ее ногам и снова начал нюхать воздух. Что он мог чувствовать, что распознавали его чувства, что? Он вытянул шею и ткнул своим носом в сарафан. Он настойчиво начал нюхать воздух, как будто там было, что-то сладкое. Шея натянулась, он снова подполз еще ближе и теперь спокойно сунул свою морду под ткань одежу.
Она не видела его глаз, и по этому было намного спокойнее. Но его настойчивость, а что в этом такого, он просто нюхает, он все нюхает, ведь это же собака, в этом его жизнь.
Он сунул морду между пяткой и ягодицей. Ее тело сковал страх, она боялась пошевелиться, поскольку не хотела вызвать у пса агрессию. Она думала, что он сейчас понюхает и все, насытившись запахом, запомнив его как всегда убежит.
Морда собаки просунулась так глубоко, что она ощутила его дыхание. Нос собаки дернулся и вот она уже почувствовала теплый воздух его дыхания, что выходит из ее утробы. Она почти касалась обнаженной плоти, Яна не успела одеться, да и не было привычки возвращаться домой в мокром купальнике. Так и сейчас она сидела только в сарафане и чувствовала дыхание пса. Он жадно всасывал воздух, пытался распознать все известные ему запахи, но, что-то было не так, что-то незнакомое, что-то новое и это новое, незнакомое и толкало его в перед.
Она замерев дыхание ждала, когда он уйдет. Вдруг, что-то мягкое и теплое коснулось ее. Главное не что коснулась, главное куда. Яна не произвольно вздрогнула. Пока она осознавала, что это, он снова коснулся ее чем-то теплым и мягким. Она поняла, это его язык, он лизал ее, хвост слабо завилял. Девочка осторожно начала сжимать ноги и постаралась опустить их так, что бы собака высунула морду.
Пес зашевелился, его всклокоченная морда появилась с низу, он недовольно посмотрел в глаза Яны. Его зрачки в считанные секунда стали черными и не проницаемыми, холодными и агрессивными. Он зарычал. Слабый оскал появился на его морде, он смотрел прямо ей в глаза. Она не выдержала его взгляда и опустила взгляд.
Он опустил морду и ткнул носом под ладони, что сжимали колени. Она тяжело зашевелила пальцами, разомкнула хватку, что обнимали ноги и осторожно коснулась кончиком пальца его носа. Он был мокрым, чувствовалось как он тяжело дышит, язык свисал. Она опять коснулась его носа, она видела только его, она боялась смотреть ему в глаза, боялась увидеть его взгляд.
Пес зарычал. Девочки отдернула руки от его носа, они повисли в воздухе. Она боялась пошевелится, казалось, что она наступила на мину и одно не верное движение и мина взорвется. Она очень осторожно положила ладони на коленки. Пес снова зарычал и ткнул мордой в щель между ногами. Сердце остановилось. Она видела только кончик его носа, голова опускалась все ниже и ниже, только не смотреть ему в глаза.
Собака еще раз ткнула носом в щель, отдернула морду и зарычав хрипло гавкнула. Звук собачьего лая отразился от ветвей ивы и с силой обрушился на девочку. Она в страхе онемела. Она смотрела на свои ладони, что лежали на коленках, на то как руки напряглись и медленно развели коленки в разные стороны. Они разошлись, как расходятся во время цветения лепестки мака, широко и свободно.
Пес сидел не подвижно, как будто задумался. Ее взгляд был направлен в низ, как можно дальше от собаки. Она увидела свои ноги, и след загара от купальника. Ее поразило увиденное, страх, смятение и какое-то любопытство, как будто она видела все это впервые. Ноги были напряжены. На мгновение она забыла о собаке, она смотрела и удивлялась сама себе.
Джек подошел в плотную, опустил морду прямо к земле, принюхался, втянул воздух, с шумом выпустил его и снова втянул в себя. Яна смотрела на то как он нюхает, его нос не касался ее тела, казалось это ему могло помешать. Он еще раз втянул воздух и лизнул. Она вздрогнула, но руки, что лежали на коленях удержали их от того, что бы сомкнутся. Его язык еще раз коснулся ее тела. Мышцы в ногах загудели от напряжения. Джек не проявлял ни какой агрессии, он только нюхал, а когда ему не хватало информации в воздухе он пробовал ее на вкус языка.
Джек присел, а затем прилег положив свою морду почти в плотную к ее телу. Она видел его нос, его язык и глаза, но он смотрел в перед, туда где был его нюх. Об стал спокойным. Ноги Яны гудели, она постаралась их расслабить, но это давалось с большим трудом, стоило расслабить руки, как ноги в коленях начинали сжиматься. Она осторожно отпустила руки на землю. Джек очень осторожно коснулся своим язычком ее незагорелого тела. В этот раз ее тело снова прореагировала, но в место того, что бы соединится ногам, они наоборот разошлись как можно шире, как будто она хотела загорать и подставляла свои изнеженные прелести под летнее солнышко.
Она старалась расслабиться, все равно Джек не отпустит ее пока не насладится ее женским запахом. Наверно в ней много изменилось, коль он учуял это. Он коснулся снова язычком ее тела. Он был теплым и влажным и очень мягким, удивительно мягким ни как у кошек. Ей стало немного спокойней и возможно даже приятно, но этого она не могла себе сказать, она просто ждала. Пес лизал ее, ему хотелось все вылизать, весь запах, что был, и ни оставить, ни кому. Он лизал, иногда вставал на лапы, опускал морду и снова лизал.
Через минут десять пест успокоился. Как ни в чем не бывало он отошел в сторону, лег у ног девочки, положил морду себе на лапы, посмотрел своими мягкими глазами на Яну и прикрыл глаза.
Девочки еще некоторое время сидела в том же положении, когда от нее отошел Джек, после резко сомкнула ноги, села на колени, поправила на себе сарафан, подождала когда отойдут ноги, встала и пошла домой. Пес посмотрел ей в след, нехотя встал и засеменил за ней домой, за обещанным холодцом.
* * *
Следующий день не предвещал ничего нового. Все как обычно, утро, завтрак, час за книгой, прогулка в магазин, полила цветы и ягоды в огороде, а после можно делать, что пожелаешь. Но вот, что делать? Она не знала. Утром Яна специально не пошла к Нюре, не было желания, да и ее не было, опять уехала на сенокос, да еще этот Джек ее напугал вчера. Но делать все равно надо было, что-то, а в доме было жутко жарко. Она взяла вчерашнюю книгу, собрала небольшие пожитки и тронулась в знакомый путь к иве.
Даждей уже давно небыло, бабушка начал ворчать, что так все засонет, будет засуха и так далее. Дорога под ногами превралилась в настоящий бетон, твердой и пыльной. Она пошла в дольдороги по траве, так мягче и ноги не жет от раскаленной земли. Из под ног во все стороны прыгали кузнечики. На до же, они еще и прыгают - подумала Яна. От солнышка, что так сильно припекало, волосы нагрелись, и казалось, что с ними нагрелась сама голова и все, что было в ней. Жара давила, тело становилось ватным, не послушным, ноги все тяжелее и тяжелее становилось перебирать, хотелось рухнуть на травы и отдохнуть.
На горизонте появился лес, до него еще так далеко, но зато, не доходя примерно метров двести до леса, начинаются овраги. Они спускаются прямо к реке, но если пройти еще чуть дальше, то можно уже выйти на тот самый островок с ивой. Речку окружали кусты и камыши, она отчетливо выделялась на фоне голого поля, как будто на малахитовую плиту положили шарф. Он извивался и терялся где-то в лесу. Осталось совсем немного.
Когда Яна шагнула под крону дерева, ей захотелось сразу же рухнуть, растянуться и отдохнуть. Подошвы гудели, а по лицу стекали капельки пота, ткань платья прилипла к спине, и от этого было немного не приятно. Она сбросила с себя все, легла прямо на сухую листву, и замурлыкав от удовольствия, растянула свое тело.
В первое мгновение никаких мыслей не было, только блаженство отдыха. Ноги гудели, а подошвы даже побаливали от этой сухой земли. У ее бабушки был варикоз вен, она не могла много ходить, но и сидеть не могла, вот и прыгала, а по вечерам стонала от боли в ногах. По кожей у нее вздулись настоящие шишки, они как шерстяные ниточки сбились в кучку и не могли распутаться, Яна садилась и гладила ей ноги, ей было жалко ее.
Что-то зашевелилось под спиной, кого-то она прижала и теперь этот шестилапый дружок пытался выкарабкаться, стало щекотно. Что-то пролетело, совсем низко над кожей, она ощутила легкое дуновение ветерка от его крылышков, а после это, что-то село прямо на живот и зашевелило лапками. Она не выдержала этой щекотки и взмахнула рукой прогоняя не прошенного гостя. Руки легли в разные стороны, как будто она пыталась как можно больше места занять под кроной ивы.
Яна открыла глаза. Тонкие лучики пробивались сквозь живую листву. Ковер над головой менял свои очертания, он то превращался в тонкую шелковую ткань сквозь которую искрясь пробивалось солнце, то с дуновением ветерка превращалось в плотное полотно, сквозь которое уже ни, что не могло подглядывать за ней. Она смотрела на этот полог из ветвей, а в голове крутились строки из стихотворения.
Не оплакивай, смертный, вчерашних потерь,
Дел сегодняшних завтрашней меркой не мерь,
Ни былой, ни грядущей минуте не верь,
Верь минуте текущей - будь счастлив теперь!
Наверное она так пролежала весь день, просто лежала и думала, мечтала, фантазировала и было так здорово и спокойно. Съев яблоко, она встала отряхнула прилипшие листочки, потянулась от удовольствия и пошла в речку. Вода ее встретила тихим шепотом, она говорила о том, от куда она, где протекала, кого видела, кого убаюкала. Вода была прохладной, удивительно в такую жару и вода прохладная. Она зашла в воду по колени, намочила ладони, вспрыснула себе лицо, зажмурилась и встав на цыпочки пошла в воду.
О лете мечтают все, особенно дети, они сидят за партами, а сами смотрят в окно и уже представляют, как летают ласточки и что вот сейчас они побегут надувать колесо своему велосипеду, а после:
Она плыла по воде и не чувствовала своего тела, оно отдохнуло и растворилось в этой коричневой торфяной воде. Она ныряла и плескалась как ребенок, она дала выход своим эмоциям и превратилась в маленького ребенка. Руки начали уставать и легкие посвистывать от напряжения, она нырнула и как русалка поплыла под водой к берегу. Вынырнув почти под самой кроной дерева, Яна тихо подняла голову из воды, волосы облепили ее лицо, она встала на ноги и плавно преодолевая сопротивление воды вышла на берег.
Джек сидел на прошлогодней листве и внимательно наблюдал за ней. Как только он убедился, что его заметила, завилял хвостом и бросился к ней на встречу.
Как только она увидела его, в груди заклокотало сердце. Он сидел и с любопытством рассматривал ее, казалось, что у него появилась улыбка, он высунул язык и бросился на встречу. На душе сразу стало спокойно. Пес прыгал вокруг нее производя огромное количество брызг, она чуть было не упала в воду, но удержавшись села на корточки прямо на берегу. Джек от радости не мог сидеть на месте, он носился в зад и в перед, то бросаясь в воду, предлагая тем самым поплавать с ним, но убедившись, что она осталась на месте, снова возвращался к ней.
Он прыгал вокруг нее выражая свою открытую радость, он ложился на землю, ложил на лапы свою морду, только глаза ошалело крутились, то снова соскакивал и начинал рыть от удовольствия землю. Она смотрела на него и сама начинала радоваться, что он пришел к ней, не забыл про нее. Яна достала остаток кусочка курицы и предложила Джеку. Тот молниеносно подскочил к ней, понюхал, осторожно взял зубами кусочек курицы из ее ладони, отбежал на несколько шагов, улегся и начал с чавканьем жевать.
Пока Джек глотал остатки мяса, Яна набросила на себя платье и села на землю расчесывать волосы. Закончив с процедурой поедания столь вкусного кусочка курочки, Джек подбежал к Яне и положил морду на вытянутые ноги. Его глаза предано смотрели и спрашивали, - а может у тебя еще, что-то завалялось, дай мне.
- Глупенький, больше нет ничего - и потрепала его за ухом.
Джек приподнял морду как будто осматриваясь, а действительно ли ничего нет, на всякий случай понюхал воздух, но больше ничем не пахло и он опустил свой нос на место. Он закрыл глаза, а Яна продолжила расчесывать мокрые волосы. Они были рыжими, а детстве особенно, от этого ее называли солнышком, но со временем волосы начали темнеть, а после купания совсем выглядели очень темными и не подумаешь, что они рыжие. Расческа легко расчесывала их, она струилась по ним оставляя толстые бороздки, они начали уже подсыхать, а некоторые кончики волосков упрямо торчали в разные стороны.
Она погладила пса по голове, тот в знак благодарности лизнул ее руку и снова положил морду на платье. Его нос пыхтел, а язык вывалился и трясся в месте с ним. В друг Джек закрыл пасть и повел носом в сторону, он, что-то унюхал. Яна перестала расчесывать, ей самой стало интересно, что же он так отчаянно вынюхивал в этом воздухе. Он повел носом в стороны, открыл глаза, мельком взглянул на нее и снова заработал носом.
Джек встал на лапы, нагнул морду к земле, провел носом вдоль Яниной ноги, вытянув шею, подошел в плотную к ее рукам, что лежали животе и понюхал их.
- Это курица, глупенький - постаралась объяснить ему Яна.
Но он не обратил внимания на ее слова, а только ткнул своим носом ниже живота и жадно в дохнул воздух. Яна замерла, казалось, что он вдохнул воздух прямо из нее, она почувствовала, как слабый ветерок проник сквозь щель между ног, заиграл волосками и вырвался через ткань платья наружу.
Она спокойно, даже с любопытством смотрела на Джека, на то, как он ее нюхает. Ей это даже понравилось. Морда уткнулась так плотно, что Яна ощутила горячее дыхание собаки. Внутри защекотало. Пес не приподымая свое морды начал, что-то лизать, через несколько секунд, платье в этом месте стало мокрым от его языка.
Джек был спокоен, его интересовал запах, что исходил от нее, он наверно был сладким и очень необычным. Яна тихонько коснулась такни своего платья, взяла его за пальчики и осторожно потянула его на себя. Мокрое пятно выскользнуло из под носа Джека, он приподнял свою морду в недоумении, но взгляд не отрывал от того места от куда исходил запаха.
Яна перебирала пальчиками, ткань открыла коленки, а затем еще немного и сам маленький рыженький треугольничик. Волосики на нем во всю кудрявились, они были тонкими и просвечивающими. Джек не шевелился, как будто он ждал команды. Она подтянула еще немного ткань на себя и опустила подол платья на пояс.
Волосики зашевелились, на них подул ветерок, стало свежо. Яна начала сгибать свои ноги в коленях, пес засуетился, куда это она и соскочил с места. Она согнула ноги и как вчера медленно начала разводить коленки в стороны. Реснички закрылись, она таяла в удовольствие, от того как расходятся коленки. Так просто, но как приятно, медленно открывать себя воздуху, солнцу, ветру.
Как бы она не настраивала себя, но было неожиданно когда его язячек коснулся ее. Она вздрогнула, но тут же волна спокойствия пробежала по ней и ножки успокоившись легли на землю. Она мысленно наблюдала за ним, каждое прикосновение было мягким и теплым. Сказать, что оно было нежным, значит ничего не сказать, оно было просто обворожительным и очень томительным. Джек лизал ее и Яна погрузившись в себя таяла в собачей ласке.
Он отошел от нее так же внезапно, как и подошел. Поднял морду, глаза были как будто сонными, чихнул, попятился назад, сел, снова чихнул и повернувшись спиной куда-то побежал. Она смотрела на него, на то как он скрывается в траве, а после взглянула на свои ноги. На широко разведенные коленки и тут на нее нахлынула волна стыда. Безжалостная волна грязи и упреков - как ты могла, что ты после этого, кто? В голове звучали одни упреки и ни одного ответа. Яна сжала как можно сильней коленки, обхватила их руками и повалилась на землю.
Она заплакала, от обиды, от той слабости, что в ней проявилась, от того, что кто-то ее упрекал, от того, что она почувствовала удовольствие от собаки. Ей было стыдно, и от этого она плакала, надеясь, что слезы смоют с нее стыд, ее поступок, никто про это не узнает, да же она сама больше не вспомнит про него. Она лежала на земле и плакала, даже ива начала плакать, она опустила совсем низко свои ветви, погрузила их в воду и заплакала.
Спустя час они шли по полю домой, Джек бежал рядом, он то обгонял ее, то наоборот плелся позади нее. Она не смотрела на него, не хотела его замечать. Яна, подняв голову вверх, шла гордо домой, она не хотела его видеть. Пес продолжал крутиться вокруг нее и не мог понять столь резкой перемены в настроении этой прекрасной девочки. Так они и шли домой, не понимая друг друга.
* * *
Утром спать не хотелось, и Яна уже с семи утра лежала и всертелась по стороным. Бок начал ныть, подушка то большая, то наоборот маленькая, все как то не так. Она посмотрела на потолок, отражение света от стеклянной дверцы часов отражались прямо по середине квалрата. Она смотрела и думала, что там на улице, что делает бабушка и что там вообще твориться. Она села, потянулась, встала и поплелась на кухню. Там никого не было, только кот услышав ее шаги вытянулся свое тело, от удовольствия его когти выступили из мягких подушечек. Она подошла к нем, погладила по пушистому животику, кот мурлыкнул и перевернулся на другой бок и томно прикрыл глаза. Вот надо же беззаботная жизнь.
Она выпила прохладного молока, что так любезно приберегла для нее мама, скушала маленькую булочку, хотя, наверное, и зря, но она так аппетитно выглядела и так сладко пахла. Яна умылась, оделась в белый сарафан, он ей нравился. Когда дул ветер, сарафан напоминал ей парус и поэтому она именно его и одела. После собрав парочку бутербродов, фляжку молока и несколько яблок, она вышла на улицу и направилась к дому Нюры.
Нюра тоже уже встала, все собрались во дворе готовые выехать на сенокос. Лошадь фыркала, и мотала головой. Яна подошла и погладила ее. У лошади самые нежные губы, такие мягкие, даже слишком мягкие. Она прижалась к ее боку и услышала как урчат ее легкие, они шумно шипели, звук был утробный, очень далеким, но шумным. Валерка командовал, распоряжался, что взять, проверял грабли, веревки, бутылки с водой, вытащил точило, плюнул на него, потер его пальцем и снова положил в мешок.
Нюра, ели-ели перебирала ногами, ей хотелось спать, она устала от вчерашней работы, ныла спина и поэтому она даже немного капризничала и огрызалась на шутки брата. Джек сидел у конуры и ждал распоряжения, куда бежать и когда. Он сидел как вкопанный, не шевелился только вертел мордой и внимательно следил за приготовлениями.
Наконец-то ворота открылись, Валерка сел на телегу, шлепнул вожжами о бока лошади, колеса заскрипели, и телега тронулась. Яна вышла на улицу, посмотрела как привязала Джека к телеги, как села Нюра и то как они не спеша поехали по пыльной дороге в поле. Телега потихоньку удалялась, все дальше и дальше, Яна стояла и смотрела как собака оглядывается на зад. Они повернули за угол и скрылись, только окрики Валерки остались в воздухе.
Стоила только скрыться телеге за поворотом, как накатила грусть, захотелось даже заплакать, но она не смогла, только в душе просочились слезы, грусть вот и все. Яна повернулась и пошла к себе домой. Что там делать она не знала, но и идти куда бы то ни было совсем не хотелось. Хотелось просто забиться в уголок, и просто ни о чем, не думая полежать.
Так она шла домой с совершенно грустными мыслями, ей было все равно, что светит ласковое солнышко, что кричат питухи, что парни гоняют на мотоциклах и предлагают ей покататься, ей не хотелось ни чего не делать, а просто, что бы ни кто не трогал. Возможно ей хотелось собраться с мыслями, и просто подумать, по мечтать, успокоится.
В доме было как всегда, ни чего не изменилось, только с огорода пришла бабушка и села отдыхать. Яна не заходя в дом пошла в курятник, поднялась по лестнице на чердак, если его так можно назвать и легла на сеновал. Куры кудахтали, нет не кудахтали, а клокотали. Они клювали зерно, ходили по курятнику, что-то болтали между собой, свои сплетни, что вечно треплются девки с старые бабки на скамейках у дома, просто ни о чем и целыми днями. Вот так и куры, кудахтали просто так, сами для себя.
Яна положила ладошку под щечку, привалилась на стог соломы, он был жутко колючий, но вставать не хотелось и поэтому она как могла устроилась на нем и закрыв глаза прислушалась к окружающим ее звукам. Мир был наполнен звуком. Пролетела муха, совсем близка зачирикали птенцы, наверное где-то под крышей было их гнездо, затрещал шифер от перегрева, солнце уже начало припекать, петух не унимался, то кудахтал, то начинал кричать во все горло, как будто его итак не слышно. Мир был полон звуков.
Она лежала и никакие мысли не шли ей в голову, было лень об этом даже думать. Она просто наблюдала окружающий ее мир, и он оказался очень интересным. Вот летала пчела, нет шмель, и что он тут делает, лети в огород. Но он кружил под самой крышей, жужжанье его крыльев на высокой ноте отражалось от стен. Шмель покружился еще немного, сел на бревно и полоз в щель, и чего он там забыл.
Девочка лежала и думала о том, что видит, о том, что они делают в этом мире, да наверное философский вопрос, что? Но ей было интересно размышлять на тем, откуда взялись эти мухи и зачем они вообще нужны? Да зачем? Наверное нужны, коли еще не вымерли.
Так прошел час, затем еще и еще, она не заметила, как пролетело почти полдня. Она ощутило это только тогда, когда, отвлекшись от мыслей, в животе заурчало. Яна перекусила, а после решила не валять дурака, а пойти снова на речку и уже там поваляться и по мечтать. Так и было сделано.
Девочка почти в припрыжку бежала на свой любимый островок. Она бежала вдоль полей и кустов, вдоль оврагов и ям. Она нырнула под своды своей ивы и шлепнулась на землю. Тишина и шелест листвы, а затем вернулись шорохи природы, они из общего шума начали разделятся на сегменты, а после на конкретные отрывки жизни. Она сидела с закрытыми глазами и слушала, как дышит дерево, как урчит вода, как посвистывает в ветвях ветер. Она слушала и представляла эти звуки.
Яна открыла глаза и не вольно посмотрела по сторонам, как будто искала кого-то, но никого не было. Возможно, она обрадовалась, а может наоборот, но после этого, девочка сняла с себя одежду и нехотя пошла в воду. Речка оказалась мокрой, вода как вода, прохладная и мокрая. Она купалась не потому, что хотелось, а потому, что привыкла, а зачем еще приходить на речку если не купаться. Вот она и купалась, а после лежала, отдыхала и загорала, после снова купалась, читала стихи и снова плавала.
Когда прибежал Джек, Яна почему-то обрадовалась, но сердце все же екнуло и сжалось. Собака пробежалась по свойски по маленькому пяточку под кроной дерева, все обнюхала, не стесняясь сунула свой нос в сумку с припасами, повернулась к ней, подбежала, понюхала и как промежду прочим убежала. Она даже не поняла, что это было, может ее и не было, может, она просто спит и стоит проснуться. Она напряглась, но сон не проходил, она чувствовала ветерок и слышала шум природы, значит нет, не спит.
Радоваться собаке смешно, но грусть сменила тревогу. Но, в друг, послышался шелест травы, и среди зарослей камышей появилась морда Джека. Он оглядывался, пристально смотрел по сторонам, наверное представлял из себя охотника, но ловить дичь он не умел, всех пугал. Пес выбежал с кустом камыша и подбежал к Яне. Его хвост не знал покоя, крутился как заведенный, как будто это ни он только, что здесь пробегал. Она обрадовалась его дружескому подходу, его глупой улыбке, тому, что он не забыл ее.
Девочка отошла к дереву, села на покрывала, согнула ноги в коленках и пальчиками, подцепив резинку плавок, сняла их. Сразу стало легко, как будто она сбросила с себя, что-то громоздкое, и душное. Она потянула руки в перед, и, приподняв ножки на пальчиках, сняла окончательно плавки. Ветерок коснулся ее влажного тела. Дрожь прошлась по ней, и стало хорошо.
Она не развела коленки, а наоборот прикрыла из сарафаном. Джек посмотрел на ее действия, подошел по ближе, нагул морду к земле, нюхнул и отошел в сторону. Яна посмотрела на его нерешительные действия и даже расстроилась, но почему. В душе, что-то слабо заныло, как будто ее чем-то расстроили или обидели. Она пошевелила ножкой. Джек встал и подошел по ближе. Некоторое время он стоял не подвижно, наблюдая как бегают муравьи по земле, нагнул к ним свой нос, попробовал нюхнуть, но они похоже ни чем не пахли. Однако он учуял, что-то иное, и его нос заработал. Джек подошел по ближе к Яне, и так знакомо сунул свой нос под коленки.
Можно сказать она ждала этого, и в тоже время нет. Морда просунулась так далеко, что только уши торчали. Мгновение и Яна ощутила его теплый язычок. Она от удовольствия замлела. Ножки сами разошлись в стороны и так сильно, что застонали сухожилия. Подол сарафана лежал на голове собаки, ей захотелось взглянуть на нее, она приподняла его, потянула на себя.
Пес лизал с открытыми глазами, он только мельком взглянул на девочку и тут же продолжил свою работу. На этот раз ей стало приятно не только чувствовать его прикосновения к плоти, но и смотреть, как он это делает. В мыслях Яна назвала Джека, Джекочкой.
На это раз ей даже захотелось продлить свое удовольствие, зачем, она не знала, просто было очень приятно вот и все. Она легла на спинку и вытянулась, отбросив с колен подол сарафана, обнажив бесстыдно свое девичье тело. Джек, не отрывая своего взгляда от Яны, устроился по удобнее, и продолжил свое занятие. Она лежала и получала наслаждения, успокоение, стыд куда-то ушел далеко, да его вообще не было, было только удовольствие и момент жизни.
Ни былой, ни грядущей минуте не верь,
Верь минуте текущей - будь счастлив теперь!
Строчки ложились сами по себе, она их не слышала, но чувства, что были в них, она ощущала всем своим телом. Ее глаза смотрели в небо, что пробивалось сквозь густую листву ивы, оно стало прозрачным и легким. Она видела небо, видела его теплую глубину, видела бездну, и не объятые просторы прекрасного мира. Она готова была, если только смогла бы, вывернутся наружу, лишь бы почувствовать каждой клеточкой это состояние блаженства. Что еще надо человеку? Только наслаждение души и тела.
Она улетела в небо, в это прекрасное голубое небо, так непохожее на вчерашнее и на завтрашнее. Она летела ввысь, огибая облака и туманы страсти, она была где-то там высоко, высоко, и это было так здорово и легко. Она смотрела в небо закрытыми глазами, она видела его внутри себя и поняла, что открыла для себя новый ранее необитаемы цветущий материк, и теперь только она там хозяйка, и только она могла пускать в него своих гостей. Она плавала по волнам, широко раскрыв грудь этой неповторимой голубой энергии души.
* * *
Следующий, а за тем и последующие дни прошли не заметно, они были похожи руг на друга как двойняшки. День начинался в кровати, с ковра, что висел на стене, с солнечных ликов на потолке, а после завтрак и работа. Да именно работа. Яна решила помочь бабушке по огороду, дождей все не было и по этому ее основная забота в эти дни стал полив грядок и деревьев. К обеду ее руки так уставали, что казалось могли достать кончиками пальцев землю. Она падала на траву под сводом крыши, растирала ладони и охала от того, что они ныли от перенапряжения. Отдохнув пол часа она вставала и снова шла поливать, наливала ведров води и разносила его по грядкам. Вода моментально в питывалась, а буквально через час земля высыхала и казалось, что она совсем не поливала землю. Однако листья марковки сразу поднялись, приободрились, оторвали свои длинные зеленные косы от земли и уже торчали высоко.
Яна прошлась в доль грядок, уставшая, но давольная собой, что смогла это сделать, а весером надо еще раз полить. Но однако некоторая листва так и не поднялась, она выгорела на солнце и теперь было бесполезно ее поливать, она уже никогда не подымется. Она прошлась по огороду, довольная собой, вытерла пот со лба и пошла в дом.
Зайдя в комнату она посмотрела на свое раскрасневшее лицо, она сильно загорело, а руки, о боже, какие грязные, да и на лице темные следы от подтеков пота, похожие на высохшие реки. Яна вышла во двор, достала из сарая корыто, в котором еще мама мыла ее в детстве. Дотащила его под навес в хлев и пошла таскать воды.
Ванна наполнялась медленно, казалось конца и краю этому не будет, но она хотела набрать его до краев и плюхнутся внего и растворится в этой прохладной воде. Наконец ванна наполнилась. Яна подошла к двери хлева, закрыла ее на засов, подошла к перекладене за которой все время стояли коровы, но сейчас их не было, они паслись в поле и поэтому хлев был пустой, только мухи летали, да куры бегалди рылись в навозе. Она развязала пояс на платье, пальцы почти не слушались, ладони ныли.
Она тяжело, приподняла подол, и подняв голову в верх сняла с себя платье. Липкая от пота ткань отстала от кожи, стало легко, но это не помогло, она чувствовала каждой клеточкой грязь на теле. Она разделась, все аккуратно было развешано на перекладене, повернулась кругом, посмотрела в маленькое окошечко, там она увидела улицу, то как по ней идут люди домой. Она отвернулась от окошка и подошла к ванне. Вода отражала темный поталок. Яна слегка пнула ванну ногой, вода заиграла, появилась рябь и через некоторое мгновение все затихло, вода снова превратилось в жидкое зеркало.
Присев на корточки, Яна набрала в ладони воду, она оказалась прохладной, плеснула себе на лицо, брызги попали на грудь и не ожидая, что она такая холодная, ее тело передернулось. Она посмотрела на полную ванну, холодно, не хотелось лезти, но так хотелось смыть с себя эту въевшуюся дневную грязь. Она встала и резко вступила в ванную, не дожидаясь пока холод дойдет до нее, она буквально шлепнулась в воду.
Холод буквально сковал ее тело, она подавила свой визг, который перешол в слабое рычание. Яна замерла, ей казалось, что если она пошевелится, то тут же замерзни, и поэтому сидела не шевелясь. Постипенно холод стал проникать все глубже и глубже. Так не могло долго продолжаться и она с визгом начала плескаться. Со стороны создовалось впечатление, что она плещется как утка, что она счастлива от того, что наконец-то дорвалась до вода и вот теперь может оторваться за весь день.
Сердце сквало, руки ломило от холода, но чем больше она двигалась, том теплей становилось. Она плескала свое тело, водила ладонями по нему, вздрагивала когда было не вмоготу, но не выходила из воды. Постипенно тело начало привыкать к прохладной ванне и это начало доставлять ей удовольствие. А что действительно может быть прекрасней, чем эта ванна после такого изнурительного дня? Так думала Яна плескаясь как маленький ребенок в своем корытце.
С полоснувшись, устав от непрерывного движения, согрев свое тело, она раслабилась и растянулась на дне корыта. В детстве ванна казадась такой огромной, а теперь коленки торчали в разные стороны, она струдом поместилась в него, но как было здорово вот так лежать и отдыхать. Яна откинула голову и посмотрела в потолок. В круше были дырки и сквозь них пробивался вечерний луч. Пыль, что она подняла висела в воздухи и этот луч отчетливо прорисовывался в нем, как указка. Она прикрыла глаза и подумала о том, как тепло сейчас на улице.
Она лежала в корыте, а коленки торчали выше ее самой. Постипенно прохладная вода остудило ее тело и теперь начало высасывать изь нее дневной жар. Это было приятно, она млела, мысли улители далеко, она погрузилась в дремоту, а после и совсем уснула. Но снов она не видела, не успела, заболела шея. Яна приподняла голову, покрутила ей, разминя шею. Легкий озноб прошелся по телу, она начала замерзать. Привстав вода струйками потекла по ее телу, огибая все тайные и открытые места. Вот черт - спохватилась Яна, - я же не взяла полотенца. Она оглянулась в надежде, а вдруг всеже взяла, но его не было.
Она нехотя вышла из ванны, надела сандали в которых проработала целый день и встала по среди хлева. Темные стены, черный пол, лучь света и прожектор окна, и где-то там стояла она. Яна вышла из тени и подошла поближе к окошку. Капельки воды заиграли на свету, от ее движения, они побежали в низ по пути цепляясь за маленькие волосики. Она подошла к ящику, что стоял почти у самого окошка, положив на него свое платье она села обняв коленко и начала наблюдать за тем как идет жизнь на улице.
* * *
Ее мысли занимали Джеком. Почему он это делал, и почему ей это нравилось? Где-то в душе грызло, сидела червоточина и ныла. Что с ней, не больна ли она. Яна видела это у животных, но у людей. Она не слышала от своих подружек ничего подобного, хотя где-то и читала об этом. Она долго думала об этом лежа под ивой и расматривая вечно меняющийся узор в кроне.
Иногда ей было приятно об этом думать, она даже вспоминала эти поменты, а иногда наоборот ей не хотелось доже помышлать о самих мыслях и тогда она брала книгу и читала, читала. Но мысль все же возвращалась, листок закладывался сам собой, и вот она снова думала уже об этом, а когда спохватывалась, то замечала, что снова лежит на спине и снова смотрит в крону дерева.
Сквозь шум ветра она услышала искуственный шелест травы. Яна села и посмотрела по сторонам. Джек выбежал в тот момент когда она села и сердце легко дрогнуло. - Что со мной? - Оно так подпрыгнуло, что стало очень легко, и ей показалось, что она сейчас воспарит. Она просто обрадовалась его появлени, потянула руки к нему, а Джек завиляв хвостом бросился к ней.
Чавкая он съел все бутерброды, не оставив совсем ничего, даже хлеба. Он смотрел на нее высунов язык, как будто спрашивал, что еще дашь, но она ничего не дала, лишь только гладила его мохнатую морду и присматривалась к его глазам. Они были добрыми и умными, от его взгляда становилось порой не по себе. Уж очень он был умным.
Яна отпустила его. Встала на коленки, потянулась всем телом, руки застыли над головой, даже в глазах потемнело, а после она повернулась спиной к Джеку и опустилась на ладони. Она прогнула спину, выполняя упражнения по ёге, втянула живот, выдохнув все из легких, а после снова с шумом в дохнув. Она стояла на корточках как кошка, то прогибая спину в верх, то наоборот в низ. Косточки похрустывали, мышцы после напряжения расслабляясь, отпускали спину.
Джек ткнул своей мордой ей в ногу. Яна остановилась, перестала делать гинастику и повернув голову к собаке посмотрела на него. Он стоял и с любопытством рассматривал как она занимается. Яна улыбнулась ему, Джек увидев ее улыбку завилял хвостом. После она одной рукой приподняла ткань сарафана и набросила его себе на спину. Беленькая попка обнажилась. Яна прогнулась в спине, опустила плечи и уперлась локтями в землю.
Джек сидел недоуменно и смотрел на Яну. Мог ли он думать, и способен ли он вообще думать, она не знала, но она почувствовала его язычок, такой сладкий, теплый и нежный. С каждой секундой она уходила в себя, все глубже и глубже. Она снова начал парить, но уже в другом месте, там не было полей и деревьев, там были горы и утесы. Казалось там холодно, там снег, но ей было тепло, особенно там, даже жарко.
Но вдруг Джек зарычал. Яна рухнула с небес на землю. Удар был сильным, она открыла глаза и ничего не понимая захлопала ими. Пес снова зарычал. Она резко выпрямилась, руки машинально поправили подол сарафана. Ей показалось, что кто-то идет, и не вставая с места начала озираться по сторонам. В ответ на действия Яна, Джек тоже начал озираться ища причину которая спугнула ее, но не увидев ничего подозрительного он опустил свою морду в низ и ткнул Яны в том место от куда исходил запах.
Яна успокоилась, что никого нет, и никто не стал свидетелем ее полета. Наверное, ей показалось. Все стоя на коленках, но не сгибаясь, она тихо приподняла сарафан до уровня пояса. Джек сразу же сунул свой нос между ее ног и начал настойчиво тыкать своей мордой, требуя продолжения. Ей не понравилось это хамское отношение со стороны Джека и не опуская подол сарафана, она попыталась отогнать пса. Джек зарычал.
Она замерла. Подождав немного, она осторожно повернула голову на зад. Сердце колотилось не оттого, что Джек зарычал, а от того, почему он зарычал? Она посмотрела по сторонам, но там кроме ветра и кузнечиков ничего не было. Она нагнулась, подставив свои губки. Джек сразу же начал снова их лизать.
В этот раз полет не начинался, он был прерван, и в мыслях что-то ерзало. Однако теплый язычок напомнил о себе, и Яна мгновенно куда-то провалилась, она даже не поняла когда, вот так просто в одно мгновение раз и провалилась. Колодец оказался глубоким и голубым, стенки его сами светились, а она все летела и летела, да же не зная куда, просто падала, но страха не было, просто было падение.
Через какое-то мгновение, она ощутила колебание воздуха в колодце, свет то темнел, то снова загорался, стенки колодца то сужались, то снова расходились. Она приоткрыла глаза. Слабые толчки, как будто ее пытались раскачать. Пес встал на задние лапы, передние положил ей на пояс, и прижавшись к ее ягодицам в плотную, начал трястись.
Яна насторожилась. Новые выходки пса. Она не испугалась, она и без того знала, что он добрый и не может ей сделать ничего плохого. Яна постаралась понять, что делает пес, и самое главное не сопротивляться.
Он трясся, изображая собачью свадьбу. Она ничего не чувствовала, он только трясся, это было для него. Она знала это, она не однократно, еще с детства видела как собаки изображают случку, сперва это было удивительно, после привычно, за тем стеснительно, а после любопытно. Сейчас он трясся, она чувствовала его теплое брюхо, как он прижимается к ней. И в этот момент Яна ощутила как, что-то упирается ей в ягодицу. Все было мохнатым, но это, что-то очень упругим и влажным. Это не могло быть ничем как: Яна не испугалась, ей просто стало не по себе, она отчетливо чувствовала упругость собачьего стержня. Он тыкался из стороны в сторону и от этого пес рычал. Она знала, что делает пес, но ей хотелось не представить, а увидеть. Она стала его сучкой.
Яна опустила ниже голову, мельком посмотрела назад, но кроме трясущихся собачьих лап ничего не увидела, она отвернулась и закрыла глаза. Толчки были короткими и мягкими. Тело само прогнулось, подставляя свой зад под собачье брюхо. Яна не обращала на себя ни какого внимания, ее тело само виляло, как будто у нее был хвост, она медленно водила бедрами из стороны в сторону. Лапы пса соскользнули, больно поцарапав сквозь ткань ее тело. Яна замерла. Пес рыкнул и снова вскочил на нее. В этот раз она как вкопанная стояла, как будто ей все равно, она вела себя как покорная сучка, что боится убежать, поскольку бежать некуда, она вынуждена была терпеть.
Вдруг он уперся. Она испугалась. Он уперся в ее тело и начал тыкать им. Джек прижал морду ей к спине, а лапами и всем своим телом навалился на ее тело прижав к земле и не давая возможности приподняться. Упругий стержень тыкал в ее тело ища лазейку, он смещался из стороны в сторону при каждом толчке. Почему-то ее тело слегка прогнулось, она даже не поняла почему, и в следующий момент, она ощутила как он уперся отверстие выше ее губок. Пес не останавливался, его тело продолжало трястись. Девочка испугалась, она замерла и напряглась всем телом, она не знала, что делать, а сердце этим временем заклокотало перебивая не только собачий танец, но и само сознание Яны.
Она попыталась сосредоточится. Страх и неведомое желание нового боролось в ней. Ни, что не победило, она осталась в той же позе, в какую загнал ее пес. Он трясся, пытаясь вогнать свой стержень в нее, он не знал, что делает, он просто был во власти своего животного инстинкта. Толчки стали реже, но намного сильней, иногда они наоборот учащались, становились мелкими как барабанная дробь. Боли не было, но было какое-то странное ощущение, легкой вибрации и слабого зуда.
Она чувствовала, как Джек тяжело дышит у нее прямо над ухом, она чувствовала его горячее дыхание, чувствовала его лапы. От создаваемого зуда, хотелось чесаться. Толчки стали снова ритмичными, он бил им прямо в цель, но войти не мог, и от этого еще больше начинало зудить. Вдруг пес затрясся, и как человек прижавшись к ее телу, затих. Она ощутила горячую струю, она обожгла ее и Яна невольно дернулась выгибая спину колесом, а после поняв, что это, снова прогнулась.
Она чувствовала как горячая жидкость потекла по ее коже. Тело вздрагивало, казалось она обжигает до появления волдырей, на столько она была нестерпимо горячей. Пес пошевелился, поднял свою морду и тут же соскочил с нее. Яна осталась в неподвижной позе, он только приоткрыла глаза. Джек отбежал в сторону, сел лизнул несколько раз свой инструмент, и не взглянув на свою сучку побежал из под ивы в поле.
Обжигающая жидкость быстро текла по ноге, даже вздыбившиеся волосики не могли ее задержать. Девочка еще долго стояла в той позе, в какой оставил ее кобель. Ива качала своей листвой, она не осуждала и не одобряла, она просто качала листвой, шелест, спокойный шелест. Мир такой многогранный и мы в нем одни из этих граней. Лучи пересекаются, создают свою игру света, расходятся и соединяются снова, но свет уже не возможно восстановить, он каждый раз новый, не повторим.
* * *
На следующий день Яна просидела дома, она боялась себя, своих странных чувств, своего отношения ни только к себе, но и к окружающим, она задумалась о себе, о своем я, что хорошо, а что плохо, в чем проявляется стереотип мышления, а где его грань необъятного. Она думала целый день, только назойливые мухи не давали ей лежать. В доме была жуткая жара, но она и не думала ни куда идти, она боялась своих чувств, что так внезапно в ней появились. Она задумалась, кто она действительно, но так и не нашла ответ. В чем смысл жизни, но это еще более сложный вопрос завел ее в непроходимые джунгли аргументов. Она не смогла найти ни на один поставленный ей же вопрос. И это ее очень злило. Она не могла ничего с собой поделать, но не могла на них ответить.
В чем она сомневалась, и почему так поступила. Ей в этот раз не было совестно, ей было приятно, но, что-то все же гложило внутри, и почему вот так. Она соскочила с кровати от ярости, что ее доконали эти чертовы мухи, почему они садятся именно на нее, что мало места в доме. Она взяла в руки мухабойку и приступила с большим желанием уничтожить всех этих паразитов с своей комнате. Война началась. Летели клочки газетной бумаги, от ударов слетел с гвоздя портрет, порвалась занавеска, но спустя несколько минут пала последняя муха, она не смогла противостоять этой контратаки со стороны Яна.
Она повернулась, внимательно осматривая каждый уголок. Постояла, подождала, авось еще какая-то сволочь спряталась, но больше ни кто не летал. Она с облегчением вздохнула и шлепнулась на кровать. Все тело было потным не только от физической работы, а большей частью от жары. Она подошла к двери, прикрыла ее и расстегнула рубашку, подула внутрь, чуть-чуть полегчало, но и только. Она расстегнула все до единой пуговицы на рубашке, потрясла ее краями создавая как бы крылья, а после просто взяла и сняла ее, а после и все остальное.
Она стояла по среди комнаты и держала в руке юбку. Представить невозможно, что бы вот так она стояла. В их доме всегда много народу, комната никогда не пустовала, то одни гости, то бабушка, то другие гости, а вот теперь она стояла в этой самой комнате совершенно нога. От этой мысли ей стало не по себе, как будто за ней кто-то подсматривает, она съежилась, прикрыла свою грудь и лобок, оглянулась по сторонам, посмотрела на причудливую фигуру в зеркале. Она стояла как затравленный щенок, ей стало жалко себя, очень обидно и Яна выпрямила плечи, опустила руки и гордо посмотрела на семя в зеркало.
Да в чем же смысл жизни?"Наверное, в красоте". Постаралась она сама себе дать ответ. "Нет в наслаждении жизни". Но в таком случае, что такое наслаждение и для чего это вообще надо, ведь ее окружают так много людей, которые вроде и не красивые, не наслаждаются совсем ни чем, только работа, дом, водка, снова работа, после спят, зарплата и всякое такое. Может они ничего не понимаю, может они как трутни у пчел просто летаю, а вот кто-то в роде матки наслаждается, да и она тоже работает, но по иному и самое главное у каждого свой смысл жизни. "Дак, какой же он у меня?"
Девочка повернулась вокруг себя, ей было не привычно вот так смотреть на себя, хотелось прикрыть тело, но она сдерживала это желание и все внимательно смотрела на себя. Что ей двигало вчера? Инстинкт, а может просто похоть, а может пора подумать о чем-то более серьезном чем о романах и принцах. Но эти мысли она тут же отвергла, они ей не нравились. Ей вообще ничто не нравилось, это ее и смущало.
Так она провела целый день в сомнениях и мыслях, к концу дня она пришла не с чем, с еще большим замешательством, с еще большим количеством вопросов, чем было утром. Она уснула в тревоге, спала еще хуже. Просыпалась, прислушивалась, выходила на улицу и снова ложилась, но сон не шел. Лишь к утру она уста заснула.
* * *
На следующий день Яна решила, что пока не разобралась в себе не ходить на старое место/ Ей было грустно думать о иве, как будто она в чем-то виновата. Ей не хотелось просто там быть и поэтому она пошла вдоль огородов к дамбе. Когда жаркое лето, речку всегда запруживали и качали воду на поля. Вот и сейчас река в этом месте образовывала настоящее озеро. Она посмотрела вокруг, но пристроится негде было, вся кусты и деревья в этом месте находились под водой, а в просто на берегу, жарко. Тогда Яна пошла дальше, через кладбище, и еще дальше, а там речка выходила из густых берегов, пробегала вдоль поля, совершенно голых берегов и уходила в лес. Вот туда она и пошла.
Она не заметила как миновала почти целый километр по полю и вошла в сосновый лес. Люда они в детстве иногда бегали с девчонками, играть в казаки разбойники. Здесь было много ям и холмов, как раз для игр, но самое страшное здесь иногда летали огромные пауты и жутко кусались. От этой мысли Яна передернулась, но не возвращаться ведь из-за этого домой. Она углубилась подальше в лес. Было настоящая тишина, даже удивительно совсем рядом деревня, а тут как в первозданном лесу, бурелом, и такая тишина.
Яна нашла укромное местечко, постелила свой старенький плед и улеглась на него. Она постаралась вспомнить свои вопросы, но они сами куда-то улетучились. В такой обстановке не хотелось ни о чем другом думать как о прекрасном. О, это настоящее бездонная тема.
Над головой летали жуки, они как тяжелые бомбардировщики пикировали, но очень прекрасно выходили из любого штопора, облетая всевозможные препятствия. А где-то еще выше кружили целые стаи каких-то насекомых. Она не могла их рассмотреть, очень высоко, но их тела сливались в единую массу небольших стай, если их так можно называть. Здесь не было кузнечиков и поэтому в этом лесу преобладали совершенно иные звуки, какие-то жужжащие.
Яна задремала, ее охватил сон. Она не выдержала ночного бодрствования и поэтому сейчас сладко спала под кронами многолетних сосен. Ей снилась она сама. Такого никогда не было, а вот теперь она видела себя как в зеркале. Она стояла на площади, кругом много народу, все, что-то суетятся, а одна стоит и смотрит на храм, что возвышается на краю этой огромной площади.
Его купола не похожи на православные, они вытянуты как в сказке, а сам храм весь белый, а солнце что на него падает еще сильней его раздувает и кажется, как будто этот храм парит над землей. Она смотрела на него и сама поражалась своему взгляду, он был детский, все поглощающий. Солнце светило прямо в лицо, но она этого не замечала, как будто его и не было, а свет исходил откуда-то из вне.
Ее взгляд отступил на шаг, а после еще и тут она заметила, что стоит на площади совершенно обнаженная. В душе вспыхнул стыд. Но сознание сказало, это только сон, и все же она застыдилась. Но она там стояла на площади как будто и не замечала своей наготы и вообще ни кто этого не замечал, все делали свои дела, кто куда-то шел, кто-то как она стояли и любовались храмом, а кто-то просто толкал телегу. Она не могла понять как это она там оказалась, что случилось и где это вообще.
И чем больше проходило времени тем она все явней начинала ощущать, что стоит там действительно она и ее сознание начало переходить к той самой, что стояла на площади. В этот момент она осознала, что действительно стоит на площади и совсем обнаженная. Каждый мог на нее посмотреть, коснутся, потрогать. В это мгновение она снова увидела себя со стороны, как она встрепенулась, прикрыла свое тело, и как только она это сделала, то есть осознала, что обнажена все мгновенно повернулись к ней и начали, кто тыкать пальцем, кто пытаться пощупать ее тростью, а кто был готов бросить камень как в прокаженную.
Она замерла от стыда и тут почувствовала, что ее тело тает, растворяется в воздухе как пар. И вот она уже растворилась, люди сперва недоуменно смотрели на ее прозрачное тело, а после и совсем вытаращив глаза увидели только себя. Она взлетела над этой толпой и как ангел устремилась вдоль площади к храму.
Яна проснулась в недоумении, но на душе было очень легко. Она раскинула руки и посмотрела вверх, как будто ангел был там, над ней. Она смотрела и не думала ни о чем. Так она пролежала еще какое-то время и вдруг услышала сквозь шум леса совсем отличительный от него звук. Она приподняла голову и увидела как к ней бежит во весь опор Джек.
- Джек, Джекушка, как ты меня нашел? Миленький, как мне было грустной одной. - она прижала его к себе, начала гладить, готова была даже расцеловать.
Джек вилял хвостом и радостно дергался, ему хотелось попрыгать вокруг Яны, показать как он ей сам рад, что вот наконец-то нашел. Она его повалила на землю, Джек вертелся и не хотел лежать ему наоборот хотелось прыгать, а не барахтаться. От радости он вскочил и помчался в лес, но тут же вернулся, звонко залаял и снова убежал.
Они еще какое-то время обменивались радостью, а после Яна села, она вспомнила как Джек лизал ее, еще тогда в первый раз. Яна боялась последствий и все же уперевшись в ствол сосны она приподняла с коленок подол платья показывая собаке свои трусики. Джек не задумываясь подбежал, остановился, опустил морду и издалека понюхал. Яна ощутила его далекое дыхание. Он нюхал и тем самым всасывал в себя уже знакомые ему запахи. Он стоял опустив морду, но не касаясь ее, он нюхал сладко и долго.
Яна коснулась своих плавок, они оказались влажными. От прикосновения к ним, сердце стукнуло. Яна смотрела на Джека. Аккуратно, она поддела плавочки, они совсем промокли, и отодвинула в сторону ткань. Морда нагнулась еще ниже, и тут она ощутила его горячее дыхание и влажный язык. Она не думала снимать их, но пальцы сами поддели резинку и стянули их с себя. Она положила их рядышком, посмотрела на влажное пятнышко, улыбнулась сама себе и закрыла глазки.
Не задумываясь ни на секунду, она повернулась к собаке спиной и встала на коленки положив подол платья себе на поясницу. И только когда собака положила свои лапы ей на спину, Яна осознала, что сделала. Она в замешательстве замерла, она не смогла понять почему вот так стоит, что случилась, что этому способствовало, но она стояла как сучка перед лохматым кобелем. В одно мгновение ей захотелось выпрямится, но в то же время борьба желания давила на нее и поработило ее тело. Она послушно прогнулась и опустилась на локти.
Она посмотрела перед собой. Прямо перед самым ее носом бегали муравьи, они ничего не несли, а только бежали, их бег был запрограммирован при рождении, и они не могли ему сопротивляться, где запах тропы там и они, они только исполнители. Что же ими движет кроме этого инстинкта? Яна смотрела на них и чувствовала как кобель начинает свой танец на задних лапах. Ей стало все равно, она видела только муравьев и эту простую жизнь.
Пес тяжело дышал, она ощущала его дыхание через плечо. Теплый живот прижимался к ней, то удаляясь, то снова прижимаясь. В то время когда он отходил, слабый прохладный ветерок заполнял пространство между ней и им, а после снов жаркое тепло. Она захотела отрешится от всего этого, уйти в себя, но не смогла.
Она ощутила его сразу же, как он прикоснулся к ней, горячий и влажный. Яна немного присела, как бы ловя его, повела бедрами, прогнулась, и вот он уперся в нее. Она почувствовала его острый конец, как он тыкается в кожу. В мыслях промелькнули воспоминания прошлой случки, и стало так томно, захотелось растянуться, и растворится во всем этом. Она как могла постаралась расслабится, что бы ощутить его не с наружи, а как настоящая сучка, внутри, чуть выше губок, там можно. Она снова вильнула и он попал прямо в центр. От этого точного попадания в цель ей стало особенно приятно, он тыкался в нее.
Она расслабилась и сразу почувствовала как это начало быстрыми толчками входить в нее. Она ощутила боль, сперва слабую, а после сильную. Собака зарычала. Девочка подчиняясь рыку кобеля, тут же прогнулась и в напряжении расслабилась, понимая, что иначе ничего не получится. Ей управлял разум, не чувства, не просто желания, а что-то намного большее.
Вот наконец он вошел весь без остатка, она ощутила жару собачьего тела. Как он вошел, она не могла вспомнить, просто он был уже там, боль прошла, только, что-то мешало сзади. Джек трясся как в агонии, это было больно и в тоже время и приятно. Но Почему? Ее сознание куда-то пропало, по том снова выскользнуло и снова куда-то ушло. Она не помнила, когда он выскользнул из нее, она только ощутила огромное облегчение и упала на траву.
Джек сидел рядом и смотрел на нее. Его уши реагировали на малейший шум, они вертелись вылавливая любые подозрительные шорохи. Его взгляд был строг. Он охранял Яну, охранял ее спокойствие, ее сознание. До конца дня он ни отошел от нее ни на шаг, и проводил до самого дома и только когда за ней закрылась калитка, он пошел к себе.
Весь следующий день Яна пролежала в постели. Мама забеспокоилась, она подумала, что ее дочь перегрелась на солнце вот и расхворалась. Яна пролежала почти до заката, а после соскочила, как будто, что-то забыла и умчалась к реке, к иве. Но там не было никого, она просидела долго, и только с закатом солнца вернулась домой. По пути она зашла к своей подружке Нюре, навестила ее, посмотрела на Джека, погладила его, шепнула ему, что-то на ушко, пес завилял хвостом, как будто понял, что сказала ему Яна. А после со спокойной душой она ушла домой.
На следующий день Яна не спешила гулять, она знала, что он прибежит только после обеда. Она выспалась, понежилась в постели, а после начала смотреть на часы. Стрелки медленно двигались, казалось, что они стоят на мести, она взяла будильник приложила его к уху и убедившись что они идут, поставила обратно на комод.
Стоило часам пробить два часа дня, как Яна ожила. Она набросила на себя сарафан, положила покрывало, бутерброды и взяв зонтик от солнца пустилась в путь. Ей было весело, ее радовали поля, эта жаркая дорога, это звенящее пекло, ей все нравилось, даже то, что она устала и ноги заболели. Она подошла к иве и осторожно заглянула под ее крону. Там никого не было.
Яна привычным движением расстелила покрывало, сняла с себя все, и приготовилась ждать, но после немного охладившись все же набросила на тело сарафан. Она услышала его из далека, по его бегу, по шуршанию травы. Он вбежал под иву весь запыхавшийся, глаза чумные. Стоило ему только забежать, он мельком взглянул на Яну и тут же бросился к воде. Его болтающий язык ожил. Казалось, что он пьет уже больше пяти минут, что еще немного и его живот раздуется. Он поднял морду, облизался и снова начал лакать.
Она ждала пока он не удалит свою жажду, а сама в это время достала для него бутерброды и положила рядом собой. Ей хотелось хоть немного за кого-то побеспокоится, поухаживать. Она взяла свою расческу и попыталась расчесать ему спину. Но это оказалось не выполнимо, слишком мелкие зупчики и слишком твердая шерсть. Он не обращал на нее пока лакал, а после пока ел и только насытившись он посмотрел ей в лицо и в знак благодарности лизнул ее прямо в нос.
Она его гладила, а он по настоящему тащился от этого. Он перевернулся на спину, задрал свои лапы в верх и как от щекотки дергал ими. Ей нравилось это, и она продолжала гладить и чесать его брюхо. И тут она заметила, красную точку. Он выглядывал совсем, чуть, чуть, но его алый цвет просто резал взгляд. Яна попыталась отвернутся от него, пес тогда начинал передними лапами толкать ее, она возвращалась к своей работе и невольно взгляд снова направлялся на эту алую точку. Тогда она решила, а что она собственно стесняется и начала рассматривать его.
Она опустила руку. Пес посмотрел вопросительно, мол в чем дело, давай продолжай, мне так хорошо. Но Яна встал на коленки и повернулась к Джеку спиной. Каким-то образом подол сарафана уже был поднят и она стояла и ждала. Пес перевернулся со спины, поднял свою морду и посмотрел на девочку. После встал на лапы подошел к ее лицу и лизнув в нос пошел обходить ее. Она с замерев ждала.
Он не стал нюхать, он сразу лизнул ее губки. Яна слабо застонав выгнулась, а после всем телом прогнулась. Пес снова лизнул ее, и она снова прогнулась. По ее телу прошли мурашки, она передернулась и мурлыкнув себе под нос слегка развела коленки в сторону, торс немного опустился. Пес встал на задние лапы и пристроился сзади.
Она сразу почувствовала его тепло, его вибрацию, его животный инстинкт. Она чувствовала не только его, но большей степени себя, свое желание, и если можно сказать, то звериное желание быть его сучкой. Он начал дергаться. Она ждала. Он не спешил, как будто ему не очень-то и хотелось. В душе у нее проснулась грусть и обида.
Она посмотрела перед собой, на муравьев и листву и тут почувствовала, его, в душе, что-то дернулось, зажегся свет и он начал свою тряску. Она постаралась подставить себя под него, но что-то мешало, не получалось, он все время уходил в сторону. Она не могла сосредоточится на себе, она чувствовала его и в тоже время нет. Ее до слез охватила обида, капли потекли по щекам.
Яна опустила голову и посмотрела под себя. Она видела собачий хвост и лапы и то как он яростно дергается. И вдруг он коснулся, воткнулся прямо в цнтр, она замерла, боялась пошевелится, сбить его. Она расслабилась как только это вообще было возможно. Она почувствовала его острый конец, как он начал проваливаться в нее. Он быстро, без напряжения, резкими толчками вошел в нее. Ей показалось, что в ее плоть толчками вонзают кинжал, почему-то стало больно, до невыносимости, больно. И вот слезы обиды сменили слезы боли.
Тупая и изнуряющая боль, она была невыносима, но когда она отходила, но то на ее место приходило освобождение и тогда все внутри пело, а после снова боль. Она прикрыла глаза, сильнее зажмурив веки, появились белые пятна. Боль прошла, ее больше не было, только истома, сладкая истома. Яна чувствовала все внутри, жажда и голод, все смешалось. Хотелось крикнуть, заплакать, зарыдать. Хотелось петь и смеятся, но сил уже не было, осталось только ощущение свободы. Внутри все цвело и раскрывалось, казалось, что она сама вывернулась на изнанку. Ей хотелось быть на столько обнаженной, на сколько позволяет ее "Я". И вот слезы боль сменили слезы радости.
Он затих. Она даже не почувствовала когда он остановился. Он стоял, но его тело мелко вибрировало. Она еще сильней зажмурила глаза. До этого она контролировала свои действия, но теперь она сама завибрировала, заводила своими бедрами и застонала. Стон был слабый, но глубокий, он исходил из самого низа, изнутри. Среди лесного шума прозвучал утробный женский рык.
Она упала на сухие иголочки, они воткнулись в ее кожу и муравьи сразу побежали по ее телу. Она лежала и смотрела с закрытыми глазами. Она видела иной мир, он был такой прекрасный и чистый, такой веселый и нежный, такой обнаженный и желанный. Ее реснички дрогнули, и тонкий луч реальности пробился в ее сознание. Она посмотрела на него. А ведь он такой же прекрасный, как и тот, такой же желанный и необъятный. Она опять прикрыла гласа, а в памяти зазвучали стихи. Жизнь делает свой поворот, мы следуем его пути, мы управляем своими эмоциями и действиями, но кто управляет нами? Что мы хотим? Мало кто может ответить на этот вопрос. О чем мы мечтаем? Ни кто даже и не догадывается о своих истинных желаниях. Нам кажется, что мы хотим мира, но наши мысли иные, мы хотим мести, это только фальшь и мы не догадываемся о ней. Наши сокровенные мысли порой скрыты от нас же самих, именно они и есть сокровенные, они порой и меняют нас и всю нашу жизнь. Но мы так и не сможем понять почему так произошло, потому, что эта мысль останется глубоко в нас и до нее не добраться, ни каким скальпелем. Ниши желания, что они из себя представляют? Что? Еда, одежда, дом, дети, престиж, слава, вечность? Что? Или просто наслаждение жизнью. Такой какая она есть, прекрасной и безграничной, такой теплой и голубой. Когда еще мы сможем это почувствовать, когда? Завтра все изменится и то, что было сегодня, мы оставим глубоко в себе и никому об этом уже не скажем, только себе. Жизнь меняется и мнение с ним тоже, что сегодня было белым, завтра окажется серым. Мнения меняются, они подстраиваются под окружение, под их взгляд, под их штамп. Но сейчас в юности все выглядит иначе, все открыто и нет ни каких преград, просто свобода и все.
Сколько еще раз это повторялось, она не помнит, да и было ли это вообще, не сон ли, не мечта ли, не просто ли это фантазия, не важно. Но соблазн рожденный в ее душе, остался и остается до сих пор.

A.L.E.K.S

Post 23-Jun-2015 18:48

[Quote] 

Есть у кого возможность скачать платные рассказы с сайта: sexwifestory.com (раньше был: sexualstory.ru)?
Буду очень признателен, если выложите на файлообменник/под спойлер в этой теме или дополните любую раздачу, с тематикой SexWife/Cuckold, на leporno.org.
P.S. Возможно уже была подобная просьба или кто-то выкладывал, но найти ни здесь, ни в инете, кроме как на оригинальном сайте, не получилось sad
P.P.S. Прошу прощения, если подобные темы создавать нельзя - данную тему, в таком случае, просьба удалить.

luisluis

Post 19-May-2015 09:45

[Quote] 

Секс-подарок на Новый Год от замужней подруги Новый Год - самый любимый всеми праздник, он празднуется одинаково весело во всех городах и странах. Так же этот праздник считается семейным, его принято отмечать либо с друзьями, либо в кругу семьи. К сожалению, в тот новый год у меня не было ни того, ни другого. Личная жизнь не ладилась, с родителями разругалась, и ехать к ним не хотела, да и друзей было не густо. Была только давняя подруга Диана, с которой я работала в офисе, но она была замужем, и они собирались встречать новый год вместе, у себя дома. В общем, перспективы были не самые радужные. Я была совершенно расстроена, и во время новогоднего корпоратива поделилась с Дианой своими проблемами.
- Все празднуют Новый Год, все семьями или в компании друзей, а у меня никого нет, совершенно никого, - заговорила я.
- Ты чего? Ты молодая девушка, красивая, тебе только двадцать один, а ты так убиваешься! - постаралась успокоить меня Дианка.
- Пойми ты, обычно я себя не мучаю подобными мыслями, но в праздник становиться совсем одиноко, - ответила я.
- Я пару лет назад, когда была в твоём возрасте, тоже расстраивалась на праздник, а потом встретила Андрея и всё изменилось. Теперь мы женаты и я никогда не буду отмечать праздники одна, у меня всё хорошо. У тебя скоро так же будет, - сказала она.
- Вряд ли.., сегодня я буду сидеть и выть у себя в комнате на телевизор и, скорее всего, просто напьюсь и вырублюсь в кресле, - сказала я.
В тот момент на моём лице мелькнула грустная улыбка.
- Так, тебя надо срочно реанимировать, я тебе не дам так провести этот праздник. Ты идёшь ко мне, и мы будем отмечать втроём, - сказала она и погладила меня по щеке.
- Нет, я буду вам мешать, у вас любовь, чувства, а тут я со своей кислой миной, - отнекивалась я.
- Не будешь, даже наоборот будет куда лучше и веселее с тобой. Мы часто сидим вечерами вдвоём, так что даже приелось всё. А втроём будет куда веселее обычного. Отказ я твой не приму, - сказала она.
- Я не хочу вам мешать, не пойду, - снова отнекивалась я.
- Я сказала, пойдёшь, или я сама тебя вытащу из дома за руку и приведу к нам, - засмеялась Диана.
После таких слов и позитива, который излучала моя подруга, я не могла ей отказать и согласилась. Диана была красавицей, с пышной грудью, стройная. Её высокомерие порой переходило границы, но в целом она была хорошим человеком. С ее мужем мы не были лично знакомы, но по рассказам, он тоже был весёлым, поэтому я с большой радостью пошла к ним в гости на новый год.
Я надела своё любимое чёрное платье, оно была немного откровенным и коротким, но отлично подчёркивало мою фигуру. Конечно я не могла сравниться с красивой Дианой, но в моей плоской грудке и маленькой упругой попке тоже было своё очарование. В этом платье были хорошо видны мои длинные ножки. Причёску укладывать я не стала, мне показалось, что мои золотистые локоны отлично будут смотреться на обнажённых плечах. Я нанесла макияж, надела пару украшений и вызвала такси.
Они жили в обычной многоэтажке на пятом этаже, в двух комнатной квартире, которая была очень просторной. Диана открыла мне дверь и с улыбкой пригласила войти.
- Ух ты! Ты сегодня великолепно выглядишь, просто сногсшибательно! – восхитилась мной Диана.
- Это для праздника, в таком виде на работу не придёшь, - ответила я.
- Зря, у нас бы все мужики на фирме были бы у твоих ног, если бы увидели тебя в этом платье, да и шубка отлично сочетается. Лиза, ты красавица! – сказала она.
- Ты тоже сегодня выглядишь великолепно, но в отличие от меня ты каждый день выглядишь так, что мужики высунув язык за тобой бегают, - сделала ответный комплимент я.
- Ладно, хватит петь дифирамбы, пошли в комнату, там надо ещё стол накрыть, а то мы не успели с Андреем.
Диана проводила меня в просторную гостиную с небольшим столом и мягким уголком. У серванта копошился её муж.
- Андрей! Повернись и познакомься с нашей гостьей, - сказала Диана.
Андрей повернулся, выпрямился во весь рост и поправил свою рубашку.
- Познакомься, Лиза. Андрей, мой муж, - обратилась она ко мне. - Андрей, это моя лучшая подруга, о которой я тебе говорила, наша красавица Лиза.
- Очень приятно, - сказал Андрей и расплылся в улыбке.
- И мне, - скромно ответила я.
- Она действительно прекрасна, ты не врала, - сказал Андрей Диане, продолжая смотреть на меня.
Я засмущалась и покраснела. Диана попросила меня накрыть на стол, и я согласилась. Всё было готово, оставалось только разложить приборы, поэтому мы не торопились и болтали на кухне. Муж Дианы был красив. Высокий, привлекательный шатен с красивой улыбкой и мпортивным телосложением. Если бы он не был мужем моей подруги, я соблазнила бы его в этот же вечер!
- Лиза, может быть ты разложишь приборы, а мне на кухне поможет Андрей? – спросила Диана.
- Хорошо, как скажешь, - ответила я.
Я пошла в комнату и, когда вышел Андрей, медленно и неторопливо принялась раскладывать приборы. Разложив их, я взялась делать фигурки из салфеток. Пока я этим занималась, в голову полезли грустные мысли о родителях, которые были сейчас далеко, о своей работе, которая мне не нравилась. Очнувшись от мыслей и завернув последнюю фигуру из салфетки, я заметила, что Дианы с мужем давнено нет. «Может, им нужно помочь?» - подумала и направилась на кухню. Войдя туда, я тут же остановилась. Возле кухонного стола, опёршись на него, стоял Андрей, а Диана сидела перед ним на корточках делала минет. Член Андрея, длинный, с толстой головкой и напряжёнными венами, стоял перед лицом жены, а она облизывала красавца по всей длине и глубоко заглатывала в свой рот. Это было настолько красиво, что я не решалась двинуться и завороженно смотрела на эту картину. Меня возбуждал красивый конец Андрея, ловкий язычок и губки Дианы, мне захотелось, чтобы вместо Дианы была я, чтобы именно я сосала этого красноголового красавца.
Диана повернулась ко мне и улыбнулась, а я тут же растерялась.
- Простите, я случайно, я не знала, - заговорила я.
- Ничего страшного, мы сами виноваты, - ответила Диана.
Андрей отвернулся и спрятал свой орган в тесные штаны, а его супруга, поднявшись, вытерла губы салфеткой.
- Я просто не могу сдержаться, когда вижу его член, он такой вкусненький, - заулыбалась Диана.
- Я пойду в комнату, а вы продолжайте, - ответила я.
- Не надо, мы все вместе пойдём. Продолжим в другой раз, - сказала Диана.
В комнату я пошла первой, а супруги проследовали за мной чуть позже. Наконец мы все сели за стол и начали праздновать. Застолье было приятным и веселым, Диана и Андрей постоянно уделяли мне внимание, они оба ухаживали за мной. Во время боя курантов мы вместе выпили, и Диана поцеловала своего мужа в губы, а потом повернулась ко мне и обняла. Я была уже достаточно «весёлой» и обняла подругу в ответ. Она не просто чмокнула меня, а горячо поцеловала в губы, выпустив язычок. Я не сопротивлялась и поддержала этот поцелуй.
- А теперь ты, Андрей, поздравь нашу гостью, - сказала она своему мужу.
- Он уже поздравил, - сказала я.
- Нет, он поздравил словами, а надо как я тебя, поцелуем, - засмеялась Диана.
- Не стоит, - засмущалась я.
- Стоит, стоит! – добавила Диана и подтолкнула меня к Андрею.
Мне было так весело, что я сама подошла к Андрею, и он, обняв за плечи, поцеловал меня в губы. Первые секунды я стеснялась, но потом отдалась его губам и тоже выпустила свой язык.
- Вот и умничка! – сказала Диана, как только мы закончили целоваться.
- Продолжим? – спросил Андрей.
- Да, давай ещё выпьем, - сказала Диана и подмигнула мужу.
Мы выпили ещё по бокалу шампанского, и меня понесло. В голове появилась лёгкость, которая заставила меня говорить глупости, хотя эти глупости лежали на поверхности.
- Представляешь, у Лизы нет парня, - сказала мужу Диана.
- Не может быть, у такой красавицы нет парня, они все идиоты! – ответил Андрей.
- Вот и я про то же. Вот скажи, тебе нравиться Лиза как девушка? – спросила Диана.
- Очень нравится, - ответил Андрей и ухмыльнулся.
- Мне тоже она нравиться, я считаю её красавицей, - сказала Диана и перевела на меня взгляд.
- Да ладно вам, я уже краснею, - засмеялась я.
- Румянец тебе к лицу, - добавила Диана.
- Знаешь, я в тебя давно влюбилась в хорошем смысле этого слова, а Андрей вообще с первого взгляда, - заговорила Диана.
- Ну, ты что, - сказала я.
- Угу, мы бы тебя оба хотели бы приласкать, - сказала внезапно Диана.
- Я не понимаю, ты о чём? – спросила я.
- Я о новогоднем подарке, для одинокой и очень красивой подруги, а так же о подарке для нас двоих, - сказала она и подсела ко мне поближе.
- Диана я не совсем понимаю, мне подарки не нужны, - я вдруг стала серьёзной.
- Нужны, ты не переживай, я ревновать не буду6 если ты поцелуешь Андрея, - улыбнулась Диана.
- Я не собираюсь его целовать, - возразила я.
- Хочешь ты его, я видела, как ты смотрела на нас на кухне, я видела, что тебе нравиться его член. Да и на мою грудь ты поглядываешь частенько, когда я надеваю блузки с глубоким вырезом, - сказала Диана.
- Я ни о чём таком не думала, - сказала я.
Я действительно занервничала в тот момент, поскольку подумала, что Диана пытается вызвать скандал, упрекая меня в том, что мне понравился её муж. «А может она заметила мой взгляд на него или прочла мои мысли», - подумала я.
- Успокойся, мы просто хотим подарить тебе удовольствие. Мы оба этого хотим, и я уверенна, что и ты этого хочешь, - сказала Диана и посмотрела на меня.
- Какой подарок? Ты о чём? – спросила я.
- Наверное, надо говорить напрямую уже. Я предлагаю секс втроём, со мной и с моим мужем. Мы вместе приласкаем тебя, - сказала Диана, а потом они оба уставились на меня блестящими глазами.
После такого заявления я растерялась. Я была настолько удивлена, что не знала, что ответить.
- Ладно, давай так, тебе ведь понравилось смотреть на нас, вот и сейчас посмотришь, а потом решишь, хочешь участвовать или нет, - сказала Диана и поднялась с кресла.
Они вместе убрали стол в сторону и, встав передо мной, начали целоваться. Смотря на них, я пыталась понять, что мне делать. Одеваться и бежать - значит обидеть их, а остаться - значит согласиться на их игру. С другой стороны, мне не было противно смотреть на них, скорее приятно, поэтому я осталась.
Диана с мужем начали раздеваться, быстро, нагло и без церемоний. Андрей стянул лямки с плеч Дианы, и платье моментально упало на пол, обнажив её свисающие большие груди с крупными и тёмными сосками. К этим сиськам Андрей моментально припал губами и руками, жадно мял её грудки и покусывал сосочки. Диана, откинув голову, начала разрывать рубашку на теле Андрея, которую он сам скинул через минуту. Это было чертовски красиво! От меня отступило волнение, и я откровенно начала ими любоваться. Большие груди и стройное тело в красных кружевных трусиках Дианы было восхитительно. Я всегда завидовала девушкам с большой грудью, и Дианкина грудь рождала во мне самые приятные и тёплые чувства, а сейчас, видя как муж ласкает её, целует эти сочные сиськи, они понравились мне ещё больше.
Сразу, как только Диана стянула рубашку с тела мужа, она тут же потащила его штаны вниз. Мой взгляд уткнулся в его трусы, в которых уже набухла его толстая змея, рвущаяся наружу и жаждущая удовольствия. Диана опустилась на колени перед своим мужем и стащила его трусы, чтобы его член выбрался наружу и показал свою мощь. «Какой же он большой», - мелькнуло у меня в голове. Диана взяла рукой конец своего мужа и принялась его медленно облизывать и дрочить. Он поднялся за несколько секунд и выпрямился в возбуждённую стойку. Постоянно поглядывая на меня, Диана продолжала сосать член Андрея. Делала она это выразительно, со вкусом и пуская слюнки. «О боже, как я хочу взять его в рот, как я хочу его сосать» - пробежали мысли у меня в голове. Между ног стало горячо и мокро. В ту же минуту я, не выдержав своих мыслей, начала ёрзать попкой по дивану. Диана продолжала делать минет, но увидев, как я ёрзаю на месте и глубоко дышу, она решила прерваться. «Мне кажется, Лиза уже решила к нам присоединиться», - сказала она мужу.
Они вместе подошли медленно ко мне. Диана спустила свои трусики, под ними скрывалась выбритая, гладкая, тёмная вагинка с мягкими, выступающими вперёд половыми губками и клитором крупного размера. Она выглядела так аппетитно, так блестела своим соком, что мне захотелось её облизать. Первой ко мне подсела Диана, она сначала поцеловала меня в губы, а потом стала опускаться все ниже. Андрей, тем временем, присев на пол, запустил руки мне под юбку и стал снимать колготки. Я задергалась. Волнение и возбуждение стало таким сильным, что я не могла двигаться и говорить, я задыхалась от него, смотрела напуганным взглядом на всё происходящее. Диана всё продолжала спускаться вниз. Остановившись у кромки платья, она расстегнула молнию на моей спине и тут же потянула платье вниз. Лифчика я не надела, так как грудь у меня очень маленькая, так что мои сисечки показались сразу. Андрей резко стащил колготки и поднялся к моим соскам. Вместе с Дианой они одновременно обхватили губами оба соска и стали их целовать и сосать. Я издала протяжный звук. Это было так приятно, что даже мой пугливый ступор отступил, и я, вздохнув всей грудью, простонала. Грудь у меня была плоской, но соски были такими чувствительными, что даже легкое прикосновение заводило меня, а тут сразу оба сосочка нежно целовали и посасывали. Из ступора я переходила в транс наслаждения, во время которого, Диана полностью стянула с меня платье, оставив только чёрные узкие трусики. «Я же говорила, она красотка», - сказала Диана и вновь прильнула к моим губам. Как только Диана отстранилась от поцелуя, я увидела перед своим лицом толстую головку члена Андрея. Не решаясь двинуться, я просто смотрела на неё. Задержка была не долгой, Диана снова взяла губками головку и снова со всей сладостью и влагой делала минет. Во время этого минета, она всё ближе и ближе приближалась ко мне. Я больше не могла терпеть и, высунув язык, потянулась к члену. Через мгновение мой язык, вместе с языком Дианы, облизывал сочный конец. Подружка постепенно опустилась к яичкам мужа, отдав мне весь ствол целиком, и я впилась в него со всей страстью. Его большой крепкий ствол был таким вкусным, что я обнимала его губами и засасывала в глубину. Я не делала минет больше года, поэтому сосала жадно и с двойной силой, мыча и дыша сквозь заглоты. Андрей тут же отозвался на мой отсос и сам приятно застонал, придерживая мою голову и поглаживая волосы.
Следующий сюрприз сделала для меня Диана, она стянула с меня трусики и, раздвинув ноги, подобралась к моей мягкой щёлочке, которую я побрила вечером. Горячий язык и губы, коснувшись моего клитора, вызвали во мне новый прилив блаженства, я ещё больше застонала и даже выпустила ненадолго болт Андрея. Я ощущала, как язык Дианы пробежал по моим губёшкам, а затем забрался между ними и, задевая дырочку, плавно задвигался. Она работала так мягко и ловко, что я чуть не брызнула своим соком в её ротик. Со мной такое бывает во время оргазма, но сейчас это могло случиться в самом начале ласк. «Какой большой, какой сильный, я хочу почувствовать его в себе» - думала я про член Андрея. Удивительно, не смотря на то, что я думала про себя, Диана как будто постоянно слышала эти мысли. Она ускорилась и, взяв мой клитор, так лихо и быстро начала щекотать его языком и посасывать губками, что я взвыла от удовольствия и не смогла больше сосать. Я запрокинула голову и стонала, но это длилось не долго. Диана умело завела меня до предела, но не дала мне кончить, специально, чтобы было приятное продолжение.
Когда я взвыла со всей силы, она оторвалась от моего лона и поднялась. Они вместе поставили меня на четвереньки, и я не смела двинуться. Я хотела, чтобы Андрей поскорее зашёл сзади меня, я даже раздвинула ноги шире и выпятила свой задик. Андрей взобрался на диван и взялся своими большими руками за мою маленькую упругую попку. Я приготовилась. Сначала я почувствовала его прикосновение к моим губкам, его головка прошлась по ним сверху-вниз несколько раз, я даже простонала в предвкушении. И вот он вошёл в меня сантиметров на десять сразу, я дёрнулась вперёд с криком, но потом сразу же вернула попку в прежнее положение, и Андрей плавно и мягко задвигался. Его толстая головка распирала моё узкое влагалище. Даже у самого входа его движения пробирали меня до мозга костей. Я открыла рот и задышала, тут же перед моими глазами появилась Диана, а точнее - её раскрытая промежность. Пухлые тёмные и длинные губки раскрылись перед моим лицом. Между губками протягивалась пелена её вязкого сока. Я не могла оставить эту писичку без внимания. Когда Андрей всадил свой болт в меня глубже, я двинулась вперёд и уткнулась в кису Дианы носом. Её запах, сладковатый и немного резкий, сразу ударил в нос приятным незнакомым чувством. Её пися была вкуснее моей, терпкая и солёная, сладкая и остренькая на вкус. Мне хотелось её лизать, и я стала это делать, закрыв глаза и высовывая язык вперёд. Я старалась пройтись между губками, окунуться в просторную норку и взять поскорее сладкую пухлую и набухшую горошину клитора.
Андрей, тем временем, разошёлся в полную силу. Его член входил в меня по-прежнему туго, но до самого предела. Он вталкивал в меня свой конец и от силы его толчков я вздрагивала каждый раз. Сама мысль о том, что муж моей подруги трахал меня сзади, а я облизывала её киску, сводила меня с ума. Но это была не просто мысль - это была реальность, поэтому мне казалось, что действительно сумасшедшая. Я теряла контроль над собой. Андрей прикладывался со всей силы, с животным рвением терзал мою спавшую в течение года киску, а Диана вкусом своей щёлки только дополняла картину блаженства. Я делала кунилингус впервые, я трахалась с мужем подруги, я впервые отдавалась мужчине, которого знаю несколько часов. «Боже, что я творю! Я сумасшедшая, я шлюха! Но я хочу ей быть сегодня!» - мысли обрывались на этот моменте. Сквозь туман своих мыслей я услышала рычание Андрея, теперь он стал жестоким. Он держал мои половинки задика до боли сильно и, раздвигая их, старался всунуть свой конец до невозможности глубоко, до боли глубоко и жёстко. Я почувствовала, что мне не хватает воздуха, грудь сдавливали спазмы, которые прокатывали по всему телу. От нехватки воздуха я хрипела и больше не могла лизать промежность Дианы, но она не теряла времени, она, глядя на меня, теребила свой клитор и рычала, почти в унисон со своим мужем. Последнее, что я произнесла: « Я проваливаюсь, я не могу. Боже, какая боль! Кончаю! Нет, я умираю! О господи! Твою мать! Не могу терпеть, не могу!».
Ужас от судороги всего тела охватил меня. Я застыла в дикой гримасе и причудливой позе, и тут же почувствовала, как вытолкнув член Андрея, выпустила под себя мощную струю оргазма. Я отключилась. Когда я упала на спину, они поднялись надо мной и, надрачивая каждый сам себе, обдали меня своим соком. Первым кончил Андрей. Его горячая сперма хлынула на моё лицо и грудь. Сперма покрыла мои губы и щёки, но она была там не долго. Диана тоже пустила свой оргазм и облила меня своим водопадом. Струя из киски Дианы била с таким напором, что размывала сперму на моей груди и лице. Когда оба кончили, они поцеловались надо мной и затем стали растирать свои соки по моему худенькому телу. Я лежала неподвижно, потому что после оргазма сил во мне не осталось. Даже после того как всё закончилось, я не пошла в душ, всё высохло прямо на мне и я просто надела платье. Мы вместе продолжили праздновать Новый 2015 Год, как будто ничего не произошло.

luisluis

Post 19-May-2015 09:13

[Quote] 

Мой братишка Волька (Владислав) — это мой двоюродный брат. Стал так называть себя с раннего детства, потому был страшно косноязычным. Сейчас это молодой, дерзкий, красивый, но с девчонками застенчивый до ужаса.
Он был робок, одиночка и только один друг был для него во всем мире и этим другом была я. Он не был умственно отсталым или изгоем, но он никогда не привлекал к себе друзей или и не общался очень много с другими людьми, кроме меня. Мы воспринимали друг друга как совершенно бесполые существа и это сыграло с нами злую шутку.
Вокруг все сверстники давно перепробовали все, что можно и не можно, некоторые умудрялись есть крупную красную клубнику из рук своих же одноклассников со сгущенкой прямо на уроках...
Он был отличник средней школы, все его учителя гордились его учебой и глубину его образование, в которую он углублялся, гораздо больше, чем толпы молодых бестолковых похотливых возбудимых подростков, которые окружали его, но бессовестно копировали или переснимали на мобильники домашки.
Школа для него была только местом тусовки, чтобы где-то на перемене поболтать с прекрасным полом, с понедельника по четверг в школе были по расписанию были все уроки, но по пятницам и субботам, не было математики и английского.
Для других же (большей части) школа была — местом более проникновенного разговора на чердаке или просто на лестничной площадке пятого этажа.
Это ботан знал три английский, немецкий и французский, его разум изощрялся по математике, был чистой воды крэзи читать историю по выходным.
В свои восемнадцать лет мой брат был, наверное, самый интеллигентный и образованный человек, которого я знала. Я завидовала его уму, потому что после двух лет колледжа я еле держалась в нем по успеваемости, задумалась продолжать ли в третий курс.
Я вынуждена была признать, что я могла бы учиться лучше, если бы я потратила больше времени на изучение, чем на тусню на вечеринках.
Я была дома между семестрами, когда я подошла к Вольке, присела рядом с ним на диване.
— Мне нужна твоя помощь, как мне надо лучше научиться учиться в колледже или я завалю сессию, мне нужно учиться лучше, быть более заинтересованной в обучении, а не в моих бойфрендах. Как ты это делаешь, как ты погружаешься в обучение все свое время?»
Я помню, как я очень эмоционально произнесла всю эту фразу, особенно слово «погружаешься», у меня возник образ его фаллоса и соответственно, моего влагалища, в которое он, блин, погружается.
Я облизала губы, опустила взгляд на его шорты, и заметила легкое ассиметричное утолщение у его правой ноги.
— Так он же точно хочет погрузиться в мою щелочку!
Мною было сделано обалденное открытие! Вот с кем я получу знания и практику погружения!))).
Я улыбнулась, выровняла спинку, приподняла грудь и прикоснулась сиськой к нему.
Мой брат покраснел, это была обычная реакция, когда любая девушка начинала разговаривать с ним, но я усилила эффект своим легким касанием.
Он стал сжимать свои бедра, пытаясь «утопить» между ног его «пирогу».
— Я не знаю, — заикаясь, продолжал он, — сестренка, я просто ищу книги гораздо интереснее, чем все здешние ребята, я имею в виду они говорят только о глупостях вроде этих пошлых реалити-шоу по телевизору или с кем следующим они собираются трахаться. Про соцсети я молчу. Все это не для меня, поэтому я много читал.
Я поняла, что разговариваю с инопланетянином по части секса, он будет и дальше нести свою пургу, пряча свой инструмент под сильно сжатыми ногами. Как настоящая идиотка, села напротив него на пуф и предложила поиграть в «ладушки».
Я, как в детстве, вытянула руки ладошками вперед.
— Ну, давай!
Волька любил обыгрывать меня, поэтому быстро выставил руки и стал ловить мои ладошки. Конечно, это была провокация.
Мое возбуждение достигло пика, когда он забыл про свои сведенные ноги и через шорты я увидела ЕГО. Я частично попала в обморок от такого зрелища красной головки почти у края шорт, я сделала вид, что сильно смеюсь и схватилась руками за его бедра через шорты, он был горячий и толстый...
Я, держа руки на его бедрах, приподнялась на руках и стала дурашливо смотреть ему в глаза, крутить головой, высовывая язык, как я тоже делала в детстве.
— Поцелуй!
Он отвернулся от меня, хотя в детстве чмокал в мои щеки и мы терлись носами, а потом щипали друг друга за соски. Я не рассчитывала на пощипывание, но щека уже была в ожидании...
Он вдруг пробурчал, что мы уже взрослые и нечего заниматься такой ерундой.
Его отказ породило вопрос, который я давно хотела задать с тех пор как ему исполнилось пятнадцать. Мой брат неплохо выглядящий парень. Его рост под 2 м, с плотным атлетичным телом, которое он поддерживает, работая в гараже. Густые черные волнистые волосы венчают лицо, как будто изваянное художником.
Я знала его достаточно хорошо, чтобы смотреть ему прямо в глаза, я видела его голубые как айсберг радужные оболочки глаз, и не холодные, а проницательные кристаллики зрачков. Его лицо оттеняли темные волосы, на его щеках я никогда не видела прыщиков или что-то в этом роде.
Воля был хорошо выглядящим молодым человеком и я часто спрашивала сама себя, почему у него не было хотя бы одной подруги или сразу четыре.
Наиболее часто восемнадцатилетние, которые похожи на него, имеют хвост тяжело дышащих, волочащихся за ним, молодых или пожилых баб. Может, он был геем и не хотел их желаний?
Это было время, чтобы выяснить это. «Ты гей?»
«Ты гей?»
Мой брат побледнел:
— Ты что? О чем ты меня вообще спрашиваешь?»
— Ты гей, тебе, наверное, нравятся мужчины, почему я не вижу тебя с девушками?»
— Нет!, Ради Бога нет, я никогда не делал ничего подобного. Что за блажь заставила тебя задать такой идиотский вопрос?
— Я, как дура, оправдываю тебя перед твоими знакомыми, что мол, у нас с тобой... короче, понимаешь, в чем дело?
— А мои кавалеры, следовательно, пришли к выводу, что моя «поляна занята» и никаких намеков вообще не делают. Я и не хочу их. Я хочу тебя.
— Причина моих вопросов в том, что у тебя нет подруг, ты действительно классный и я знаю, что есть некоторые горячие молодые сучки, которых ты уже знаешь, кто был бы не против на полуночной сеанс с тобой хоть раз, хотя бы на час.
— Я отогнала от тебя жадных на секс с тобой сучек, которые от зависти ко мне хотят «наградить» тебя такими болячками, от которых, несмотря на свой интеллект, никогда не отцепишься, только чтобы оторвать меня от тебя.
— А ведь это все пустое. Никакого секса у нас с тобой нет и не было. Я сама себе сделала дефлорацию при помощи дилдо, могу показать, на нем красным фломастером написала «мой первый мужчина».
— Поплакала, увидав кровь из-за нашей с тобой отсталости и непонятной скованности, когда вокруг такое происходит. Подумала, что ты испугаешься ответственности и как ребенок, который случайно нашкодил, сбежишь от меня.
У меня стоит спираль, можешь не бояться.
Воля стал пунцовым, уставился глазами в пол, затем поспешно выскочил из комнаты. Он ушел, бросив меня, не сказав и слова, это поразило меня, как удар молнии.
Мой брат был девственник, и он просто не знал, как исправить эту ситуацию.
Волька избегал меня несколько дней, даже когда я входила в его комнату, он краснел, потом исчезал в одно мгновение. Сначала меня это развлекало, но чем дольше он шарахался от меня, тем более тягостным для меня все это становилось.
Он хотел мне показать, словно я оскорбила его до глубины души. На четвертый день после моих тупых вопросов я загнала его в угол в гараже, когда он занимался на своем тренажере.
«Почему блин, ты от меня скрываешься?» — потребовала я ответа.
Воля остановился, приподнялся со скамейки затем схватил полотенце, чтобы вытереть пот с головы и голой груди. Когда он встал со скамейки, мое внимание было приковано к телосложению моего брата, особенно когда он двигался, его мышцы напрягались, двигались под его кожей, блеск пота на его обнаженной коже вызывал нежные вибрации в моей груди.
Мой разум выключился, как после удара током, я почувствовала, как судорога прошла через меня. Я почувствовала, как будто я чуть ли не познакомилась с моделью обложки мужского журнала GQ.
Он посмотрел на меня, я осмотрела его сверху вниз, он был одет до середины бедра в шорты, которые обтягивали его ноги и узкую талию. Мои глаза были примагничены к форме его члена под темно-синей тканью. Он отошел от тренажера, я четко увидела его плотные ягодицы. Это определенно не было не то тело, которое воздержало бы от попадания девушек в его постель.
— Я не избегаю тебя, мне надо многое обдумать, к твоему сожалению, сестричка.
Сказав, что мой брат снова ушел.
— Ага, он избегает меня.
Меня бросило в дрожь, я почувствовала, что она не пройдет, пока не вернусь обратно в свою комнату.
Я не могла выбросить его из головы, его длинные мускулистые ноги, скульптурный торс, и его тугие круглые щеки крутились в моей голове весь оставшийся день. Увидев его в обтягивающих шортах для разминки, это так запало, что я не спала неделю.
Чем ближе было время к ночи, тем более возбуждающими становились мои мысли. К тому времени мои родители пошли спать, я твердо решила больше времени проводить с братом, чтобы, возможно, развить некоторые из наиболее эротических идей, которые я сама придумывала о нем.
Моя температура тела медленно поднималась до уровня «трахни меня» в течение дня и когда я была наконец, одна, старалась охладить мою мокрую киску своими пальцами, но я ничего путного не могла сделать, чтобы заменить пальцами реальный член. Воля ушел в свою комнату за час до меня, он был причиной моего сексуального беспокойства, я пошла к нему.
Я стояла у его постели, в одном моем ночном халате, глядя на своего брата, спящего под легким одеялом. Мое сердце стучало в груди, моя кровь била в висках, мои соски затвердели, когда я смотрела на его.
Я чувствовала, что мое желание его стоящего члена просачивается из того самого мокрого места.
Я хотела только секса, только пиздой, которая полыхала между моих бедер. В комнате было тепло, мое тело горело, что делало одеяло бесполезным украшением, я приподняла его, затем его мягко оттащила в ноги.
Осмотрев, я и чуть не упала, когда я увидела, что он уже носил в пахе длинные, густые, кудри. Густые темные волосы сильно приподнимали от основания его член и два плотные яйца.
Господи, он был красиво лежит! Я как дурочка колебалась весь день, должна ли я соблазнить Вольку, но увидав, что в его паху, на мгновение остановилась от неожиданности.
— Это же мое! Я так долго ждала это мгновение! Чего я жду?
В тот момент я получила ответ на свои вопросы, когда еще раз оглядела божественную наготу моего брата, я поняла, что меня ничего не остановит меня с ним потрахаться, если только пожар или землятрясение.
Если бы хоть один из моих родителей случайно зашел, тогда я бы крикнула им убраться и раз и навсегда забыть об увиденном.
Волька лежал у стенки, я сбросила халат и затем сама тихо залезла на кровать, встала на колени, потом села на него, обняв бедра. Моя мокрая возбужденная вагина открылась, как рот птенца, жаждущий лакомый кусок, я положила руки на бедра моего брата и положила его ровненько на спину.
Его член, как ракета, под углом вверх торчал его паха, стал легкой добычей для для моей руки. Я взяла толстый ствол, подвела его рукой к влагалищу, пока головка не проскользнула в меня.
Мне не нужны были никакие там нежные поглаживания и полизывания, чтобы облегчить его прохождение в меня, как только его член оказался в моем теле, я села на него во всю его длину.
Я почувствовала его большие яйца, они легко прижались к моим половым губам, как я перенесла мой вес на него.
Я наклонилась над ним, положила руки по обе стороны от его головы и начала скользить туда-сюда по большому жесткому органу, удовлетворяя мой сексуальный голод на Вольку.
Я двигала свои бедра все чаще, быстро нарастал оргазм в моей щелке, когда мой брат открыл глаза.
Он посмотрел на меня с приоткрытыми от удивления глазами, но они потом широко открылись, тогда он полностью проснулся.
Он поднял руки и положил их на мои плечи и попытался оттолкнуть меня, но я легко ушла от его толчка, плотно прижавшись сиськами к его груди.
Я продолжала трахаться с ним, брат запутался в понимании реальности того, что мы делали. После нескольких мгновений сопротивления я чувствовала напряжение в его теле, и его бедра начали легко подмахивать мне, Волька, наконец, начал уже как настоящий самец, трахать меня.
Мое ухо лежало на его груди, я могла слышать его сердце, оно набирало темп, начинало стучать все быстрее, чем дольше я ему подмахивала.
Я подняла голову, посмотрела ему в глаза и прошептала
— Это то, что вы были лишены. Я хочу, чтобы ты кончил, потому что никогда не чувствовала себя так хорошо, как сейчас, в первый раз, когда чувствую удар твоих твердых яиц о себя. Кончай! — крикнула я.
Мышцы у моего брата на шее напряглись, его глаза закатились и он стал бледным, его спина выгнулась, поднимая нас высоко над кроватью. Он выдохнул один длинный, низкий стон и я почувствовал, как его член пульсирует, мое тело наполняется горячей спермой из его распухших шаров...
Воля часто семь или восемь раз сильными толчками семени кончил в меня. Я поддерживала его, поощряя его словами
— Еби меня! Еще! Один бог знает, как я чувствую себя хорошо!
Я начала осыпать поцелуями его шею и лицо, пока он напряженно меня дотрахивал.
Он расслабился, откинулся на спину и глядел на меня. Я улыбнулась, затем очень нежно поцеловала его в губы.
— Ну, как, нравится?
Он ничего не сказал, но положил свои руки на мой зад, мы перевернулись и через две секунды он был на мне, его все еще твердый член глубоко вошел в мою киску.
Я почувствовала, как его сперма просачивается вокруг толстого ствола и стенками вагины, но быстро забыла об этом, мой брат начал сильно трахать меня снова.
В течение минуты его яйца колотили киску в первый раз в своей жизни, мой брат уже неистово ебал меня как насильник, как дикарь.
Независимо от нерешительности или стеснительности но у него это было впервые за восемнадцать лет своей жизни, но как он классно долбил меня своим твердым членом!
Я приблизилась к его лицу, горячо поцеловал своего брата.
Он был неопытен, его движения были иногда неловкими, он постоянно выскальзывал из меня, тыкал в мое тело горячей мокрой залупой, когда целился в вагину, потом я научилась ловить его член и направлять его обратно в себя.
Я притянул его к себе так, чтобы мой рот был рядом с его ухом
— Не спеши Воля, у нас вся ночь, давай плавно двигай своим членом, плавно вставляй и вынимай из моей щелки. Нам не надо трахаться в спешке, я не собираюсь убегать от тебя всю эту ночь...
Он пробурчал что-то в ответ, потом темп движений снизился, стала более длительной ласка во время погружения и выхода из моей киски, его движения стали более плавными.
Он приподнял руки и посмотрел между нами, где наши животы терлись друг о друга, затем улыбнулся мне в глаза.
— Небо говорит мне, это хорошо.
Я еще раз поняла, что передо мною инопланетянин с неземным аппаратом для размножения. Если бы я увидела в окно зависшую летающую тарелку, я бы не удивилась.
Мой брат вошел в восхитительно ритмичный темп секса. Теперь, когда я растопила льдинку в его сердце и получил его, я уже думала о том, что он делал для меня.
Хорошо отдолбленная пещерная пустота между моих ног быстро превращалась в растущую удовлетворенность, одновременно с тем беспокойство и хаос в моей матке начинали превращаться в растущий оргазм.
Я бы нервничала всю неделю, все-таки я совершила с братом незаконный и аморальный поступок, который перемешивался в котле моих гормонов с моими неконтролируемыми желаниями внутри меня, пока я бурно не вскипела. Похоть задавила совесть мощной волной наступающего оргазма.
Я вцепилась ногтями в Волькиным жесткие мускулистые ягодицы и затянула его в себя так глубоко, как он смог достать, кончик его члена щекотал мою матку и меня накрыло кайфом со скоростью взрывающегося презерватива.
Я подумала, что самая трудная вещь, которую я когда-либо делала в моей жизни — это молчать этой безумной ночью, я насиловала мои чувства весь тот вечер и ночь, подавляя желание стонать, кричать, верещать, от моей непрерывной запрещенной и оттого такой невозможно непрерывной агонии.
Я знала, что наши родители были совсем рядом и я держалась, стиснув зубы, держала рот на замке и даже задерживала дыхание, когда мое тело подпрыгивало от радости.
Где-то глубоко в судорогах моего титанически сдерживаемого оргазма я почувствовала, что мой брат извергает снова в меня.
Он имел столько семени, что мог кончить дуплетом, как охотник из двухстволки, сначала с одного ствола, потом с другого, его яйца стреляли спермой в меня практически без интервала.
Я была не только поражена его мощными плевками семенем, я была моментально удовлетворена, даже на некоторое время просто отрубилась.
Я очнулась рядом с Волей, он лежал рядом, тяжело дыша, я слизнула соленую капельку пота с его плеча. Он поднял голову, меня как-то неуверенно поцеловал в губы, затем уже с осоловевшими глазами положил руку на киску.
* * *
Я перевернула его на спину, забралась наверх на него, села на него, так что моя щелка была прижата к его полутвердому члену, его сперма сочилась из меня, смазывая член.
Я взяла его правую руку и положила ее поверх моей груди, а потом решительно прижала его руку к себе. Воля, не взглянув в мои глаза, начал сонно мять мою грудь ладонью.
Через миг он быстро приподнял левую руку и в считанные секунды мой брат уже приставил головку своего твердого и длинного к моей киске, пока я с улыбкой подбадривала его. Я дернулась бедрами назад и вперед, его член уже прошел мои половые губы, мой братишка заиграл в глубокий секс с первого же захвата обоих сисек.
* * *
Очнулась, Воля щекотал языком мои соски еще несколько минут, затем я приложила сосок моей груди к его губам. Его глаза покрылись поволокой от страсти, поднял глаза на меня, потом поцеловал мою грудь.
Он быстро сжимал губами мои соски и когда начал сосать его, я чувствовала, что его член снова укрепляется.
Я позволила моему братишке лизать и сосать мою грудь на одну — две минуты, затем отодвинула его, и чтобы поддержать его возвращенную эрекцию, присосалась до его стона к разбухающему пенису, потом села на него киской.
Воля почувствовал, какой он твердый и мощный, как в самый первый раз, так что еще один дикий огонь начал неистовствовать сквозь меня от влагалища до сисек. Он выгнул бедра и вогнал свой красивый фаллос в меня, пока моя попа прижимала его яйца.
Брат схватил меня за бедра и помог мне подпрыгивать на коленях, оба мы были полностью погружены в ощущение дикого, горячего траха.
Я не знаю, то ли это потому, что я была оттрахана в первый раз за несколько месяцев, то ли от того, что я грешила, когда дегустировала запретный плод, или просто потому, что я была пугающе жестко отъебанной, но потребовалось только несколько минут для третьей финальной серии оргазмов, чтобы превратить меня в витой беспорядок судорог и дрожащего как желе, тела.
Чтобы не оповещать весь дом, как это было мне приятно, пришлось прикусить нижнюю губу достаточно сильно, что даже пошла кровь. Воля сжимал меня крепче как только я пыталась вырваться от него.
— Вот, блин, попала в сексуальное рабство к девственнику, — подумала я и тихо захохотала. Он просто опешил. Просто когда я смогла дышать снова без стонов, но мой брат стиснул мою задницу руками и кончил в меня еще раз.
Я не знала, как вырваться из лап монстра, моего брата, я еще раз сильно укусила свою губу и кинулась сосать его член, кровь из губы окрасила его ствол пугающим ярким цветом крови, но вопреки моему замыслу, это только возбудило его еще больше!
Мокрый от спермы и липкий от моей крови фаллос уже требовал для меня невозможного — горячая головка уже была приставлена к моему анусу...
На бледном лице Вольки была жестокая маска насильника, который хотел от меня все...
— Я знаю про тебя все! Твоя щель давно в интернете, я узнал тебя по твоим родинкам — грозным шепотом произнес брат.
— Расставь ноги, шалава! Я беспомощно развела колени.
— Смотри, любовничек...
Родинками оказались две татушки — божьи коровки.
Он уже альфа — самец! Он не может ошибаться! За свои ошибки отвечают другие! Все равно поставил меня раком, смазал анус первым попавшимся под руки кремом и свой окровавленный член, стал нервно вставлять разбухшую головку под мои стоны в очко, а потом откровенно жестоко просто изнасиловал поочередно в обе дырки, потом перед тем, как кончить, вставил елду мне в рот, добрался членом до горла и кончил...
Я, уже униженная шлюха, с тошнотой и вязкой слюной и спермой от минета и истекая его из всех дыр, слезла с молодого экс-девственника и на сильно трясущихся ногах вышла из комнаты, волоча за собой окровавленное белье. Он щелкнул пальцами и показал на свой живот в своей сперме, я вытерла своим халатом, тайно радуясь тому, что не заставил вылизывать.
Я даже не потрудилась сказать ему «спокойной ночи», я могла только удивляться, что я совершила и что он сделал со мной, и снова седая тетушка Совесть почему-то улыбаясь, помахала мне пальчиком.
Мой брат был целомудренным еще часа два назад, но за эти часы он неистово проебал меня три раза и у меня был ряд сильнейших оргазмов.
Я сидела на унитазе и в состоянии нирваны сливала его любовь, одновременно наводила порядок в моих лобковых волосах и в голове, задаваясь вопросом:
— Почему такая неблагодарность? За что? — Вместо ответа потекло еще и из глаз.
— Если он смог сделать это со мной в первый раз, какой сексуальный ад он будет в состоянии устроить после такой практики?
Это будет скоро, как я поняла. Ему одной самки мало. Заебет точно. Надо подыскивать помощь. Вот же влипла...
Я лежала на своей кровати после душа и чувствовала себя очень противно, какой-то лживой шлюхой, которая наврала своему брату про свою девственность, ведь уже год беспроблемно трахалась с преподавателем в колледже вместо учебы. Никаких проблем с учебой. Но знаний как не было...
Дверь в мою комнату открылась. Он, прекрасный, как греческий бог, стоял передо мною. Я мысленно дорисовала ему крылья, но он не улетал. Член взял слово первым...
Мои ноги снова задрожали, я откинула одеяло, он лег между моих расставленных ног, я сосала его язык в долгом французском поцелуе, его великолепный фаллос уже доставал мою матку без несуществующей спирали, головка члена провалилась в нее, оба вскрикнули...
* * *
В последнем слове обвиняемый тихо прошептал жертве, опять кончая...
— Извини сестра, я сказал, не подумав...

luisluis

Post 19-May-2015 08:37

[Quote] 

Под знаком близнецов Это была небольшая, двухэтажная гостиница на окраине Амстердама с неброским названием «Мэри Энн». Аня несколько раз останавливалась здесь, когда сопровождала мужа в деловых поездках. Блюда, которые готовил выходец с Ближнего Востока, живший здесь с женой и двумя детьми, были вполне приемлемы, а полтора десятка комнат на втором этаже встречали гостей чистотой и уютом. В разгар туристического сезона гостиница обычно была полна, но изредка бывали моменты, когда большая часть комнат пустовала.
Гостиницей владели братья-близнецы, Тим и Том. Они были голландцами, но отлично говорили по-русски, так как подавляющая масса туристов в их отеле была из России и Украины. Над барной стойкой висела большая фотография в рамке, на которой крупная миловидная женщина стояла в окружении двух похожих мальчишек. Знающие люди говорили, что эта женщина подобрала братьев в младенчестве и воспитала их. Не знавшие родной матери, они боготворили ее и даже назвали в ее честь гостиницу.
Том, бритый наголо, с небольшой бородкой и черной повязкой на левом глазу, делавшей его так похожим на пирата, заведовал баром. Тим, чью левую щеку пересекал рваный шрам, был одновременно администратором и вышибалой. Людская молва твердила, что в молодости братья принадлежали к уличной банде, и такая бурная жизнь оставила свой отпечаток на их лицах. Но суровый вид и внушительные габариты позволяли им теперь вести свой бизнес решительно и твердо. Глядя на шестифутовых мужчин с огромной мускулатурой, редко кто решался устроить дебош и беспорядок в заведении. Даже буйные матросы с иностранных судов и лохматые байкеры вели себя пристойно, стараясь не задевать обычных посетителей.
Первое время Аня, заселяясь в эту гостиницу, интуитивно сторонилась хозяев, боясь их внешности. Но постепенно она привыкла к вежливому обращению и ненавязчивому обслуживанию, находя в этом какую-то изюминку. Вот и в этот раз, спустя несколько месяцев после развода с мужем, Аня вновь решила посетить знакомые места. Поток туристов практически иссяк, и это ее порадовало. Можно было спокойно и без суеты отдохнуть от бракоразводных дел и решить, как жить дальше.
Она заселилась в знакомую комнату, и уже целыми днями бродила по городу, наслаждаясь покоем и одиночеством. Братья каждое утро здоровались с ней, вежливо интересуясь здоровьем. По вечерам она любила сидеть за столиком, недалеко от барной стойки, и наблюдать за окружающими. Пару раз с ней пытались познакомиться, но по ее молчаливому согласию Тим пресекал всякие попытки. Он исподтишка наблюдал за нею, стараясь, чтобы она не заметила. Миловидная брюнетка сорока лет с пышными бедрами и крупной грудью, женщина отдаленно напоминала братьям ту, что заменила им мать, и которая безвременно покинула этот мир два года назад.
В этот субботний день Анна, как обычно, гуляла по городским улочкам. Стояла теплая солнечная погода, и время пролетало незаметно. Наступил вечер, солнце зашло, небо заволокло тучами. Стал накрапывать нудный дождь, и женщина в легком летнем платье почувствовала озноб. В надвигающихся сумерках она с трудом ориентировалась в незнакомых улочках. Резкий свист заставил ее вздрогнуть. Оглянувшись, женщина увидела группу из четырех подростков, приближавшихся к ней. Аня попыталась ускорить шаг, но впереди уже стояла троица уличных хулиганов. Через мгновенье она оказалась в кольце, сумку вырвали из рук, около лица хищно щелкнуло лезвие выкидного ножа. Коренастый блондин больно сдавил шею, обхватив ее сзади рукой. Тощий юнец с «ирокезом», от которого исходила невероятная вонь, похотливо оскалившись, запустил давно немытые руки под платье, пытаясь добраться до трусиков. Собрав последние силы, Анна пронзительно закричала, но лишь оглушительный гогот послужил ответом. Внезапно хватка ослабла, и женщину отбросило к стене. Упав в грязь, она сквозь слезы увидела, как ее обидчики падают под сокрушительными ударами. Драка закончилась спустя несколько минут. Крепкие руки подняли ее с земли, и Аня неожиданно увидела обезображенное лицо Тима. Стоявший неподалеку Том накинул ей на плечи куртку: «Мадам, это очень неспокойный район. Какого черта вас занесло сюда?» Не замечая грубости, женщина что-то лепетала в ответ, глотая слезы вперемешку с дождем. Через четверть часа они добрались до гостиницы. Проводив ее в комнату, близнецы спустились в бар.
Содрав с себя прилипшее к телу платье, Аня забралась в горячую ванну. Вновь переживая произошедшее событие, женщина заплакала, ведь если бы не братья, ее могли бы изнасиловать, даже убить. Ополоснувшись, она долго стояла перед зеркалом, разглядывая свое отражение. Крупная, слегка обвисшая грудь, едва намечающийся животик, излишне, по ее мнению, широкие бедра - все это заставило ее горестно вздохнуть. В душе Аня считала себя достаточно привлекательной, но предательство мужа поселило в ней неуверенность.
Накинув на голое тело белый, пушистый халат, Анна прошла в комнату и присела на кровать. Впервые за все время одиночество ее пугало, но еще больше ее страшил окружающий мир. В дверь постучали.
- Войдите, - еле слышно откликнулась она, но ее, похоже, услышали. На пороге стоял Тим с подносом в руках. Сзади нерешительно топтался Том.
- Выпейте. Это поможет снять стресс. - Тим протянул ей наполненный стакан. Аня отрицательно покачала головой. Алкоголь никогда не был ей интересен. Том достал из кармана сигарету, подкурил ее и протянул женщине. Она сделала несколько затяжек, и комната наполнилась терпким ароматом.
«Сигарета с травкой» - пронеслось у нее в голове, но особой тревоги не было. И вообще, Аня почувствовала легкость во всем теле. Мрачные мысли потихоньку покидали ее. Она ласково провела ладонью по щеке Тима и произнесла: «А ты совсем не страшный, даже несмотря на шрам». Том обошел вокруг кровати и поставил поднос на тумбочку. Тим потер щеку и неожиданно заявил: «Ты тоже не промах. Криком заглушишь даже корабельную сирену». Аня, весело рассмеявшись, опрокинулась на кровать. Голова ее свесилась вниз, глаза были полуприкрыты, влажные волосы водопадом струились вниз. Удивленная внезапной тишиной женщина открыла глаза и наткнулась на пристальный взгляд единственного глаза Тома. Опустив взгляд, она тихо ахнула. Полы халата были распахнуты, и крупная грудь с коричневыми сосками предстала перед братьями во всем великолепии, а слегка разведенные ноги ее аккуратно подстриженную «пещерку». Находясь под перекрестным огнем загоревшихся глаз, Аня почувствовала, как напрягается грудь, твердеют соски, а внизу начинает предательски влажнеть. Возможно, сказывалось долгое воздержание, а может, это было следствием выкуренной сигареты.
Том, склонившись, порывисто припал губами к ее рту, одновременно обхватив ладонями грудь. Сильные пальцы нежно теребили возбужденные соски, ладони почти полностью покрывали крупные полусферы. Аня пыталась извиваться, борясь с возрастающим наслаждением, но обнаружила, что бедра уже захвачены в плен. Это Тим, не желая оставаться в стороне, уже полностью обнаженный, с удовольствием ласкал ее естество. Его губы покрывали поцелуями внутреннюю сторону бедер, а пальцы бережно раздвинули блестящие от влаги створки и погрузились внутрь. На мгновенье замерев, они принялись скользить увеличивая темп. Вторая рука безраздельно овладела скользким бугорком, каждое прикосновение к которому пронзало женщину словно током.
Затуманенным взором она видела склонившегося над ее лицом Тома. Ватными руками женщина дотянулась до пряжки ремня, и небольшое усилие увенчалось победой. Переступив через соскользнувшие брюки, один из братьев предстал перед ней во всей красе. Развитый орган, увитый венами и имевший не менее 18 сантиметров в длину, колыхался перед ее глазами, словно приглашая к более тесному знакомству. Анна никогда не считала себя ханжой, и скоро ее язык, а затем и рот, добросовестно знакомились с новым «другом». Судя по едва сдерживаемым стонам, знакомство было успешным. Аня кричала все громче. Это Тим поддержал атаку своим языком. Он, словно мотылек, порхал между ее широко раздвинутых ног, исследуя набухший бугорок и смело ныряя внутрь.
Словно в бреду, Анна на несколько секунд оторвалась от Тома, чтобы перевести дух. К ее удивлению, Тим активно приступил к завоеванию новой территории. Влажная плоть сдалась под нежным натиском, и последний бастион пал. От неожиданности женщина хотела воспротивиться, но голос ей не повиновался. А потом, под воздействием нежных рук, ее затопил такой поток наслаждения, что она на мгновенье отключилась.
С трудом придя в себя, Аня обнаружила перестановку. Теперь ее язык знакомился с очередным «другом», хозяин которого так же трепетно и целеустремленно мял ее набухшую грудь. А старый знакомый уже замер у ее пылающего лона, слегка упираясь в покрытый негустой растительностью холмик. Секундная передышка, и упругая плоть вновь вторгается в ее владения. Мускулистые руки с легкостью приподняли бедра женщины, позволяя «другу» входить все глубже. Спустя некоторое время братья поменялись местами, позволяя Ане слегка перевести дух. После нескольких таких «перемен блюд» она с трудом могла угадать, кто из них кто. Обессилев от череды оргазмов, женщина готова была молить о пощаде. И, казалось, небо ее услышало. Братья синхронно оторвались от ее разгоряченного тела. Тим опустился рядом с ней на кровать, закинув руки за голову. Аня с трудом перевернулась на живот, расслаблено раскинувшись по поверхности. Бросив взгляд на лежащего рядом мужчину, она увидела на его лице загадочную усмешку. Женщина почувствовала подвох, но сделать ничего не успела. Она только привстала на колени, заметив, что «друзья» совсем не потеряли свой боевой пыл. В следующую минуту женщина уже принимала в себя Тима, получив порцию новых ощущений. Равномерно раскачиваясь, она чувствовала, как ладони Тима гладят ее бедра и ягодицы, а в это время Том покрывал поцелуями шею и спину, одновременно теребя женскую грудь.
Слившись с Тимом в поцелуе, девушка постаралась перевести дыхание. Она ощущала внутри себя этого мужчину, игриво сжимая своим лоном его орган. Игра забавляла обоих, но Тим помнил о брате. Пока он впивался в губы женщины, крепко прижимая за талию к своей груди, Том ласково, но в то же время настойчиво направил свое орудие в незащищенную, но привлекательную цель – ее коричневый анус. Аня замерла, ожидая боли, но Том был нежен и терпелив. Медленно, с осторожностью он входил в нее сзади, давая возможность привыкнуть к новым ощущениям. С каждым движением горячих мужских тел, Аня ощущала неземной прилив наслаждения. Наконец, Том погрузился в нее полностью и замер без движения. Пронзенная обоими, женщина судорожно задвигала тазом, не имея больше возможности сдерживать себя. Приняв ее движения за призыв к действию, братья приступили к атаке. Она каждой клеточкой ощущала, как два раскаленных поршня сладострастно терзают ее тело. С каждой секундой ускоряя темп, мужчины совершали любовный танец. Девушка уже не кричала. Она, закусив губы и судорожно вцепившись в одеяло, еле слышно что-то бормотала. Скользя между крепких мужских тел, женщина ощутила, как ее словно расплющивает, и в следующую минуту внутри нее взорвались два жарких фонтана.
Широко раскрытыми глазами Аня смотрела на яркое солнышко за окном. Откинув простыню, сладко потянулась. Около кровати стоял на подносе высокий стакан с соком, и лежала пара воздушных пирожных. Часы на стене показывали полдень. В комнате стояла звенящая тишина. Наскоро съев завтрак, она проскользнула в ванную комнату. Стрелки часов показывали половину второго, когда посвежевшая и женщина вышла из душа. Словно ураган, неведомая сила подбросила ее вверх, заставив потерять опору. Аня испуганно вскрикнула, полотенце выскользнуло из рук. Откинув влажные волосы с ее лица, Тим приник к ее губам, крепко сжимая в своих объятиях. Рядом стоял улыбающийся Том.
Сегодня мы решили устроить в гостинице выходной. Тим бережно опустил ее на пол. Анна грациозно прошла к кровати, не скрывая своей наготы. Волосы рассыпались по ее плечам и груди, крупная капля воды, пробежав по спине, скрылась между пышных ягодиц. Присев на кровать и сложив, словно примерная школьница, руки на коленях, женщина загадочно произнесла: «Кажется, я знаю, что предложить гостеприимным хозяевам!». Сквозь слегка прикрытые веки она смотрела на приближавшихся мужчин, чувствуя в глубине своего тела разгорающийся огонь желания...

luisluis

Post 19-May-2015 08:30

[Quote] 

Сюрприз на день рождения Сегодня у меня день рождения и я жду очередного сюрприза. Мы с мужем вместе уже семь лет, и каждый год, на день моего рождения, он преподносит мне сюрпризы. И пусть говорят, что со временем муж и жена начинают уставать друг от друга - это точно не о нашей семье. Нам до сих пор тесть о чем поговорить, ходим вместе в гости, а наш секс разнообразен и увлекателен. Мы ни в чем себе не отказываем - я люблю делать ему минет, а Коля отлично делает куннилингус, да еще и частенько практикуем анальный секс. Еще одна наша любимая забава – старый юношеский петтинг, когда мы просто ласкаем друг другу интимные места, устраивая соревнование, кто быстрее испытает оргазм. Короче, мы отличная пара!
Я приготовила ужин, налепила пельменей, которые мой Коля обожает, купила бутылочку коньяка и ждала своего муженька. Интересно, что он мне сегодня приготовил? В шесть часов, как обычно, он пришел домой с красивым букетом цветов. Мы поцеловались и сели ужинать. Нежные прикосновения, ласковые взгляды, подмигивания – все это быстро настраивает на партию секса. Я знаю, что сюрприз будет попозже, потому что родилась я в 22.00, и именно в это время мой Коля раскрывает карты.
Он подошел сзади и обнял меня за плечи. Провел языком по моему уху, отчего у меня тут же увлажнились трусики. У разных женщин - разные эрогенные зоны. Одной из моих являются уши. Коля это отлично знает, поэтому настойчиво и с намерением возбудить, облизывает их. Вот его рука потянулась к другой моей эрогенной зоне: моим соскам. Я специально не надела бюстгальтер, чтобы облегчить путь туда. Его рука уже достигла моих напрягшихся грудей, а его ласковые пальчики затанцевали вокруг затвердевших сосков. В следующую секунду рубашка полетела на пол, а губы мужа впились в мои выпирающие эрогенные точки.
Я уже вся текла, но не собиралась останавливать любимого: люблю получать первый оргазм еще до совокупления. Продолжая ласкать соски, мужская рука соскользнула вниз, стремясь к лону. Я раздвинула ноги, чтобы она легко нашла то, что искала. Вот она уже треплет мои волосики и нащупывает клитор. Я была очень возбуждена, соки текли по ляжкам и ягодицам, я чувствовала грядущий сказочный оргазм. В яростном порыве я вскочила, села на стол и погрузила лицо своего мужчины себе между ног, после чего мне хватило нескольких страстных движений языком, чтобы оргазм накрыл меня целиком.
Коля взял меня на руки и отнес в другую комнату, где расположена наша царская кровать, на которой очень удобно заниматься всякими пошлостями. Посадив на краешек, он снял свою одежду, предлагая свой член мне для ласки. Я не взяла его руками, а сразу впилась ртом, чтобы поиграть с ним языком. Затем засосала полностью, пока он не уперся мне в горло. Горловой минет я тоже научилась делать, так что Коленька трахает меня в рот с огромным удовольствием, без опаски погружаясь всеми своими 19-ю сантиметрами. Когда мы заползли на кровать, я бросила взгляд на часы - 21.45. Наверное, сегодня Коля пропустит время сюрприза, не прерывать же сексуальные занятия ради него. Ничего страшного, я подожду – такой секс прерывать невозможно.
Коля лег на спину, а я вскарабкалась на него. Его пенис мягко вошел в меня, а Николай оставил мое тело руководить процессом. Я подняла таз, чтобы головка только касалась клитора, затем резко ввела его по самое основание, сделала несколько круговых движений. Нам очень хорошо вместе, а в глубине меня уже росли новые волны наслаждения.
Муж взял мое лицо в ладони и потянул к себе. Я нагнулась, и он поцеловал мои губы, нос, глаза, крепко засосал и проник языком в рот. Мое подсознание услышало, как часы напоминали о том, что сейчас 22.00, и у меня, появилось сожаление, что такая красивая традиция нарушена. В ту же секунду я почувствовала две руки, которые нежно гладили мою поднятую вверх задницу. Я хотела посмотреть назад, но Колины руки нежно, но твердо держали мою голову, а губы продолжали страстно целовать. Чужие пальцы массировали мои ягодицы, направляясь к анусу. Несколько мгновений перерыва и я чувствовала, как мое очко обильно смазывают чем-то холодным, скользким – явно силиконовой смазкой, после чего инородное твердое тело стало напряженно проламывать себе путь внутрь.
Мне было слегка больно, а через минуту уже приятно и хорошо. Второй член трахал с остервенением мою задницу, а снизу Коля дрючил мой передок. Внутри два твердых богатыря то встречаются у перегородки, то упираются в разные стороны, как будто испугавшись друг друга – все-таки неизвестный напарник не сильно ловок и дрючить меня в два смыка, как в грязном порно, у них выходит не очень феерично! Но это не значит, что все происходящее неприятно!
Муж впился в мои соски, не отпуская голову, а руки нашего нового партнера крепко обхватили бедра. Удары членов становились все более грубыми, меня будто насиловали. Черт побери, это же не правильно, когда кто-то посторонний трахает меня, замужнюю женщину, вместе с моим мужем?!
Но об этом я уже думала потом, а в тот момент я была в полной прострации, оргазмы накатывали на меня один за другим, заставляя кричать все более осипшим голосом и судорожно дергаться на двух членах. Пушки внутри меня выстреливают одновременно и заливают горячей спермой, принуждая меня испытать фантастический последний оргазм, который переходит в серию – меня трясет несколько десятков секунд без перерыва, а потом сознание покидает меня. Темнота. Пульсирующие члены во мне. Коля… Кто-то еще. О, ка-а-а-айф...
Я очнулась. Все еще лежала на Коле, а его уже мягкий пенис был внутри меня. Я обернулась, но в комнате кроме нас никого не было. Муж нежно освободился и счастливый пошел в ванную. Все-таки умеет он преподносить сюрпризы, хотя я борюсь с чувствами – то ли поругаться за такую выходку, то ли пищать от новых эмоций и открытий...

luisluis

Post 19-May-2015 08:25

[Quote] 

Мечты сбываются Я давненько имел мечту трахнуть свою девушку Аню в зад и привлечь к этому делу еще и друга. Подобное желание уже давно было моей навязчивой идеей. И вот однажды мне представилась возможность исполнить задуманное.
Одной прекрасной ночью, после долгого и жаркого секса с моей девушкой, она заявила, что хочет быть оттраханой двумя членами сразу. Моя бурная фантазия сразу же представила, как она будет сосать член моего друга, а я в это время буду жестко трахать ее заднюю дырочку. Благо, что моя пассия была очень свободных взглядов и нравов, поэтому особых проблем с ней быть не должно. Я знал, что до меня эта бестия имела даже опыт группового секса, а уж во все отверстия и в любых позах дала мне еще на второй неделе знакомства.
Встречался я с ней только из-за секса, поэтому такая насыщенная интимом подружка меня полностью устраивала, а от поступившего с ее стороны предложения моей радости так и вовсе не было предела. Оставалась одна проблема - это уговорить моего друга. Андрей был приличным парнем из интеллигентной семьи, и, чтобы у него не оставалось сомнений, я решил устроить для него эротическое представление с участием моей девушки.
Заранее договорившись с Аней, я позвал Андрея в гости. Как я и ожидал, только услышав мое предложение, он сразу же отказался и даже заметно стал нервничать. Такое впечатление, что до этого он занимался с девушками сексом лишь под одеялом или вовсе только читал о нем. Мы решили замять эту тему и решили выпить коньяка. Когда Андрей немного выпил и захмелел, я позвал Аню.
Она вошла к нам со всей своей грацией и красотой, на ней были надеты голубые стринги и такого же цвета полупрозрачный пеньюар на голое тело. Природа не обделила Аню прекрасными женственными формами: наградила округлыми грудками второго размера, худенькими ножками и крепкими бедрами. Подтянутая и загорелая задница заводила любого, кто видел ее даже в закрытом купальнике или даже через джинсы!
Она подошла ко мне и начала страстно целовать в губы, при этом оттопырив свою шикарную попку прямо напротив Андрея. Позабыв все свои нормы приличия, он жадно разглядывал ее задницу, а руки потянулись к ее попке, и он начал интенсивно ее мять, не стесняясь пальцами попадать даже между ее ягодиц. Она тут же подошла к Андрею и начала тереться своей попкой о его член через штаны, чувствуя, как он наливается силой и явно хочет ее. Возбуждению Андрея не было предела. Он оттянул в сторону ее стринги и принялся жадно гладить мою красотку по заветному местечку, запуская палец прямо между губок.
Аня испустила стон, как девка из порнофильма, тем самым возбудив нас еще сильнее. Я тем временем снял с нее пеньюар и поочередно посасывал ее соски, нежно покусывая их и разминая грудь, как тесто. Она гладила мой член через штаны, а потом сказала, что хочет взять его в ротик, после чего я быстренько исполнил ее желание. Она наклонилась и нежно взяла мой член своими пухлыми красивыми губками и стала обрабатывать его языком, а затем и посасывать.
Тем временем Андрей стал на колени и впился губами в ее мокрую киску, медленно вводя в ее попку палец, который предварительно щедро смочил слюной. Он постепенно стал усиливать движения пальцем, заставляя Аню вздрагивать от возбуждения и громко стонать в минуты особенно глубокого проникновения пальца в анус.
От возбуждения она брала мой член все глубже и глубже в ротик, при этом ее язык ритмично вибрировал вдоль моего члена, исследуя каждый сантиметр перевозбужденного естества. Я почувствовал, что еще чуть-чуть и кончу ей прямо в глотку, поэтому я отстранил ее от себя и решил минуту передохнуть, чтобы продлить удовольствие и не ударить в грязь лицом.
Андрею же пришла в голову смелая мысль воспользоваться ситуацией, и, достав свой возбужденный член из штанов, он поставил Аню на колени и глубоко засадил свой член ей в ротик. Передо мной открылся прекрасный вид на ее текущую киску и горячую попку. Я подошел к ней сзади и вставил в попку один палец, начал ритмично им двигать, а когда ее дырочка немного расширилась - ввел уже два пальца и усилил движения.
Она не могла стонать, так как Андрей по-прежнему трахал ее в рот, она мычала и двигала попкой в такт со мной. Затем я добавил еще один палец и стал сильнее терзать ими ее заднюю дырочку, отметив, что под напором из трех пальцев она уже и не закрывается толком. Не выдержав удовольствия, Аня громко застонала, и ее тело сотряс бурный оргазм.
Мы решили перейти в спальню и продолжить начатое в более комфортных и удобных условиях. Аня легла на кровать, широко расставив свои стройные ножки, опустила одну руку между ног и начала гладить себя по мокрым губкам, а второй рукой гладила себя по пышной груди. Мы стояли и смотрели на нее как загипнотизированные, при этом подрачивая свои восставшие по стойке «смирно» болты.
Она нежно ласкала свой клитор, затем ввела три пальца себе в промежность и начала мастурбировать и постанывать. Не выдержав напряжения, Андрей подтянул ее за ноги к себе, убрал ее руку и грубо вставил свой член в ее киску под громкий вскрик нашей перевозбужденной девицы. Я тем временем тоже не стал медлить и сел возле ее лица, засунув возбужденный член в ее влажный ротик.
Через пару минут она сказала, что хочет почувствовать наши члены в обеих своих возбужденных дырочках. Я лег спиной на кровать, а Аня села на меня сверху, спиной к Андрею, поглотив мое орудие своей влажной и горячей киской. Он подошел к ней сзади и начал аккуратно вставлять свой член ей в попку. Она приподнималась и опускалась на мне, а Андрей все сильнее и сильнее трахал ее попку, ведь его движения я чувствовал своим членом через тонкую перегородку.
Ее стоны начали переходить в животные крики, которые подзадоривали нас еще сильнее и вынуждали работать бедрами, как отбойными молотками. Под ее жаркие стоны мы с Андреем кончили в нее почти разом, от чего она вскрикнула из-за сильнейшего оргазма и упала на кровать без сил. Она лежала на кровати, а из ее оттраханных дырочек вытекала наша сперма, смешиваясь и стекая на постель. Аня блаженно улыбалась, а конвульсии отверстий ее заднего прохода и киски выдавливали результаты наших постельных баталий. Зрелище было настолько восхитительным, что мой член вновь начал подниматься.
Мы еще долго развлекались в этот вечер, пробуя новые и головокружительные способы сексуального досуга. Аня по очереди сосала наши члены, а потом мы долбили ее раком и заставляли угадывать, кто сейчас входит в нее сзади. Она почти всегда безошибочно нас определяла, после чего через 7-8 попыток я всунул ей свой болт в задницу и вновь начал кончать, после чего Андрей долго долбил ее попку прямо по моей сперме. Когда Аня, шатаясь, пошла в ванную, из ее отверстий сперма текла длинными, тягучими струями. Она напоминала кобылку, которую оплодотворили несколько жеребцов в стаде. До сегодняшнего дня я даже не представлял, насколько сексуально может выглядеть оттраханная двумя парнями девушка. Даже если она, якобы, еще несколько часов назад была безраздельно твоя.
После случившегося, Андрей еще не один раз приходил к нам в гости, только напаивать его коньяком больше не пришлось – все наши фантазии и идеи Аня охотно поддерживала, и Андрею уже было не до стеснения. Мы практиковали БДСМ, ролевые игры, а через два месяца наших развлечений Аня поимела Андрея страпоном в его девственный зад, но об этом я не могу распространяться...

luisluis

Post 26-Apr-2015 17:45

[Quote] 

"Другие приключения Петрова и Васечкина"Петров и Васечкин медленно плелись в школу.
- Вот вроде уже и не по одиннадцать лет нам, Петров, а уроки заставляют делать, как в детстве, - вздохнув, сказал Васечкин.
- Ага, - подтвердил Петров. - Кстати, ты математику сделал?
- Конечно, нет. Мы же вчера с тобой до ночи в футбол играли... Может, ты сделал?
- Я тоже не сделал. А ведь сегодня нас обязательно вызовут, Светлана Семеновна обещала... - пробормотал Петров. - Эх, еще одна двойка...
- Слушай, а давай спишем у Маши Старцевой, - предложил Васечкин. - Она-то наверняка сделала.
- Сделала-то сделала, только не даст она нам списать.
- Ну мы очень-очень ее попросим, может и даст. Пойдем, зайдем к ней. До уроков еще целый час.
Друзья зашли в подъезд, поднялись на пятый этаж и позвонили в Машину дверь. Им никто не открыл. Они позвонили ещё раз и подождали минут пять.
- Ушла уже, наверно, - сказал Петров и повернулся, чтобы уйти.
- Погоди, Петров, - сказал Васечкин и приложил ухо в двери. - Я вроде слышу что-то.
За дверью послышались шаги, и дверь открыла Маша. Она была одета в махровый халатик до пят, который придерживала на груди.
- Мальчишки? - удивленно спросила она. - Вам чего надо?
Петров и Васечкин по привычке залюбовались красивой одноклассницей, в которую оба были влюблены чуть ли не с детского сада.
- Так и будете молчать? - нахмурилась Маша.
Васечкин опомнился и пихнул Петрова локтем.
- Мы это... - пробормотал тот. - Мы того...
- Мы просто... - добавил Васечкин.
- Чего просто? - Маша отпустила халат и он слегка разошелся на груди. - Чего вы мямлите?
- Дорогая Маша! - решился Васечкин. - Пожалуйста, дай нам списать домашку по математике! Иначе сегодня нас обязательно вызовут и поставят двойки!
- Факт! - подтвердил Петров.
Маша покрутила пальцем у виска, от чего халат еще больше разошелся, и в просвете блеснула светлая кожа девочки.
- С ума сошли. Я не даю вам списывать, иначе вы бы совсем обленились, - сказала она. - Почему вы сами не сделали?
Мальчишки переглянулись и повалились на колени.
- Пожалуйста! - восклицал Васечкин.
- На тебя одна надежда! - поддакивал Петров.
- Мы тебя умоляем!
- Что хочешь для тебя сделаем!
- Пожалуйста!
Маша слегка порозовела, но тут же топнула ногой.
- А ну тихо! Чего вы шумите на весь подъезд! Ладно, заходите.
Она открыла дверь и пропустила мальчиков в квартиру.
- Разувайтесь, проходите в мою комнату, - сказала она. - Мама и папа уже ушли на работу, но все равно не шумите, тут все стены тонкие.
Петров и Васечкин прошли в комнату Маши. Там был идеальный порядок, только кровать была не убрана. Маша быстро накинула на нее покрывало.
- Вот вам тетрадка, садитесь за стол и пишите. И постарайтесь хотя бы понять решение! А я пойду умоюсь.
С этими словами Маша вышла из комнаты, через какое-то время в ванной зашумела вода. Петров и Васечкин быстро (сказывался немалый опыт) переписали домашнюю работу и теперь просто глазели по сторонам.
- Слушай, Петров, - сказал Васечкин, - а ведь я в первый раз в спальне девочки, тем более Маши.
- Ну да! - не согласился Петров. - Мы здесь уже бывали, помнишь? Во втором классе.
- Это не считается, тогда все было по другому.
- Чего по другому-то?
- Ну, например, шкафа этого не было, - Васечкин показал рукой на высокий шкаф, стоящий в углу. - Стол был другой, - он постучал по столу. - Покрывало на кровати было не красное, а зеленое вроде, - Васечкин дернул за угол покрывала, из-под него что-то упало и покатилось под кровать.
Друзья второй раз за сегодняшний день бухнулись на колени и зашарили руками под кроватью.
- Есть! - воскликнул Петров и вытащил руку из-под кровати. - Только что это?
На ладони лежал предмет из гладкой твердой резины, похожий на небольшой огурец. На основании чернела кнопка.
- Нажмем? - нерешительно спросил Петров.
- Нажмем! - уверенно сказал Васечкин и надавил на кнопку. "Огурец" мелко задрожал. После второго нажатия дрожь стала сильнее и предмет стал слегка изгибаться туда-сюда. После третьего предмет стал трястись так сильно, что Петров его с трудом удерживал в руках, и поспешил нажать четвертый раз. Все прекратилось.
- Это, наверно, электрический массажер какой-нибудь, - предположил Васечкин. - Только почему такой формы? Петров, что с тобой?
Петров сидел неподвижно, остекленевшим взглядом уставившись на "огурец". Потом перевел взгляд на Васечкина, и сказал:
- Я, кажется, знаю, что это. Видел в запрещенном заграничном журнале.
- Ну, и что это? - нетерпеливо спросил Васечкин.
- Это называется вибратор, - медленно произнес Петров. - В том журнале женщины использовали его, чтобы, ну... Короче... Короче, получали удовольствие.
- Что, - Васечкин сглотнул и понизил голос, - мастурбировали?
- Факт, - шепотом сказал Петров, - засовывают себе в... Ну, туда. И включают.
- То есть это значит, что Маша... - потрясенно пробормотал Васечкин. - Наша Маша...
Ребята представили себе их любимую Машу с этой штукой, и одновременно покраснели.
Тут шум воды из ванной прекратился, и прежде чем мальчики поняли, что это означает, дверь в комнату открылась, и вошла Маша. Она была все в том же халатике и вытирала мокрые волосы полотенцем.
- Ну что, переписали? - спросила она.
Петров и Васечкин не ответили.
- Чего молчите опять? - Маша сняла полотенце с головы. Мальчишки сидели, смотря в пол, а между ними на полу лежал "огурец". Маша посмотрела на вибратор и стала красная просто вся, со лба до шеи. Повисло неловкое молчание.
- Мы это... - начал Васечкин, - Мы наверно пойдем...
- Угу, - промычал Петров, не отрывая глаз от пола.
- Постойте... - тихо сказала Маша. - Я хочу объяснить... Это не я сама. То есть я сама, но... Это мне врач прописал. Мне это необходимо, иначе, ну, мне трудно сосредоточиться на уроках и вообще.
- То есть ты каждый день... - Васечкин был красный, не хуже Маши.
- Два раза в день, - сказала Маша. - А иногда три. Врач сказал, что это не надо держать в себе и терпеть, а как только захочется... Еще врач сказал... - тут Маша быстро взглянула на мальчиков и снова отвернулась. - Сказал, что лучше всего делать это не с вибратором, а с живыми людьми...
Петров и Васечкин посмотрели друг на друга.
- Это... - протянул Петров. - Ты хочешь... это... С нами? . .
- Ну... Вы же мои друзья, - проговорила Маша. - И я знаю, что я вам нравлюсь... Если вы хотите...
Мальчики топтались, не смея поднять глаза.
- Э... Мы, конечно, друзья, - наконец, сказал Васечкин. - Мы просто должны тебе помочь. Как другу. Верно, Петров?
- Ага, - сказал Петров. - Как другу. Только это... Я ни разу еще с девочкой не это...
- Да, - хрипло сказал Васечкин. - Я тоже.
Маша смущенно улыбнулась.
- Но вы ведь... мастурбируете?
- Ну... да. Ага, - вразнобой признались ребята.
- Хорошо, - сказала Маша. - Давайте попробуем?
- Прямо сейчас? - спросил Васечкин.
- Да, - твердо сказала Маша. - А то потом я не решусь...
- Ну ладно, - сказал Петров. - А как мы будем... это самое...
- Врач говорит, что нужно раздеться, а дальше само пойдет, - сказала Маша. - Раздевайтесь! - скомандовала она.
Мальчишки стали неловко вылезать из школьной формы, но когда дело дошло до трусов, они остановились, прикрываясь руками.
- Ну, что же вы? - спросила Маша. Она во все глаза смотрела на раздевающихся мальчиков, у нее участилось дыхание.
- А ты? - спросил Васечкин. - Ты тоже должна раздеться...
Маша снова вспыхнула, но кивнула головой. Она медленно развязала пояс халата и скинула его на пол. На ней были надеты белые трусики и красивый бюстгальтер, прикрывающий небольшую грудь. Сквозь бюстгальтер были видны бугорки твердых сосков. Петров и Васечкин даже забыли прикрываться и уставились на грудь девочки, а Маша, в свою очередь, уставилась на члены мальчишек, которые торчали под их трусами.
- Давайте так, - сказала Маша, с трудом отводя взгляд в сторону. - Я сниму лифчик, потом вы снимете трусы, а потом сниму трусики я...
К Маше понемногу возвращалась ее обычная уверенность. Мальчики закивали головами. Маша быстро расстегнула свой бюстгальтер, и скинула его на пол, обнажив свои груди перед жадными взглядами ребят.
- Ну, как вам? - нервничая, спросила она. - Вам нравится моя грудь? . .
- Да. Ага. - откликнулись ребята.
- А поподробнее? - сердито спросила Маша.
Петров сглотнул и сказал:
- Маша, ты очень красивая. У тебя очень красивая... грудь.
- Спасибо. А теперь... как же я мечтала это сказать... Снимайте трусы, мальчики.
Ребята, не отводя взгляда от Машиной груди, сняли трусы и встали прямо.
- Не прикрывайтесь! - прикрикнула Маша. - Дайте мне на вас посмотреть. Или нет, давайте сначала я тоже совсем разденусь... - Она села на кровать, одним движением сняла трусики и кинула их в угол комнаты. Затем медленно развела ноги в стороны.
- Смотрите... - сказала Маша. - И дайте мне посмотреть на вас.
Ребята и так смотрели на щелку их подруги, покрытую редким светлым пушком. Они переводили взгляд с красивой груди на сильные стройные ноги. Маша же наслаждалась, глядя на пока еще безволосые, но крепкие молодые члены своих друзей.
- Подойдите ко мне, - сказала Маша, - я хочу вас потрогать.
- Я тоже хочу тебя потрогать, - вполголоса возмутился Васечкин.
Маша улыбнулась, встала с постели и подошла к Васечкину.
- Ну, вот она я, - легко сказала она. - Трогай.
Васечкин никак не мог решится.
- Что же ты? - спросила Маша. Она подошла к Васечкину вплотную и прикоснулась своими напряженными сосками к его груди. Мальчика словно ударило током, он поднял руку и дотронулся до плеча Маши.
- Так, хорошо... Смелее... - прошептала Маша. Васечкин положил вторую руку на грудь Маши и начал мягко сжимать ее. - Да. . - Маша оглянулась на Петрова. - Петров, иди к нам.
Петров подошел к Маше сзади и осторожно погладил ее спину.
- Ниже, Вася... - прошептала Маша. - Погладь мою попку...
Петров переместил руки на упругие ягодицы своей подруги. Они были гладкие и шелковистые на ощупь.
- Маша, можно я тебя поцелую? - спросил Васечкин, не переставая ласкать ее грудь.
- Конечно... Даже нужно, - ответила Маша, и облизнула губы. Васечкин неумело прижался к ее губам своими. - Не так... - Сказала Маша, оторвавшись от Васечкина. - Расслабь губы, и когда мы будем целоваться, играй с моим языком своим. Давай! - они снова слились в долгом поцелуе. - Гораздо лучше, правда? - слегка задыхаясь, спросила она. - Погодите!
Маша вывернулась из объятий мальчишек и снова села на постель.
- Что такое? - недовольно спросил Петров.
- Идите сюда. Я хочу вблизи вас рассмотреть... - краснея, сказала Маша.
Ребята подошли к Маше, которая быстро, но аккуратно схватила их за торчащие члены. Петров и Васечкин охнули и хором воскликнули:
- Маша!
Маша улыбнулась и сказала:
- Тихо. Я хочу вам подрочить. Мне врач сказала, что мальчишки любят, когда им дрочат, - с этими словами Маша начала нежно двигать руками вверх-вниз. Мальчики не могли долго выдержать такой сладкой пытки. Еще бы! Маша, лучшая ученица, отличница, сидит перед ними совсем голая, и мастурбирует их. Почти одновременно Петров и Васечкин начали кончать. Они кончали длинными струями спермы, они попадали прямо на Машу, которая с восторгом смотрела на дело своих рук и выдаивала последние капли из своих друзей. У мальчишек подкашивались ноги, и они тоже сели на кровать, с двух сторон от Маши.
- Маша, - слабым голосом сказал Васечкин. - Я тебя люблю.
- Я тоже, - с другой стороны отозвался Петров. Мальчишки одновременно поцеловали Машу в щеки.
- У вас будет возможность это доказать, - сказала Маша. - Две минуты отдыха, я в душ.
Через две минуты, Маша вернулась из душа.
- Ну что, отдохнули? - лукаво спросила она, прикрываясь полотенцем. - Ну-ка, покажите мне свои пиписьки!
Члены ребят пока еще были вялые.
- Я знаю, что вам поможет, - улыбнувшись, сказала девочка. - Смотрите!
Она отбросила полотенце, и села перед ребятами на стул, широко раздвинув ноги. Затем она облизала средний палец правой руки и медленно засунула его себе в щелку, а левой рукой схватила свой сосок и стала его крутить.
- Ну как? - тяжело дыша, спросила Маша. - Вам нравится смотреть, как я ласкаю себя?
- Конечно, нравится, - ответил Васечкин.
- Факт! - подтвердил Петров.
Их члены подтвердили правоту хозяев, воспрянув духом.
- Отлично! - сказала Маша, внимательно глядя на поднимающиеся члены мальчишек. - Значит, можно переходить к основной части. Ну-ка, мальчики, идите сюда...
Маша подошла к стене и подождала, пока к ней подойдут ребята.
- Я не хочу никого из вас обижать, поэтому давайте займемся этим втроем, - сказала она. - Одновременно.
- Как это? - хором спросили мальчишки.
- Очень просто. Один из вас войдет в меня спереди, - с этими словами Маша погладила себя по щелке, - а второй - сзади, - и Маша повернулась к ребятам спиной и легко наклонилась до пола. Ее ягодицы разошлись, открыв вид за заднюю дырочку. - Давайте, ребята.
Маша выпрямилась, повернулась к Петрову и впилась поцелуем ему в губы. Петров обнял Машу и положил руки ей на попку.
- Я гляжу, тебе понравилась моя попка, - оторвавшись от губ мальчика, сказала Маша. - Вот и отлично, будешь сзади. - Она повернулась к Васечкину, прижалась к нему грудью и поцеловала. - А ты - спереди. Потом поменяетесь, - и Маша улыбнулась. - Ну, чего ждем?
- Э... А как? . . - промямлил Васечкин.
- Давай я залезу, - прошептала девочка. - А ты поддерживай меня за попку.
Она как бы оседлала мальчика, скрестив ноги у него за спиной. Член Васечкина стоял точно напротив входа в Машину пещерку.
- Так, - прерывистым голосом сказала Маша. - Давай. Я опускаюсь.
Головка члена мальчика медленно раздвинула губки, и член заскользил в лоно.
- Маша, - прошептал Васечкин, - какая ты узкая и горячая там!
- А твой член такой длинный и твердый... Петров, не стой просто так, входи в меня!
Васечкин приостановил свои движения и своими руками раздвинул ягодицы девочки. Петров обнял Машу сзади, обхватил ее груди руками, приставил свой член к задней дырочке Маши и медленно надавил. Попка Маши мягко впустила член мальчика.
- Да! - выдохнула девочка. - Да! Как давно я об этом мечтала! Давайте, мальчики, трахайте меня!
Ребята начали медленно двигаться. Они сжимали в объятиях гибкое тело своей подруги, которая стонала от удовольствия. Мальчики чувствовали движение членов друг друга через тонкую перегородку, что добавляло немало приятных ощущений. Васечкин целовал Машу в губы и сжимал ее ягодицы, а Петров ласкал чувствительные твердые соски девочки и облизывал ее красивое ушко. Девочка таяла в крепких объятиях своих любовников.
- Да! - стонала она в голос. - Еще! Мальчики, я вас люблю! Я обожаю ваши члены!
Маша висела между мальчиками, пронзенная двумя членами. Такого удовольствия она еще не испытывала, ее забавы с вибратором были лишь бледной тенью этого кайфа.
- Давайте, ребята! Я скоро кончу! Давайте кончим все одновременно! - задыхаясь, шептала девочка. - Давайте, ну! И... и... еще... ооох!
- Ааах! - Закричали мальчишки, кончая. Трио, так и не расцепившись, повалилось на кровать. Некоторое время было тихо.
- Господи! - в полубеспамятстве прошептала Маша. - Это было просто классно! Мальчики, спасибо вам огромное...
- Маша, ты супер, - пробормотал Васечкин и сжал ягодицу подруги.
- Факт, - подтвердил Петров.
Васечкин медленно вытащил свой член из щелки девочки, поцеловал ее в губы и сказал:
- А давайте в школу сегодня не пойдем.
- Хорошая идея, - сказал Петров, лаская рукой лобок Маши. - Займемся чем-нибудь другим.
Маша раздвинула ноги, пропуская руку мальчика к своему бутону, и сказала:
- Я не против. Я только за!
Васечкин нежно покрутил опять твердеющий сосок подруги:
- Ох, Маша!
- Ладно-ладно, - откликнулся Петров и поцеловал девочку.

luisluis

Post 18-Apr-2015 12:09

[Quote] 

Янка - Минетчица В тот день двадцатидвухлетний Коля гулял на юбилее у своей родственницы. Праздник проходил в небольшом ресторане, в который было приглашено множество гостей. Среди них находилась приятельница именинницы по имени Яна. В свои тридцать пять лет барышня являлась привлекательной особой с правильными чертами лица и умопомрачительной фигурой. Наш герой сразу обратил на женщину внимание и постоянно ей любовался.
Спустя несколько часов, когда все гости хорошо выпили, Яна пригласила Николая на медленный танец. Прижавшись к партнерше, молодой человек так возбудился, что адреналин в крови зашкалил допустимую планку. Пока звучала музыка, соблазнительница все сильнее сжимала парня в объятиях и тяжело дышала ему в ухо.
В какой-то момент пылкая барышня призналась:
– Я хочу тебя, очень хочу! Давай, где-нибудь уединимся.
Естественно, поступившее предложение весьма обрадовало гетеросексуала. Юноша сразу решил отправиться с искусительницей в туалет. Согласившись, женщина потащила потенциального любовника в женскую уборную, где закрылась с ним в одной из кабинок. После этого сладкая парочка принялась активно и страстно целоваться, желая скорее удовлетворить эротичный накал. Но для начала наши герои прибегли к оральным ласкам.
Опустившись на корточки, Яна взяла в ротик эрегированный пенис и приступила нежно и аккуратно посасывать головку. Минетчица доставляла Коле немыслимое удовольствие и периодически уделяла внимание яичкам, которые облизывала и брала в ротик.
Спустя пару минут, гетеросексуал феерично «финишировал», угостив зрелую диву добротным шматком теплой спермы. После этого парень приступил к кунилингусу. Расположившись между ног партнерши, он начал интенсивно массировать и ласкать половые губки параллельно с клитором. Помимо этого молодой человек исследовал пальцами влагалище, шустро орудуя внутри мяконькой влажной пещерки.
Когда оральные нежности закончились, Яна выпятила соблазнительную попку и пошире раздвинула ножки. Открыв доступ к вагине, подруга именинницы с нетерпением ожидала глубинного проникновения. Вскоре барышня его ощутила, и с первых секунд полового акта стал тихо постанывать, приближаясь к эйфоричному оргазму. Коля шустро трахал чаровницу, испытывающую от мощного пениса невероятное удовольствие. Спустя пару минут, женщина сумела повторно кончить. От ураганной эротичной волны она кое-как удержалась на ногах, которые сотрясались мелкой дрожью…
Когда наш герой тоже расслабился, парочка спешно покинула туалет. Весь оставшийся вечер Яна провела в компании темпераментного самца, а после юбилея пригласила его в гости. По понятной причине юноша незамедлительно согласился и с огромным желанием трахнул красавицу на протяжении всей ночи…

luisluis

Post 13-Apr-2015 18:56

[Quote] 

Секс с бывшей одноклассницей C Таней мы случайно встретились на свадьбе у нашего общего друга. Мы учились с ней вместе последние два года школы. Таня была симпатичная девушка, высокого роста, около 170 см, с прекрасной фигурой (в школе она занималась танцами), с упругой попкой и вторым размером груди. У нее были длинные белые волосы которые мне всегда нравились. Я тоже в меру симпатичный парень, ну и хватит, пожалуй, обо мне. На дворе лето. На ней было одето прекрасное полупрозрачное платье, через которое к слову, просвечивались даже трусики танго, черного оттенка.
После школы мы как то потеряли друг друга из виду, хотя, когда учились испытывали симпатию друг к другу. Потом, некоторые друзья мне говорили, что видели ее на сайте проститутки уфы , но я этому не верил. Я часто вспоминал ее и в душе мечтал о сексе с бывшей одноклассницей.
Как только наши глаза встретились, мы тут же расплылись в улыбке. Мы оба рады были встрече, а спустя пару минут разговора, который незаметно затянулся минут на 15, мы уже поедали друг в друга глазами. И если б на нас не обратили внимание, в общем, мы обменялись телефонами, и договорились дождаться более удобного момента. Удобным моментом мы сочли следующие выходные у неё дома. В процессе общения договорились встретиться в тех же на рядах, что и были на свадьбе. Так сказать сделать вид, что мы гуляем и тут нам удалось ускользнуть от всей этой суеты, не большой фетиш или ролевые игры.
В назначенный день и час, я с бутылкой охлажденного шампанского позвонил в звонок. Таня открыла дверь, в том же самом платье, в руках у нее был бокал шампанского. Она с игривым взглядом ждала меня. Таня не сдержалась и ещё до моего прихода, открыла свою бутылку шампанского и в ожидании моего прихода немного выпила. Мы еле сдерживаясь прошли на кухню, выпили немного шампанского, она рассказала, что действительно работала девушкой по вызову на одном сайте. Но сейчас она почти год, как живет с одним состоятельным бизнесменом и ее все устраивает. Потом мы пошли на балкон, так сказать скурить по сигарете. Зайдя в зал, я положил руку ей на талию, она резко развернулись и наши губы соединились в страстном поцелуе. Страсть кипела в наших телах, взглядах, движениях и мы руками стали жадно исследовать тела друг друга. Я мечтал об этом теле еще со школы. А тот факт, что она работала проституткой меня заводил еще больше.
Она оторвалась от моих губ, и задыхаясь сказала: -“Трахни меня сзади”. Я положил руку, между половинками попки, крепко сжал и повел в сторону стола, который стоял почти по середине комнате, ближе к балкону. Она облокотилась на стол, руками ухватившись за дальний край. Я сорвал её платье, шлепнул по попке, вытащил свой набухший член, сдвинул её черные трусики, и мощным толчком вошел в её пещерку, которая текла от возбуждения. Она стонала от каждого движения моего члена в её киске. С её губ срывалось да, да, да! Я набрал большой темп и уже не останавливался до того момента, пока не почувствовал, что оргазм уже близко. Она кричала от удовольствия, когда я высунул из её киски свой член и кончил ей на попку. После взял её за волосы и поставил перед собой на колени. Она высосала последние капли из моего члена, который даже и не собирался брать перерыв. Поимев её ротик, я поставил её раком на диване и снова продолжил трахать. Секс с бывшей одноклассницей продолжался еще часа два. Таня была опытна, все-таки то что она работала по вызову сказалось на ее умении доставлять мужчине удовольствие. Мы перепробовали кучу поз и мест. Я имел ее и на кухне и в ванной, но закончили мы на диване. После чего еще долго лежали в объятьях друг друга и вспоминали школьные годы. На следующий день мы повторили наше безумие. Но сначала я устроил ей легкую фото сессию. Некоторые наиболее безобидные фото из которой выкладываю ниже.








-

luisluis

Post 13-Apr-2015 18:32

[Quote] 

Мой первый секс в Новосибирске Эта история со мной приключилась 3 года назад. До этого у меня ни разу не было секса в другом городе. Как то география моих сексуальных побед ограничивалась моим родным Воронежем. Но вот меня посылают в командировку по работе в Новосибирск. Я уже не в первый раз езжу в этот город, но вот секс в Новосибирске случился впервые. Но обо все по порядку. Приезжаю я на фирму наших партнеров, а так как я не в первый раз приезжаю, то несколько хороших моих знакомых уже ждали меня. Одного из них звали Максим. Мы всегда успевали и поработать и в то же время хорошо посидеть после работы. Друзья всегда устраивали мне сюрпризы.
Но в этот раз они перестарались! Прямо с порога Максим у меня спросил – «в сауну идёшь»? Я начал отмазываться, - типа дел по горло, да и что ещё рано, и всё такое. Но ему мои доводы показались неубедительными и он чуть ли не силой начал тащить меня к выходу из здания.
Я уже было направился к машине, как он сказал, что здесь близко и мы пойдём пешком. По пути мы зашли в ближайший магазин и купили два ящика пива. Всего нас было четверо. Идти действительно не пришлось долго. Буквально в ста метрах от здания фирмы мы свернули во двор, и подошли к старому облезлому подвалу. За железной дверью был небольшой коридор. Дорогу нам преградила еще одна уже деревянная дверь с глазком, видеокамерой и домофоном. Как выяснилось в этом подвале и была сауна, друзья её нашли совсем недавно, а порекомендовали им эту сауну именно из-за девочек. Вошли внутрь. В нутрии было довольно прилично. Направо русская парилка, прямо сауна с бассейном, налево раздевалка, затем гостиная. Мы не долго думая, разделись, облачились в простыни, и пошли обследовать гостиную. Всё было сделано со вкусом и шиком. Кожаный диван, столик, видео аппаратура, музыкальный центр. В конце комнаты был закуток с ширмой, мы не поленились и туда заглянули. За ширмой был коридорчик, и по обе стороны были комнатки для отдыха. Две маленькие, в которых были только кровати, одна с двух спальной кроватью, а последняя большая, отделанная камнем, - как пещера, на стенах цепи, хлысты, верёвки, ошейники и много другого, а в центре большая, нет я бы даже сказал огромная кровать. Всё это так нас заинтересовало, что мы не удержались спросить, а где же женский пол. Нам объяснили, что за умеренную плату девушек можно вызвать по телефону. Не долго думая Максим предложил заказать пару девчонок. Через 5 минут на пороге стояли две девушки. Одна постарше и повыше, но на лицо подуставшая, - страшная такая, - как баба Яга. Мы её сразу отправили гулять. А вторая! Это отдельный разговор. Вторую девушку звали Аней. Она была необыкновенно красивой. Представьте себе куколку из Плэйбоя с шикарной грудью. Блондинка с голубыми глазами, классной упругой попой, и с шикарной татуировкой на спине. Не знаю как у других, а у меня сразу начал вставать. Секса в бане или сауне у меня до этого момента еще не было и я очень хотел это исправить. В общем все кроме меня и Максима оказались женатыми, и отказались от девчонок, а мы с Максимом договорились, что Анечка остаётся с нами на часок. Максим сразу сказал, что ограничится минетом, поэтому я иду вторым. Он с ней уединился в той самой комнате с цепями и хлыстами и не заставил себя долго ждать. Они с Аней вышли через 10 минут улыбающиеся, и общающиеся как старые закадычные друзья. Я немного волновался. Дело в том, что у меня давно не было женщин, а таких шикарных как Аня, наверное вообще еще не было. Она была на вид немногим старше меня. Но по ее взгляду я понимал, что опыта у нее было не мало. Со своей последней подругой я поссорился уже больше месяца назад и до сегодняшнего дня был так сказать не в форме, но падать в грязь перед друзьями и отказываться на пол пути от начатого я не собирался. Мы в очередной раз выпили по бутылочки пивка, покурили на скорую руку и я решительно потащил Аню в парилку. Остальные в это время играли в бильярд. Не знаю почему, но я думал заняться сексом именно в парилке, на что Аня сказала, что там будет не сильно комфортно. Мы просто посидели в парилке, и поболтали на посторонние темы. Я так хотел запомнить эту девушку, что попросил даже сфотографировать ее на память. Аня была не против. После небольшой фотосессии, мы переместились в спальню. Мы зашли в спальню, Аня покорно скинула халатик, который чуть прикрывал её попу и грудь и присела на край кровати. У подушки лежал заранее приготовленный ею презерватив. Признаюсь, она без одежды была ещё лучше, чем в ней. Её нежная кожа была слегка загорелой и всю её с ног до головы покрывал белый детский пушок.
-«Антон мне сказал что ты не местный»? спросила Аня.
-«Да, я в командировке».
-«У тебя уже был секс в Новосибирске»? спросила она с интересом.
-«Нет, у меня вообще уже больше месяца секса не было», почему то сразу признался я.
Аня откинулась на спину, развела ножки и взглядом пригласила меня к себе. Вы не поверите, но у меня как в первый раз мурашки по спине пробежали. Я прилёг рядом с Аней, положил ей руку на бедро, и начал её ласкать. Она намекнула, что это бесполезно, что её трудно возбудить, что она уже несколько месяцев не испытывала оргазма, и что я зря теряю время. Но я не из тех, кто думает только о том, как бы побыстрее втащить и кончить. Я люблю романтику и обоюдное удовольствие. Я начал ласкать её бёдра, животик, плавно перешёл на грудь. Её грудь была великолепна. Я никогда ещё не видел такой красивой круглой и в то же время упругой груди. От прикосновений её соски сжались, стали твёрдыми и стояли почти как мой член. Это возбуждало меня до умопомрачения. Я начал целовать её с живота, то вверх, то вниз. То спускался до колен, то поднимался до её шеи. Когда я приблизился к её начисто выбритой киске, она начала закрывать глаза, стонать, выгибаться назад, приподнимая её ко мне ближе. Это был хороший знак, но я не торопился. Я ласкал её и целовал, то дышал на неё тёплым воздухом, то дул холодный ветер. Она вся покрылась гусиной кожей. И мне это безумно нравилось. Глядя на её маленькое тельце я подумал, что она вероятно очень маленькая и у меня с моим 19 сантиметровым прибором с трудом получится в нее войти. Она уже вся текла. Я не долго думая натянул презерватив. Это был дешёвый Китайский презерватив. Он был настолько облегающим, что моя головка в мгновение ока - сдулась, эрекция маленько улеглась и не долго думая я поднёс член к её маленькой сочной дырочке. Член мой уперся в её узкое отверстие. Пришлось изрядно поднажать, чтоб головка нырнула в неё. Дальше проще - Слегка разведя рукой её половые губки я подналёг ещё, и член провалился в неё. Она была настолько удобной, гладкой, нежной изнутри, что я чуть не кончил, даже не начав. Половые губки крепко обхватили меня у самого основания члена. Это было безумно приятно и безумно возбуждало. Аня потом призналась, что когда она увидела мой огромный член она как и я вначале напугалась, после того как он вошёл в неё весь без остатка до самого основания и упёрся в её матку, она поняла что он именно то что ей надо, именно то что она так долго искала. Я начал раскачиваться на ней, начал нежно водить членом вверх и вниз, это было что то не реальное, нам было настолько приятно! Мы так идеально подходили друг другу, что у меня и у неё начали плыть круги перед глазами, мы стонали от удовольствия, то ускорялись, то останавливались, это было так приятно, и так необычно, что нам хотелось наслаждаться друг другом бесконечно? Мой первый секс в Новосибирске протекал очень удачно. Она обхватила меня ногами, мы слились в поцелуе. Я лежал на её нежной груди. Я ощущал её каждой клеткой, которой я к ней прикасался. Она была идеальной! Затем я закинул её ноги мне на шею. Боже мой. Она сжала мне бёдрами член. И я завыл от удовольствия. Побалдев так несколько минут, я перевернул её на колени и вошёл в неё сзади. С ума сойти. Она во всех позах была идеальной. Я обхватил её попу похожую на волосатый персик и стал долбить её до самого упора. Аня стонала от удовольствия. Член упирался в неё. Это доставляло массу удовольствия. Она даже в такой позе умудрялась сжимать его бёдрами. Искры сыпались у меня из глаз. Не вынимая члена из неё, я положил её на живот, член остался внутри её и был направлен строго вниз. Было такое зрелище будто он в её попке, но он был глубоко в ней и это было намного приятнее чем все попки в мире вместе взятые. В этой позе она стонала как ребёнок. Она подмахивала мне своей попой. Это зрелище было настолько возбуждающим, что у меня яйца начали подтягиваться в живот. Я как небольшой знаток анатомии начал вводить член в Аню до упора. В этом положении я массировал её до сих пор не ведомую ей точку G?. Аня плакала от удовольствия. Тот факт что её приятно, доставлял и мне массу удовольствия. Оргазм в этой позе не заставил себя долго ждать. Мы кончали одновременно. Я вогнал член до упора и почувствовал как сжимается её влагалище. Она то сжималась, то разжималась, при этом она сдаивала меня до последней капли. Аня попросила не вынимать член из неё подольше, она продолжала испытывать оргазм. Я чувствовал, как судорожно сжимается её влагалище. Это продолжалось несколько минут. Потом всё реже и реже. Я при этом ощущал, как из меня толчками льётся сперма. Когда оргазм закончился, - я упал на неё. Крепко обхватил её руками прямо за её прелестную грудь. Мы завалились на бок и заснули. Я очнулся от того, что кто-то стучал в дверь. Это был Максим. Он сказал, что наше время вышло, что в сауну пришли другие клиенты. Мы быстро оделись и вышли на улицу. Аня была раскрасневшейся и еле стояла на ногах. Она была удивительно красивой и в тоже время маленькой девочкой. Слёзы капали из её глаз. Мне не хотелось расставаться с ней. Мы обнялись на прощание и крепко поцеловались. Она сказала - Ты лучший - повернулась и ушла! Больше я никогда её не видел. После этого у меня еще не раз были командировки в Новосибирск, но Аню я так больше и не видел. А секс в Новосибирске у меня был после этого регулярный, но такого как с Аней, я больше не испытывал.

luisluis

Post 13-Apr-2015 17:59

[Quote] 

Мой первый секс втроем Идея секса втроем меня посещала давно. Причем формат ЖМЖ мне предлагали уже не раз, но я все-таки воздерживалась от такого опыта. Ну не мое это наверное. А вот ласки сразу двух мужчин, я не раз представляла в своих сексуальных фантазиях. И вот не так давно у меня появилась возможность воплотить свою данную мечту в реальность. Живу я уже 5 лет как одна после развода. За это время у меня было достаточно мужчин, с некоторыми я поддерживаю до сих пор теплые отношения. И вот один из таких мужчин позвонил мне на днях и сказал, что будет в моем городе проездом. Предложил встретиться. Почему бы и нет, подумала я, и пригласила его к себе.
В нашу последнюю встречу мы обсуждали возможность секса втроем, но как то так и спустили все на тормозах. Был у меня и еще один мальчик в запасе, который всегда был готов на любые сексуальные эксперименты. Как мне тогда показалось, это был идеальный повод свести этих людей, не знающих друг о друге вместе. Именно сейчас, именно в этот раз я решила попробовать свой первый секс втроем.
И вот долгожданный вечер. Первым приехал Андрей. Это тот, который гостил в нашем городе проездом. Андрею было около 30, мне 35. Мы встречались с ним до сегодняшнего дня всего 3 раза, но все наши редкие встречи проходили очень ярко и разнообразно. Мы поприветствовали друг друга, а потому, что он был прямо с дороги, он попросил чаю и после пошел в ванную, чтобы принять душ. Я сделала чай, и пошла посмотреть, что он там делает. Андрей только что побрился, и стоял под душем.
То что он был под душем один, я не могла ему простить, тем более, что у нас в этом отношении уже был очень хороший опыт. Поэтому я не долго думая шагнула к нему в душ. Уверяю вас, что нет ничего лучше, чем мужские руки нежно ласкающие ваше тело в душе. Он массировал мою спину, грудь бедра. Я была на вершине блаженства, что даже не сразу заметила, как он сунул руку между моих ног, и начал нежно стимулировать мне клитор. Желание наростало все больше и больше, не в силах сдерживаться более, я кончила от его пальцев.
Мы закончили мытье, Андрей положил полотенце на пол и схватил меня под колени и посадил на стиральную машинку. Я даже не успела опомниться, как его голова оказалась между моих бедер. Он приподнял мои бедра руками и впился губами в мою киску. Его язычок жадно исследовал мой клитор, от чего я еле слышно постанывала.
Язычок его был настолько умелым, что каждое его движение вызывало у меня быстрый приток возбуждения после оргазма. Но тут раздался звонок в дверь.
Мы успели одеться, и Андрей скользнул на кухню. В дверях уже стоял Марк. Марк был моей палочкой-выручалочкой. Я могла позвонить ему в любое время суток и он сразу же приезжал. В сексе Марк был экспериментатором и новатором. Поэтому я была уверена что мой первый секс втроем должен проходить обязательно с его участием.
Я поцеловала его в щечку, а после представила Андрею. После этого мы сели в зале на диван и разлили шампанское. Атмосфера становилась свободной, и в какой-то момент я увидела, что Андрей смотрит на Марка, Марк на Андрея, и их руки в этот момент уже начинают меня исследовать.
Какое то мгновение и вот, они уже сняли с меня блузку. Еще один миг и я без юбки.
Их руки, жадно бродят по всему моему телу, то вверх, то вниз, невзначай задевая мои самые чувствительные точки. И вот, один из них уже ласкает мои груди, а второй жадно впился в мою киску. Я не выдерживаю такого напряжения и встаю. К сожалению, это была моя ошибка, потому что прежде, чем я успела что-то сказать, один из них уже вошел в мою киску. Я нагнулась, и член Марка уперся мне в губы, в то время, как Андрей входил в мою киску, стоя сзади.
Чуть позже они поменялись местами и я ощутила более мощный ствол Марка в своем влагалище. Андрей жадно вздрачивал член перед моим лицом, периодически бил им по моим губам. Я была в состоянии блаженства, у меня дрожали колени и руки. После чего они положили меня на диван и пристроились с двух сторон. Двойное проникновение. Как я мечтала об этом. Сначала Марк проник мне в попку, а потом уже и Андрей вошел спереди. Они двигались ритмично и напористо. Я выла от наслаждения, впиваясь в мускулистые плечи Андрея. В этот момент я поняла, что они не оставят меня в покое ближайшие пару часов. Именно таким я и представляла свой первый секс втроем.
Мы ласкали друг друга часа четыре подряд, за редкими перерывами на то, что бы попить и покурить. После дивана мы перешли в спальню на кровать и продолжили экспериментировать, воплощая в жизнь все наши желания.
Особенно мне запомнился финал нашей встречи, в котором они одновременно кончили мне на лицо и на грудь. Я долго вздрачивала их члены двумя руками, доведя до безумия каждого, результатом чего получила два мощных фонтана из горячей спермы себе на лицо. После чего мы приняли душ и еще долго лежали, делясь впечатлениями друг с другом.
Вот такой вот у меня получился мой первый секс втроем. После этой встречи у меня были еще подобные, но эта запомнилась особенно, может быть потому, что она была первой.

luisluis

Post 13-Apr-2015 17:53

[Quote] 

Секс в поезде Секс в поезде всегда был моим тайным желанием. И вот, как то года два назад я возвращалась из командировки домой на поезде. Мне оставалось переночевать в поезде, и уже на утро я была бы дома… Командировка была долгой и утомительной, и секса у меня уже не было более двух недель. Поэтому я стремилась поскорее вернуться в родной город, где меня ждал мой парень, с которым я начала встречаться как раз перед отъездом.
В купе своего вагона я вошла первой. Чуть позже в купе вошел парень, на вид моего возраста может даже чуть младше (не тогда было 25 лет). Парень был в моем вкусе с фигурой пловца, карими глазами и запахом дорогих духов. Вслед за ним пришли еще 2 курсанта военного училища, на вид лет двадцати.
Поезд тронулся, а я села читать какой то журнал. Пловца, как я уже узнала позже, звали Игорем. Он сидел напротив меня и тоже начал что то читать. Курсанты залезли на верхние полки и смотрели в окно. Прошло около полу часа и Игорь достав бутылку вина, предложил выпить за знакомство. У курсантов в заначке, как ни странно тоже оказалась бутылка водки и бутерброды. Я же положила на стол коробку конфет. Уже после второго тоста было заметно, что все повеселели. Я начала с вина, но в последствии меня убедили выпить пару рюмок водки. Начались всякие шутки, приколы, анекдоты… И тут я заметила какой-то блеск в глазах моих попутчиков. Я обратила внимание, как они пялились на мои коленки. Нужно заметить, что такие взгляды всегда заводили меня. А как я уже говорила, секс в поезде всегда являлся моим тайным желанием. Выпив еще 3 рюмки мне захотелось подразнить моих попутчиков. Сказав им, что мне нужно переодеться, я попросила, чтобы они отвернулись. Я достала свой шелковый халат и стала переодеваться, зная что в окне все прекрасно отражается. Накинув халатик, я села рядом с Игорем. Мы выпили еще, и затем я слегка раздвинув ножки дала возможность посмотреть на мои тоненькие трусики 2 курсантам. Игорь в это время смотрел на мою почти не прикрытую грудь. Я была так возбуждена что просто хотелось крикнуть, что я хочу их всех! Пока они просто смотрели на меня, я якобы вышла покурить. Но на самом деле я дала им время обговорить их действия по поводу дальнейшего секса в поезде.
Я вышла в тамбур. Вслед за проследовал и Игорь. Он нежно коснулся моих губ и я почувствовала как его язык проникает мне в ротик. Его рука скользнула мне под халатик и сжала мою грудь. Желание заняться сексом в поезде только нарастало. Опасаясь быть застигнутыми я предложила пройти в туалет. Он распахнул мой халат и снял с меня трусики. Смочив пальцы слюной он коснулся клитора. Я вздрогнула и прижалась к его руке сильнее. Игорь умело ласкал мой клитор, а я жадно впилась в его сладкие губы. Мое желание нарастало. Именно о таком сексе в поезде я и мечтала. Грязном , запретном. Игорь приспустил свои джинсы, повернул и наклонил меня. Его член уже был готов, и он начал входить в меня. Он двигался все быстрее и глубже. Я чувствовала как его яички бьются о мое тело и уже через минуту я ощутила свой первый оргазм. Затем Игорь попросил меня присесть и коснулся своей головкой моих губ. Слегка приоткрыв рот я язычком облизала его головку. Взяв его яйца в ладошку я начала жадно засасывать его член, и уже через пару минут мой рот был заполнен спермой. Я привела себя в порядок и мы пошли в купе. Курсанты уже были по пояс раздеты и ждали моего возвращения.
Выпив еще рюмку водки, я засунула руку в джинсы Игоря, сжимала его член и целовала его грудь. Секс в поезде был в самом разгаре. Потом я опять взяла его член в ротик. Пока ласкала Игоря член, курсанты уже сняли с меня халат и ласкали мою грудь, попку, бедра… Я прервалась, когда увидела что ребята достали презервативы. Облокотившись на столик, я нагнулась. Один из курсантов вошел в меня и начал быстро меня трахать. А я в это время сосала член Игоря с одной стороны, и рукой вздрачивала член второго курсанта. Затем курсанты поменялись. Потом меня трахал Игорь, а я уже глотала молодую сперму горячих военных парней.
Далее мы почти всю ночь трахались. Столько оргазмов я еще не испытывала за 1 ночь… В целом поездка была славной! О такой сексе в поезде я даже не могла мечтать.

luisluis

Post 13-Apr-2015 17:27

[Quote] 

Марина Б. в нижнем белье за гаражамиСвеженькая девушка Марина Б. согласилась на участие в эротической фотосессии за гаражами. Она позирует в белоснежном нижнем белье, которое очень чувственно снимает с себя и в конце показывает свою попку крупным планом.Фотки кликабельны.-
 
-

luisluis

Post 13-Apr-2015 16:35

[Quote] 

Девушки и поездаСпособов скоротать свое драгоценное время в длительных железнодорожных поездах немного. Шахматы, журналы, сканворды и игровые приставки уже не в моде. Новый тренд - эротическая фотосъемка девушек - своих жен или случайных попутчиц - прямо в вагоне поезда. Пикантные ощущения гарантированы, как фотографу, так и представительницам прекрасного пола.
Ниже представлена интересная подборка любительских фотографий девушек в поездах.
-

























































































-

luisluis

Post 13-Apr-2015 12:57

[Quote] 

"Секс в поезде" Ехал я как-то в поезде. Был в гостях у родственников. Перед отправкой на вокзале стоял курил около вагона. И заметил девушка иногда поглядывающую на меня. Я ей улыбнулся, она в ответ тоже...
Вот поезд начал трогаться и я увидел ту самую девушку... Она оказывается ехала на против меня в одном плацкартном вагоне с мамой. Пока ходил контролер проверял билеты мы заглядывались друг на друга...
Тут у это девушки ушла мама в туалет переодеться, я тоже встал взял вещи, решил пойти тоже одеть другую одежду. Тут она мне сказала:
"Молодой человек, пойдете курить позовите меня с собой, только тссс... мама не должна узнать что я курю..." Я подмигнул и ответил согласием.
Я в быстром темпе пошел переодеваться, потому что хотел быстрей познакомится с ней, у меня почему то промелькнула мысль:
"Ведь у меня не было секса в поезде еще не разу"
Пришел обратно в плацкарт и подмигнув глазом позвал ее в тамбур. Мы вышли и начали болтать, вообщем познакомились узнал то что ей ехать не долго часов 5, а мне часов 14. Я решил ускорить наше общение. Но тут она меня опередила и предложила сама сходить в вагон-ресторан выпить пива. Я естественно согласился с радостью...
Выпив достаточно много пива, наговорившись обо всем, вышли м покурить в очередной раз... и тут я не выдержав, обнял ее и страстно поцеловал... Она не сопротивлялась, тоже ответила мне страстью. Мы достаточно долго целовались.
Я уже был весь возбужден, и сказал ей:
" Я хочу тебя..."
В ответ я услышал:
"Я тоже, что будем делать"
Так как вариантов было мало, и хорошо что попался новый вагон с двумя нормальными туалетными комнатами. Я ее затащил в одну из них. После того когда она узнала, что у меня есть с собой презерватив она еще больше обрадовалась...
Закрыв дверь я начал страстно ласкать ее... и снимать одежду... И вот стоим мы оба голые, целуемся, тут она резко опускается и начинает страстно сосать (просто минет к этим ощущениям не подходит) Она делала это очень эротично, постукивая моим членом себе по языку и по лицу. После она поднялась я хотел сделать ей куни но она сказала что очень сильно возбуждена и хочет чтобы я ее трахнул.
Я прижав ее к стенке подняв ноги почти себе до плеча резко вошел в нее. Она было влажная и страстная... Как назло поезд сделал остановку и в вагоне было довольно тихо. После этого я поставил ее рачком и продолжил трахать. то и дело нужно было включать воду, чтобы пассажиры не слышали наших стонов.
От дикого возбуждения и вспыхнувшей страсти меня хватил не надолго... разогнавшись и вытащив свой член, я кончил на ее попку....
Это было классно....
Собравшись мы вышли из туалета, половина вагона спали. Мы посмотрели на часы ей оставалось минут 40 до высадки. Пришли в плацкарт у нее проснулась мама и спросила: "Ты что не спала?" Она ей в ответ: "Да что-то не хотелось... и ехидно улыбнулась глядя на меня....
В скором времени она вышла, мы попрощались. Но эту поездку я не забуду никогда...

luisluis

Post 13-Apr-2015 12:50

[Quote] 

Моё загорелое приключение Так хотелось на море. Так хотелось белого песка, что я собрала свои вещи, и уехала туда, где меня, наверное, вовсе не ждали, но моя душа, а может и попка, хотела приключений. В поезде, было много новых знакомств, общения, развлечений. Но что-то все равно было не то. И даже приехав на юг, я не ощутила той привязанности к морю, и свежему воздуху. Наверное не то время, наверное я поспешила с выбором отдыха. Ведь окружение было совсем не то, что было нужно моему телу. Взяв билет обратно домой уже через три дня, я сидела в своем номере и скучала по драйву, тусовкам. Со мной происходило что-то не то, и мне как никогда хотелось домой.
Тот долгожданный день наконец настал, я собрала вещи, снова, и поехала на вокзал. Мне попалось самое лучшее купе, самый лучший вагон с кондиционером. Когда поезд отправился, я стоя у окна, смотрела на закат, и мечтала о сексе моей мечты. Проехав пару остановок, а перерывы между ними были ну очень долгими, к нам в вагон зашел шикарный мужчина в одних шортах, обтягивающей белой майке и ошеломляющим загаром. Я отошла назад, при этом оказавшись внутри своего купе.
-Можно мне зайти? – улыбнувшись он пустил в меня взгляд.
-Ой, конечно. – я отпрыгнула назад.
Я совсем уж не ожидала, что зайдет именно к нам. Но этого наверное стоило ожидать, ведь одно место было свободно. Запрыгнув на верхнюю полку, и лежала и все время смотрела вниз, на него. А все начиналось с фильма, после, обеда, ужина, и разлившегося вина на пол. К нам сбежались все проводницы, которые были на тот момент в нашем вагоне, а после мы с этим красивым мачо раззнакомились полностью.Он, все шутил, и бегал курить. Мы обсуждали наших соседок по купе, и вели разговор о жизни. Мне казалось, я была для него жвачкой, которая не отходила ни на шаг, а когда он уходил сам в вагон – ресторан, мне становилось так одиноко, что я за 15 минут расставания успевала соскучится.
-Идем со мной?
-Снова курить?
-Да.
Стоя в тамбуре, он курил и смотрел на меня.
-Ну, что идем обратно?
Собравшись уже идти и приоткрыв дверь, он вдруг сказал:
-Подожди. Можно тебя спросить? – он выпустил дым изо рта.
-Конечно.
-Можно тебя поцеловать?
-Можно. – смущенно ответила ему, опустив глаза.
Сама от себя того не ожидая, через пару секунд я обнимала его и во всю сливалась с ним губами.
Он еще что-то там говорил, но мне уже было не до этого. Прижав меня к стене, он снял в меня джинсы, взял на руки, и резко посадил на свой огромный член, от чего я даже закричала. Его губы в тот момент служили пробкой моим крикам и стонам, а его хуй так жестко меня трахал, что я кончала, а мои соки растекались по его яйцам, что еще больше возбуждало обоих. Опустив меня вниз, он поставил меня раком, и тут же вошел в мою разъёбаную дырочку. Его руки сжимали мои волосы, а губы присасывались к шее.Это был сумасшедший трах. Он закрывал мой рот руками, и кончал на попку, и спину. Из моих глаз текли слезы, а после, уже в купе, мы уснули на одной койке. На утро, его уже не было рядом, он вышел на своей остановке еще ночью, попросив принести мне утром горячий кофе, пару шоколадных круассанов, и маленькую красную розу…

luisluis

Post 13-Apr-2015 12:34

[Quote] 

Сладость поцелуя Предновогодний вечер ничего не обещал. Мы с мамой готовили ужин, друзья должны были прийти только через пару часов. На лице шел снег, и пьяные прохожие пели новогодние песни. Кто-то провожал старый год, кто-то ехал в гости, а я ждала его…Мы созвонились еще утром, пообещав друг другу незабываемый вечер, но он все не шел.
-Мам! Я пойду выйду, может Сашка уже пришел, стоит на улице, курит наверное.
-Хорошо, только не долго.
Набросив на себя теплый плащ, я выбежала в холодную белую ночь. Света нигде не было, и стало даже как-то страшно. Я просто пошла вперед. Встретив пару друзей, я уточнила время сбора всех у меня дома, и пошла дальше.Пиная снег ногой, я смотрела вперед, и подозревая неладное, решила зайти в нашу любимую с Сашей кафешку. Там все и произошло… По моему телу прокатился страх, а руки мигом стали замерзать. Сердце забилось, а мысли улетели куда-то далеко… Но он меня не слышал. Ему было хорошо с той, которая была ему подругой, которая свела нас с ним три года назад. Мне хотелось разорвать её на части, накричать на Сашу. Но почему-то я решила просто уйти.
На моем лице не было ни одной эмоции, а внутри стало как-то пусто. Я шла назад, думая о нашем празднике, подарках, ёлке, и других мелочах, только бы не думать о нем, и о их поцелуе. Сев на холодную, заснеженную лавочку около подъезда, я стала смотреть вверх, и не задумываясь о произошедшем, просто улыбалась.
-Тебе не холодно? Почему ты одна?
-Я просто отдыхаю.
Опустив глаза, я обнаружила своего бывшего парня, с которым мы прожили год, и разошлись из-за какого-то пустяка, я даже забыла из-за чего. Он показался мне таким милым, что я позволила ему сесть рядом.
-Может зайдем в подъезд? Все таки не лето.
Он всегда заботился обо мне, даже после разрыва, и сегодня я почувствовала, что хочу его обнять.
Он согревал меня своим теплом, стоя около батареи на первом этаже, обнимая меня. И в тот момент мы поцеловались.
По моему телу пробежали мурашки, а внизу пронеслось возбуждение. Я стала целовать его еще сильнее, и с каждой секундой мой клитор ощущал его страсть ко мне. Мое тело было прижато к стене, и я уже не сопротивлялась его рукам. В подъезд заходили гости, кто-то из соседей, и наши знакомые, но уже никто не стал спрашивать почему мы вместе, видя нас счастливыми. Он отнес меня на последний этаж, где было место для занятий сексом, и не было лишний глаз.
Сняв с меня джинсы и посадив на перила, он стал на колени. Его язычок вертелся в моей киске, играя с клитором и дырочкой, которая текла. В тот миг я окунулась в мир блаженства и наслаждения. После куни, я ощутила его полностью. Его член вошел в меня гладко, и плавно. А его движения как будто шли накатом, доставляя дополнительное удовольствие. Руками, я притягивала его к себе, заставляя нырять членом глубже, а перила сзади, служили держателем для моей спины, что позволяло расслабиться. Этот секс стал самым незабываемым в этом году, а наши отношения как будто никогда не заканчивались. Усиливая толчки, он держал меня за спину, водя руками по ней. Его губы присасывались к моей шее, и губам, а его язык игрался с моим, с каждым разом усиливая возбуждение.
-Да, трахни меня, трахни сильнее.
Я уже не могла ждать, не могла получать медленное, убивающее удовольствие. Ускоряя темп, он держал меня за попку, тем самым как будто врываясь в вагину. Я кончала на его яйца, мои сладости капали на пол, а его сперма растекалась по моей дырочке и анусу. Мы так скучали друг за другом, что мой разрыв с Сашей, о котором он еще не знал, стал верным шагом к сближению с бывшим, а теперь наверное нынешним парнем.

luisluis

Post 13-Apr-2015 12:26

[Quote] 

Телесная услада День рождение на природе, этот праздник я решила отмечать именно так. Ведь природа можно сказать соединяет, и располагает. А душное помещение давит на мозги…Собрав компанию из 15-ти друзей, мы взяли машину, напихали её продуктами, и поехали в лес за город. Там было так красиво, что мы с девчонками бросив все побежали фотографироваться, под предлогом – пока трезвые. Парни тем временем готовили костер для шашлыка. Прибежав обратно, мы достали салаты, картошку, стали резать овощи, и ждать парней.
Не далеко от леса, было большое озеро, которое так манило. И я предложила пойти искупаться перед тем как сесть за стол.
В нашей не большой компании было поровну парней и девушек. Некоторые из них встречались, некоторые еще искали друг в друге ту искорку, ну а мне нравился самый красивый по моему мнению парень –Максим. Мы с ним давно дружили, больше даже чем все остальные, и знали друг друга как брат с сестрой. Купаясь в озере, я заметила, что Максим как-то необычно стал смотреть на меня. Может потому, что он не видел меня никогда в купальнике? Мое тело стало женственней, давно появилась грудь, да и попка была ничего так.
Когда мы закончили купаться и баловаться, все побежали обратно к машине. Налив всем водки, вина, и пива, кто что пил, Макс первым поднял бокал, и сказал тост-пожелание, а после ушел за деревья, и через минуту над нашими головами раздались взрывы. Это был самый красивый салют в моей жизни.
Пообедав, друзья пели песни под гитару сидя у костра, а Макс взял меня за руку, и стал вести куда-то. На мои вопросы о дороге он не отвечал, но придя на поляну освещенную солнцем, он прислонил меня к дереву и стал целовать. Его руки медленно опускались к моей попке и мяли её, от чего я возбудилась. В мою голову тут же пришла мысль, что я хочу его. Сняв с него штаны, я опустилась и взяла в рот его торчащий передо мной член. Макс закрыв глаза, взял меня за волосы, и стал немного подталкивать мою голову руками. После минета, он снял футболку, положил на землю, и попросил меня лечь на нее.Перевернув меня со спину на живот, парень приподнял мою попку, и стал кусать её, от чего я стала реально течь. Его пальцы проникали в мою киску, анус, и теребили набухшие соски. А после, он резко и глубоко вошел в меня.
Я еще больше выгнулась, и стала качаться ему на встречу, что доставляло большего удовольствия обоим. Натягивая мою киску, он менял позиции, крутил членом внутри меня, иногда вставляя свой хуй в попку. Так продолжалось минут 15. В конце он стал трахать меня в жопу так сильно, что я от криков не слышала сама себя, и стала кончать. Макс видимо кончил тоже. По моим ногам потекла сперма, а парень откинулся на траву. Полежав вместе еще минут пять, мы оделись и пошли к своим, но увидев только пару человек, поняли что не мы одни ушли наслаждаться телами.

luisluis

Post 13-Apr-2015 12:23

[Quote] 

Я ничего не знала На такой великий и красивый праздник как Рождество, у нас дома собралось не мало гостей.
Я как всегда приготовила ужин, и веселье шло на ура. Мы с мужем очень любили позабавиться, в плане секса, особенно в экстремальных условиях. В этот раз Рома предложил сделать вид, что якобы мы вдвоем ушли в магазин, за главного оставили его друга – Гену.
-Ну, мы уже ушли. Если что, ты знаешь где что лежит.
Мы удачно спрятались на кухне, в кладовке, когда Гена отвернулся, и ушел в зал. Как всегда Рома был подвыпивший, и его пробрало на смех. Я как могла затыкала ему рот, но у меня ничего не получалось. Риск, что нас тут же словят на горячем, был велик, я и решила приступить к действиям номер два.
Я быстро опустилась вниз, и стянула с него штаны с трусами, и принялась облизывать его член. Это сработало на все 100%. Рома успокоился, и начал тяжело дышать. Я мяла его яйца, целовала вокруг его тело. А он проказник все тянулся к моему лицу, пытался вставить член сразу же мне в рот. Я сначала не поддавалась. Но после, он проник в мой ротик, и начал сам двигаться туда-сюда, не давая мне покоя. На минуту, мне показалось, что он хочет кончить сразу, не доставив удовольствия мне. Ах, нет, проказник! Я тоже хочу насладиться! Взяв член в руку, я начала медленно его дрочить, а Рома тем временем опустился ко мне, и стал посасывать клитор. От вздохов, и стонов, кто-то выключил музыку, и стал прислушиваться к каждому шороху. Мы на миг застыли, и это ещё больше нас возбуждало. Но вот музыка включилась, и мы продолжили. Рома повернул меня к себе спиной, и начал пытаться вставить член в меня. Как тут открылась дверь, и в процессе мы увидели Гену.
-Ах, вот вы где, извращенцы.
Больше он не сказал ни слова, лишь прикрыл дверь, и мне показалось, что за ней он смотря на нас начал дрочить. Это ни как нас не смутило, и Рома продолжал трахать меня как только мог.Наверное Гена не выдержал, он зашел к нам, и что-то сказал на ухо Роме. Я ничего не услышала, стоя возле стены, я продолжала теребить свой клитор, и ждать когда Рома снова войдет в меня.
-Ой, Рома, а ты я вижу проснулся. Давай, трахай меня, вот так, жестко.
После некоторых перерывов, мне показалось, что стволы внутри меня были какие-то разные, и когда в очередной раз Рома собрался меня трахнуть, после передышки, я повернулась…
-Гена? Что ты тут делаешь?
-Ебу тебя. Давай без вопросов, ладно?
И Гена все продолжал меня насаживать на своего друга. Моему удивлению не было предела. Но я не стала зацикливаться, и продолжала получать удовольствие. После того как Гена кончил, вошел Рома, а я сделала вид, что ничего не знала.

luisluis

Post 04-Apr-2015 15:49

[Quote] 

Кристину трахнули на пляже! Александр сидел в своей комнате, грустно переводя взгляд из наспех брошенной в угол доски для серфинга на стрелки часов, которые медленно, но уверенно приближали к вечеру. Проведенный день казался ужасно скучным и неинтересным, все время с небольшими перерывами лил дождь, но дело даже не в этом, мысль о том, что в его жизни явно не хватает ярких ощущений, навязчиво вертелась в голове и мешала сосредоточиться. Ночные тусовки изрядно поднадоели, а загорелые женские тела не вызывали абсолютно никакого желания. «Нужно пойти прогуляться, — подумал он. – Прохлада и свежий морской воздух наверняка пойдут на пользу».
Кристина сидела на берегу, робко поджав колени, и пристально всматривалась вдаль. Ее светлые волосы растрепал ветер, коротенькая юбка задралась, открывая всю прелесть еще не тронутых загаром белоснежных стройных ножек, ярко выделяющихся на фоне звездной ночи. Мысли ее были далеко. Приехав на отдых, а точнее сбежав от неприятных ей отношений, она не прекращала оценивать сложившуюся ситуацию. Жених Михаил, с которым она встречалась уже больше года, был красивым и обеспеченным, по мнению друзей, он являлся прекрасной парой, но Кристина медлила. Причиной ее замешательства был секс, во время которого он часто был груб и неадекватен. Худенькая девушка взглянула на синяк на запястье и вспомнила их последнюю встречу.
Она вбежала к нему в кабинет радостная и запыхавшаяся, сообщить о том, что наконец-то ей выпала возможность увидеть море. Михаил, казалось, не слышал ее. Подойдя вплотную, он вдруг резко схватил ее за волосы, наклонил к столу, и одним движением отодвинув трусики, грубо вошел в ее нежное, но совсем еще не подготовленное тело. Кристине было больно, она непроизвольно вскрикнула и тихо прошептала: — Не надо, я не хочу. – Молчи, — приказал Михаил, продолжая делать мощные, жесткие движения, — ты должна хотеть, когда этого хочу я, расслабься. Она беспомощно закрыла глаза, а жених продолжал яростные терзания, крепко сжимая ей руки и покусывая плечи, пока его член не обмяк. Весь покрытый потом, с громким вздохом он распластался на Кристине.
Девушка вздохнула, пытаясь отогнать нахлынувшие воспоминания, легким движением поправила волосы и вдруг заметила парня, стоявшего неподалеку и пристально наблюдавшего за ней. Все это время Александр не сводил с нее взгляда. Милое привлекательное создание казалось совсем не похожим на других. Нежные покатые плечи вызывали желание прикоснуться, а через прозрачную ткань блузки манили контуры упругой девичьей груди. Кристина, молча, смотрела на незнакомца, любуясь крепким загорелым телом, и впервые за долгое время почувствовала непреодолимое желание испытать наслаждение. Она судорожно облизала губы, не придав значения тому, что этим непроизвольным движением выдала себя.

Александр медленно подошел к девушке и нежно коснулся плеча, по телу Кристины пробежала легкая дрожь. – Прижмись ко мне, — ласково сказал он. Она чувствовала тепло его рук, остро ощущала прикосновение его тела, от этого кружилась голова. Он мощным движением провел языком по ее шейке, начал ласкать пальцами маленькую нежную грудь, его темноволосая голова склонилась, и губы сомкнулись вокруг соска. Девушка прерывисто вздохнула, пораженная тем, что его действия вызвали такой прилив ощущений. А тем временем пальцы Александра продолжали исследовать ее тело. Когда он коснулся ее гладкого холмика Кристина сжалась, но лишь на мгновение, и в ту же секунду его палец проник внутрь. Почувствовав, что девушка изнывает от желания он нежно взял ее на руки и уложил на теплый песок. Обезумев от страсти, она лежала в его объятиях, не понимая, что происходит, а он, скользнув между ног, осторожно раздвинул ее мягкие потайные губки, лоснившиеся от сока. Позволив себе немного полюбоваться, языком нащупал клитор и принялся нежно его ласкать. Тело девушки вытянулось в струночку, ритм дыхания участился, из груди вырвался приглушенный стон.
Александр на мгновение поднял голову, взглянул на Кристину полным желания взглядом и вновь продолжил свои ласки, доводя ее до исступления. — Пожалуйста, — прошептала она, — пожалуйста, не мучай. Он медленно оторвался от ее сладкой киски и одним рывком всадил свой большой член в ее влажное, горячее влагалище. Девушка тут же сомкнула ножки вокруг него, давая возможность проникнуть как можно глубже, он тихо застонал и проник на всю глубину. Александр двигался неторопливо, затем с все сильнее и сильнее, с каждым толчком все больше наслаждаясь ее плотью. Кристина вся трепетала, звездное небо проносилось у нее перед глазами, еще ни один мужчина не доставлял ей такого удовольствия, страсть накатывалась волна за волной. Затем она словно потеряла сознание, содрогнулась и с громким стоном растворилась в экстазе.
К действительности ее пробудили ласковые поцелуи, она открыла глаза и восхищенно взглянула на мужчину, заставившего забыть ее обо всем. – Тебе понравилось? – чуть осипшим от возбуждения голосом спросил Александр. – Безумно, — ответила девушка и принялась легкими поцелуями покрывать его тело, все ниже и ниже, пока не достигла его всё еще стоящего пениса. Кристина пальчиками стиснула мошонку и провела язычком по головке члена, заставив Александра ощутить приступ острого наслаждения. Ее губы сомкнулись вокруг мужского достоинства, и он застонал, почувствовав движения сверху вниз — еще, еще и еще. Она наслаждалась, страстно лаская твердое, переполненное желанием мужское орудие, посасывая и полизывая языком. Почувствовав приближающийся оргазм, Александр, схватил её за белокурые волосы двумя руками и стал методично насаживать Кристинин рот, на свой возбужденный член, проникая глубоко в горло. Когда сдерживать себя стало совершенно не выносимо, он бурно кончил, наполняя её нежный ротик теплой спермой. Нахлынувшее напряжение немного спало, и Александр отпустил голову обессилевшей девушки.
Некоторое время они лежали без движения, любуясь морскими волнами, и наслаждались теплом друг друга. Но вскоре желание потихоньку начало нарастать с новой силой. – Я тебя снова хочу, — прошептал Александр, жадно впиваясь губами, в ещё не обсохшие от спермы, губы девушки. Он сунул палец себе в рот, а затем начал водить смоченным пальцем вокруг сосков Кристины, пока те не стали влажными и твердыми. – А-а-ах! – вырвалось у нее помимо воли, и юное тело начало выгибаться навстречу новым ощущениям. Он мучительно долго ласкал ее, блуждая языком по плоскому животу и целуя грудь. Палец подразнивал самую чувствительную точку, постепенно углубляясь в тело, пока девушка не обезумела от желания. После чего резко повернул ее задом, раздвинул ягодицы, обнажив маленькую щель, и уперся в нее своим горячим набухшим членом, чувствуя, как тело Кристины потихоньку поддается его усилиям.
Девушка напряглась, в ее жизни еще не было опыта в анальном сексе. – Не нужно этого делать, — взмолилась она, — мне будет больно! – В ее тоне чувствовалось разочарование. – Тише, — прошептал Александр, — входя в её тесную попку еще глубже, — девушка попыталась освободиться, и ему пришлось удерживать ее руками, — тебе не будет больно, просто выгнись сильнее. Бороться с ним было не под силу, он крепко удерживал ее, а член уже вошел на всю глубину и начал двигаться в отчетливом ритме. И вдруг, к величайшему удивлению, Кристина почувствовала, как волна наслаждения охватывает ее дрожащее тело, и уже в следующую минуту она сама начала делать встречные движения. – О, Господи! – Кричала она, — мне так приятно! – Ощущая все новые толчки и чувствуя круговые движения его пальца на самой чувствительной точке. Она теряла контроль над собой, изгибаясь и издавая громкие стоны до тех пор, пока ее тело не начало содрогаться на вершине блаженства.
Вернувшись в свой номер под утро, Кристина еще долго ворочалась в постели, ей не спалось. Приятные воспоминания бурной ночи то и дело всплывали перед глазами, разливаясь по телу сладкой истомой до тех пор, пока сон все же не одолел ее. Проснувшись, и выпив чашку горячего кофе, она снова вспомнила о незнакомце и сразу же ощутила жгучее покалывание внизу живота. Удобно умостившись в кресле, она развязала легкий шелковый халатик и начала неспешно, кончиками пальцев подразнивать соски. Желание становилось сильнее, ее пальчики плавно продвигались ниже, к заветному холмику, который уже жаждал прикосновений. Она коснулась его, почувствовала влагу, и медленно, плавными движениями продолжила ласкать себя. Прикрыв глаз